Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Пиво на мыло

Как Владимир Путин на совещании в Кремле занимался продажей пива на стадионах

от

В ночь на среду в Кремле прошло заседание Совета по физкультуре и спорту и оргкомитета ЧМ по футболу-2018, посвященное развитию футбола. Апофеозом его стал спор между участниками встречи, нужно ли разрешить пиво на стадионах. Кроме того, о попытке министра спорта Виталия Мутко дезавуировать предложение президента России Владимира Путина — специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ из Екатерининского зала Кремля.


Заседание оказалось не просто многострадальным, а каким-то проклятым.

Для начала из Внуково в Самару не вылетел самолет с участниками заседания и журналистами, а также самолет с президентом России: на взлетно-посадочной полосе в Самаре, где должно было пройти заседание, образовался сильнейший боковой ветер. Причем пассажиры «передового борта» были уже в салоне. Командир воздушного судна не взял на себя ответственность за боковой ветер, и слава богу. «Борт №1», вылетающий обычно позже на час, тоже перестал готовиться к вылету.

Заседание перенесли на вторую половину дня в Кремль, хотя обычно так не делается: такие поездки откладываются до лучших времен в ту же Самару. Но, видимо, собралось столько участников, в том числе прилетевших из других городов (в основном губернаторы), что оказалось проще провести заседание в этот же день, чем не провести.

Между тем Самара готовилась: президент должен был посмотреть строящийся к чемпионату мира стадион (позже министр спорта Виталий Мутко заметил, что этот стадион в передовиках, «готов на 27%», в то время как остальные стадионы, строящиеся к чемпионату мира,— «на 10–11%»).

После этого началась другая история. Один интернет-ресурс оперативно сообщил, что вместо Владимира Путина в Самару прилетело большое количество силовиков, которые устроят масштабную проверку деятельности губернатора Николая Меркушкина. На него дал показания некий недавно арестованный самарский блогер, которого взяли за вымогательство: пытался получить деньги за нераспространение компромата на одного бизнесмена (естественно, деньги он вымогал у этого бизнесмена)…

И вот этот блогер начал говорить, что по заказу губернатора, в свою очередь, размещал компромат на высокопоставленных московских чиновников…

История с самого начала казалась очень уж мутной, при этом вывод, почти восторженный, был сделан однозначно: Владимир Путин не прилетел именно по этой причине.

И вот как они, такие истории, возникают из обыкновенного дуновения ветра?

Между тем Николай Меркушкин был руководителем рабочей группы по подготовке Совета и, конечно, значился в списке участников встречи, которая должна была пройти в Екатерининском зале Кремля. Так что его я и начал искать в этом зале, как только участники расселись по местам.

Впрочем, и это произошло далеко не сразу. Сначала встречу перенесли с 19 вечера на 21 час, в зале никого, кроме журналистов, не было и в 21:30.

Но когда они все-таки появились в зале, я с удивлением не обнаружил в нем Николая Меркушкина. И не один я: все журналисты жадно искали его глазами! Так, значит, все подтверждалось!

Нет, не подтверждалось. Губернатор Самарской области просто сидел спиной к нам.

Заседание не начиналось и в десять вечера. Владимир Путин уже давно встретился с Сергеем Шойгу, который принес ему бортовой самописец бомбардировщика Су-24, расстрелянного турецкими ВВС, и доложил об успешных, как всегда, ракетных пусках по ИГ — на этот раз с подводной лодки (все улетело и прилетело, заверил он, куда надо).

Все уже давно друг с другом нашутились (а кое-кто успел друг с другом и поругаться), уже вице-премьер Аркадий Дворкович демонстративно дочитал спортивную газету (про футбол, конечно), а только не было Владимира Путина.

Тот интернет-ресурс имел полное право написать, что Владимир Путин под любым предлогом отказывается заходить в один зал с Николаем Меркушкиным, чтобы даже взглядом с ним не встретиться.

В конце концов встреча началась в начале одиннадцатого вечера.

Но и это, конечно, для нас не предел.

Владимир Путин сообщил, что «погода не позволила, к сожалению, сегодня посмотреть на строящиеся в Самаре объекты, на футбольный стадион, но после меня будет выступать губернатор (Николай Меркушкин.— А. К.), он расскажет, как идет работа».

