Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Fredrik Sandberg/TT News Agency / Reuters

Светлана Алексиевич выступила с «мемориальной лекцией» в Стокгольме

По мнению лауреата Нобелевской премии, сейчас говорить о любви трудно

от

В Стокгольме 7 декабря состоялась «мемориальная лекция» лауреата Нобелевской премии-2015 по литературе — белорусской писательницы Светланы Алексиевич. В своей речи госпожа Алексиевич затронула и Великую Отечественную войну, и ситуацию на Украине, и в Сирии. Представители белорусских телеканалов ранее сообщили, что не будут транслировать данное мероприятие.


Сегодня, 7 декабря, в Стокгольме с «мемориальной лекцией» выступила лауреат Нобелевской премии 2015 года по литературе белорусская писательница Светлана Алексиевич (автор произведений «У войны не женское лицо», «Цинковые мальчики», «Время секонд-хенд»). Премия госпоже Алексиевич была присуждена с формулировкой «за многоголосое творчество — памятник страданию и мужеству в наше время».

Лекция является обязательным мероприятием согласно условиям Нобелевского комитета. Впоследствии каждое из выступлений лауреатов будет опубликовано Нобелевским фондом в особом томе.

Писательница перед отъездом сообщала, что в своей речи хочет рассказать о «красном человеке», так называемом наследии СССР. По мнению Светланы Алексиевич, «красный человек», несмотря на распад Советского Союза, продолжает жить и пытается учить людей в XXI веке. Госпожа Алексиевич подчеркнула, что ее речь получится жесткой и суровой. Представители белорусских телеканалов ранее сообщили, что не будут транслировать данное мероприятие. Официальная причина заключается в том, что белорусские телеканалы не приобрели прав на трансляцию, сославшись при этом на ряд технических, организационных, финансовых и юридических аспектов, сообщает «БГ».

Как следует из текста, опубликованного на официальном сайте Нобелевской премии, речь лауреата начинается с ее детских воспоминаний. Писательница рассказывает о том, как в детстве люди, пережившие войну, рассказывали о ней. «Ни у кого из них не было мужей, отцов, братьев, я не помню мужчин после войны в нашей деревне — во время Второй мировой войны в Беларуси на фронте и в партизанах погиб каждый четвертый белорус. Наш детский мир после войны — это был мир женщин. Больше всего мне запомнилось, что женщины говорили не о смерти, а о любви»,— говорит она.

По словам Светланы Алексиевич, в жизни человека есть разные голоса, ее «путь на эту трибуну был длиной почти в сорок лет — от человека к человеку, от голоса к голосу». Она также считает, что выросла «в стране, где с детства учили умирать, учили смерти, говорили, что человек существует, чтобы отдать себя, чтобы сгореть».

Госпожа Алексиевич также цитирует Варлама Шаламова — советского писателя, поэта, прошедшего лагеря СССР: «Я был участником огромной проигранной битвы за действительное обновление человечества». Несмотря на то что, по словам писательницы, «20 лет назад мы проводили “красную” империю с проклятиями и со слезами», в русских городах открывают музеи Cталина, ставят ему памятники.

Писательница говорит о «красном человеке», который не ушел в историю вместе с распадом СССР. Но она избегает слова «совок», так как ее отец «до конца был верующим коммунистом, хранил свой партийный билет». «Я никогда не могу произнести слово “совок”, тогда мне пришлось бы так назвать своего отца, родных, знакомых людей. Друзей. Они все оттуда — из социализма. Среди них много идеалистов. Романтиков. Сегодня их называют по-другому — романтики рабства. Рабы утопии»,— заявляет Светлана Алексиевич.

Лауреат Нобелевской премии говорит, что написала пять книг, но считает, что все они — одна книга об истории одной утопии. Госпожа Алексиевич рассказывает о том, что сподвигло ее написать свои произведения. «Пишу книгу о войне ... Почему о войне? Потому что мы военные люди — мы или воевали или готовились к войне. Если присмотреться, то мы все думаем по-военному. Дома, на улице. Поэтому у нас так дешево стоит человеческая жизнь. Все, как на войне»,— размышляет писательница. Она отметила, что, например, на написание книги «У войны не женское лицо» ее вдохновили рассказы попутчиков в поездах. Светлана Алексиевич вспомнила и цензоров, которые говорили, что «после книги никто не пойдет воевать, война страшная».

Дальше госпожа Алексиевич рассказывает о своей поездке в Кабул. «До Афганистана я верила в социализм с человеческим лицом. Оттуда вернулась свободной от всех иллюзий»,— говорит она. Госпожа Алексиевич заявила, что хотела бы написать о человеке, «который не стреляет, не может выстрелить в другого человека, кому сама мысль о войне приносит страдание», но не встретила такого.

Говорила писательница и о своей поездке в Чернобыль после аварии на АЭС. «Радиацию нельзя было увидеть, потрогать, услышать ее запах ... Такой знакомый и незнакомый мир уже окружал нас. Когда я поехала в зону, мне быстро объяснили: цветы рвать нельзя, садиться на траву нельзя, воду из колодца не пить... Смерть таилась повсюду, но это уже была какая-то другая смерть. Под новыми масками. В незнакомом обличии»,— говорится в тексте ее лекции.

Дальше Светлана Алексиевич подводит итоги: «У меня три дома — моя белорусская земля, родина моего отца, где я прожила всю жизнь, Украина, родина моей мамы, где я родилась, и великая русская культура, без которой я себя не представляю. Они мне все дороги. Но трудно в наше время говорить о любви». Она не уверена, что «дописала историю “красного человека”».

Юлия Алексеева


Комментарии
Профиль пользователя