После этого произошло феерическое событие. Президент не отказал себе в удовольствии поздравить с днем рождения министра спорта Виталия Мутко:

— Поскольку Виталий Леонтьевич у нас занимается не только нашей деятельностью, не только наш футбол возглавляет…— президент медлил, подбирая слова.— Но и международная линия активно функционирует… хочу подарить ему самоучитель английского языка, разговорник, и пожелать успехов в изучении!

Не мог же в самом деле Владимир Путин прямо сказать, что, как и все, помнит, конечно, ту историю, когда министр спорта прочитал свою речь на презентации российской заявки на чемпионат мира по футболу 2018 года на таком английском, что она до сих пор стоном отдается в сердцах болельщиков, причем всего мира, а Владимир Путин, без сомнения, является одним из них.

Виталий Мутко подошел к президенту, забрал у него самоучитель. Улыбка его при этом по понятным причинам выглядела растерянной: это был все-таки перебор. День рождения все-таки у человека.

Президент выразил большое сожаление в связи с достижениями нашей сборной по футболу («Россия с 1992 года ни разу не прошла даже отбор на Олимпиаду! С 1992 года — ни разу!»).

Он предложил подготовить общенациональную стратегию развития футбола до 2030 года. Конечно, нам нужно подготовиться и достойно выступить в 2018 году.

— Одно из предложений рабочей группы — создать крупные общенациональные центры развития футбола: они должны включать в себя футбольные академии, где готовится ближайший резерв, обеспечить деятельность детско-юношеских спортивных школ, которые специализируются на футболе,— сказал Владимир Путин, и эти слова ему потом, можно сказать, дорого стоили.

Несмотря на уже ночное время, а скорее, благодаря ему, президент был настроен бескомпромиссно.

Следующее заседание он предложил посвятить, конечно, хоккею.

А пока президент дал слово Николаю Меркушкину, который с горечью сказал:

— Извините, что не смогли погоду обеспечить. Все было готово! Предварительная группа, передовая группа все отработала хорошо. Можно было увидеть стадион, где вы менее полутора лет назад закладывали капсулу… Сейчас уже дошли до третьего уровня, полностью первый уровень закрыт.

— Съездим, еще посмотрим, Николай Иванович! — приободрил его президент.

После такой фразы еще сложнее будет писать статьи про то, что вместо Владимира Путина к Николаю Меркушкину прилетела группа силовиков. Но попытки, конечно, будут…

Николай Меркушкин приступил непосредственно к докладу. Он рассказал, какой гигантский объем работы проделала рабочая группа с ним во главе:

— Постарались проанализировать весь спектр вопросов футбольной сферы, собрали мнения представителей регионов, профильных ведомств, органов власти, общественности!

Надо сказать, что в результате губернатор Самарской области выступил с несколькими революционными предложениями. Например:

— Есть предложение внести изменения в типовые проекты школ, предусмотрев в них обязательное наличие полноценных футбольных полей.

Я в этот момент смотрел на олимпийского чемпиона, члена МОК, пловца Александра Попова. Услышав это, он высоко, как только мог, поднял брови. Видно было, что он, мягко говоря, удивлен. Действительно, почему бы и не бассейны тогда.

Предложение и в самом деле выглядело странно. Ясно же, что площадь, которая выделяется под строительство школы, всегда оставляет желать лучшего, потому что ее всегда не хватает. В этой ситуации креатив рабочей группы выглядел вымученным. Если бы она готовилась к заседанию, посвященному хоккею, то, видимо, предложила бы обязательно строить при школах ледовые площадки.

— Эта тема была активно поддержана членами нашей рабочей группы, практически все поддерживают! — подтвердил мои самые смелые предположения Николай Меркушкин.— Сейчас правительство подбирает типовые проекты для новых школ. Мы бы хотели, чтобы это поручение сегодня было в протокольном решении.

И ведь будет.

Выяснилось, что рабочая группа считает необходимым создавать и развивать футбольные центры в регионах:

— Они должны появиться, прежде всего, там, где уже есть достаточные ресурсы, способные обеспечить преемственность подготовки футболиста, его спортивный рост,— сказал Николай Меркушкин. Имею в виду футбольные спортшколы и академии, свои профессиональные клубы, свои крытые манежи как минимум 40 на 60 метров и, конечно, свой крупный стадион. И логично, если это будут регионы, где футбол входит в число базовых видов спорта, которые определило Министерство спорта.

То есть он имеет в виду, например, Самарскую область.

На этот раз отчего-то насупился министр спорта.

Но Николай Меркушкин на этом не остановился. Креатив рабочей группы заключался и в том, чтобы выработать предложения по реализации этого проекта:

— И хотели просить вас посмотреть, на что может пойти здесь федеральный бюджет. Может быть, освободить от НДС… может быть, они не будут участвовать в межбюджетных отношениях для тех регионов, которые получают трансферты.

Конечно, под такое масштабное мероприятие было бы глупо не попытаться что-то получить для своей области. И здесь интересы рабочей группы и губернатора полностью совпадали.

Владимир Путин пока не только не реагировал на все эти предложения. Он постоянно разговаривал, причем было видно, что о чем-то совсем необязательном, с сидевшим рядом вице-премьером Аркадием Дворковичем.

На самом деле ему была, видно, чужда эта тема. Ну неинтересен ему футбол до такой степени. Никак не заинтересовать. И он не мог скрыть этого. Да и не считал нужным.

Впрочем, пока не заговорили о деньгах и пиве.

— Одним из источников привлечения дополнительных доходов является реклама,— рассказал Николай Меркушкин.— Как известно, в числе самых прибыльных рекламных вещей — это реклама пива. Так уж сложилось в мире, что этот напиток стал почти атрибутом футбола, его традицией, и мы это вряд ли изменим.

Николай Меркушкин заговорил на острую тему. Мне, правда, казалось, что реклама пива уже снова присутствует на стадионах, но он говорил с такой уверенностью, такой энергией дышало это предложение, такой свежестью (ясно, что сегодняшнее, не разбавленное никакой водой: сказал, как отхлебнул), что я поспешил разубедить себя.

— Потери российской индустрии футбола от запрета на рекламу пива огромны,— продолжал Николай Меркушкин.— Как известно, по требованию FIFA на время проведения чемпионата мира этот запрет уже временно отменили. Рабочая группа, Владимир Владимирович, предлагает этот запрет после 2018 года обратно не вводить.

И снова он не ограничился только одним предложением, а пошел гораздо дальше и, возможно, на этот раз перешел черту:

— Кроме того, мы предлагаем рассмотреть и возможность продажи пива на стадионах, тем более что культура потребления пива за последние пять—семь лет у нас в стране выросла, а объемы потребления значительно снизились.

Вообще-то, когда Владимир Путин вначале говорил о безопасности на стадионах, то имел в виду и то, что на этих стадионах будут трезвые люди.

С другой стороны, пиво на стадионах не продают уже несколько лет, и это до сих пор считалось победой здравого смысла над пьяными фанатами.

Предложение рабочей группы, которое сейчас озвучивал Николай Меркушкин, победой здравого смысла считаться не могло.

— Как считают эксперты, разрешение продажи пива на стадионах во время матчей серьезного влияния на общее потребление не будет иметь, а культура потребления будет только расти,— аргументировал губернатор.

Но то, что он говорил, доказательством не являлось. Можно было только поверить ему на слово.

И интересно было бы посмотреть на этих экспертов с их пивными животиками.

Владимир Путин не стал комментировать доклад губернатора. Тем более что его, похоже, жаждал прокомментировать Виталий Мутко.

Так и оказалось.

Министр спорта сначала прокомментировал замечание Владимира Путина, которое тот сделал в самом начале, насчет того что есть проблемы со строительством стадиона в Калининграде:

— Стадион в Калининграде — мы действительно задержались, но здесь были причины, которые нам пришлось устранять. Сейчас проект прошел экспертизу, вчера мы подписали государственный контракт, завтра переведем аванс…

И все это в рамках лихорадочной подготовки к заседанию. Не было бы его, безусловно, не было бы и аванса.

Владимир Путин попросил не перестраивать под проект строительства стадиона весь Калининград (видимо, соблазн получить под это деньги появился).

— Мы выбрали место,— разъяснил министр.— Под место всего выделено 38 га земли и еще до 60 га, по которым будут периметры сделаны. Мы просто обеспечим съезды, обеспечим эту территорию, а дальше это все будет развивать сама Калининградская область в будущем, после чемпионата мира. Остальная программа в Калининграде очень разумная…

То есть он соглашался, что вот это, насчет периметров, не очень разумно.

— Вы знаете,— обратился министр к президенту,— что сейчас новая администрация в Российском футбольном союзе (Виталий Мутко имел в виду себя.— А. К.), уже в ближайшее время мы с этой работой совершенно спокойно справимся. Поэтому не надо придумывать никаких фондов, никаких новых решений, каких-то центров — потенциал этот есть.

Это и был ответ на предложение Николая Меркушкина по поводу центров развития футбола. Нет, РФС их не отдаст.

Это прозвучало резко. То есть как хотел глава РФС, так и прозвучало.

Виталий Мутко не учел только одного. Спорил-то он с Николаем Меркушкиным, но, видимо, прослушал, что ведь именно это же предложение выдвинул вначале и Владимир Путин.

То есть министр сейчас дезавуировал предложение президента.

И вряд ли Виталию Мутко хотелось бы именно этого. Вряд ли чего-нибудь в жизни ему хотелось меньше, чем этого.

— Что касается пива, Николай Иванович,— обратился Виталий Мутко снова к главе рабочей группы,— то реклама пива разрешена на стадионе. По поручению президента мы внесли закон, реклама разрешена!

Это был удар под дых, конечно. Да как же это?! Получалось, что вот готовит и готовит предложение рабочая группа, советуется с депутатами, в регионах, прорабатывает вопрос — и не знает того, что и в самом деле разрешили рекламу пива на стадионах?!

И чего стоит тогда такая рабочая группа?

И значит, мне тоже не показалось насчет рекламы пива на стадионах.

— Но доходы, получаемые от рекламы пива, мы сегодня регулируем тем, что они могут направляться только на определенные источники покрытия расходов,— продолжал господин Мутко.— Запрещены траты, связанные с покупкой игроков, выплатами агентам…

Да, срезал…

От бизнеса выступил глава «Газпромнефти» и президент ФК «Зенит» Александр Дюков.

И он попросил поддержать рискованное предложение рабочей группы «снять запрет на продажу слабоалкогольного пива на стадионах»:

— Сейчас нет проблем с рекламой, но запрещена продажа.

Ему-то, казалось бы, незачем лоббировать такие предложения: у структур «Газпрома» и курируемых ими организаций и так все есть.

Или уже нет?

— В настоящий момент футбольный матч — это не только спортивное зрелище,— добавил Александр Дюков.— Это еще и некое развлечение, как поход в кинотеатр или на концерт. А там, всем известно, такие напитки являются необходимым атрибутом.

— Где являются необходимым атрибутом? — нехорошо переспросил президент, и стало понятно его отношение к этой идее.

— Составная часть! — невозмутимо пояснил Александр Дюков.— Она не является важной, но она сопровождает подобного рода мероприятия! Даже в театрах можно купить коньяк и выпить шампанского, Владимир Владимирович!

Ясно, что процесс употребления в театре отличается от процесса употребления на стадионе. Да и люди-то туда и сюда ходят чаще всего принципиально разные (не всегда, конечно). Нет, это было некорректное сравнение.

После этого Александр Дюков сосредоточился на неотвратимости наказания для нарушивших закон болельщиков. Привел два неутешительных примера:

— Первый случай. Болельщик пытается сжечь флаг Чеченской Республики и получает штраф 1 тыс. руб. Второй случай такой же вопиющий: болельщик появляется на поле, срывает футбольный матч… Матч останавливается, прекращается… Он наносит удар по лицу игроку сборной России… Штраф 5 тыс. руб. Безусловно, необходимо ужесточение Административного кодекса.

Кроме того, он предложил дать клубам право включать болельщиков в стоп-листы и создать спецподразделения в полиции, которые занимались бы только безопасностью на стадионах.

А вот на это Владимир Путин отреагировал бурно. Он возмутился тем, что человек, который бьет игрока по лицу, проходит по разряду Административного кодекса:

— Если бьет — это уже Уголовный кодекс!

И идея продажи пива на стадионах ему, по сведениям “Ъ”, не понравилась.

Хотя сам, по сведениям “Ъ”, к пиву относится в высшей степени положительно.

Комментарии
Профиль пользователя