Коротко

Новости

Подробно

Фото: ГУ МЧС России по Красноярскому краю

«Экстренные службы прибыли, когда всех раненых уже вывезли местные жители»

Очевидец рассказал “Ъ” о подробностях спасательной операции после катастрофы вертолета под Игаркой

от

В Красноярском крае разгорается скандал вокруг обстоятельств катастрофы вертолета с нефтяниками под Игаркой. Пенсионер Николай Аносов, обнаруживший потерпевшую аварию машину, рассказал “Ъ” о том, как не смог дозвониться до экстренных служб и как местные жители оказывали помощь пострадавшим. Если бы спасательная операция проводилась профессионально, уверен господин Аносов, выживших в катастрофе могло быть больше. МЧС уже начало проверку работы экстренных служб на месте авиакатастрофы.


Как сообщал “Ъ” (см. “Ъ” от 27 ноября), крушение вертолета Ми-8Т авиакомпании «Турухан» произошло 26 ноября в 2 км от аэропорта поселка Игарка (Туруханский район). Воздушное судно выполняло рейс по маршруту Игарка — посадочная площадка «Красноселькуп» (нефтеперекачивающая станция на Ванкорском месторождении), выполняя задание НК «Роснефть» по доставке вахтовиков. На его борту находилось 25 человек, 12 из которых погибли. По данным Западно-Сибирской транспортной прокуратуры, из Игарки вертолет вылетел в 10:57, связь с ним была потеряна примерно в 11:10. Спасатели сообщили, что Ми-8Т был обнаружен с воздуха другим судном, который и проинформировал экстренные службы о его местоположении.

Этот вертолет, как утверждает пенсионер, бывший председатель игарского горсовета Николай Аносов, прилетел только через час после авиакатастрофы. Господин Аносов рассказал “Ъ”, что оказался первым, кто обнаружил рухнувший вертолет — его дом располагает в 1 км от места крушения. В этот день он прогуливался и заметил темный силуэт на льду Енисея, вернувшись из дома с биноклем, увидел, что это вертолет. Господин Аносов стал звонить во все экстренные службы, в том числе в службу «112». Пенсионер утверждает, что по каждому номеру звонил не менее пяти раз, но безуспешно. В итоге дозвонился, только в местную телекомпанию, сообщив о случившемся.

Попросив жену дозваниваться до спасателей, он уехал на снегоходе на место катастрофы, где стал в одиночку вытаскивать пострадавших из поврежденного вертолета. По его словам, сильно пахло керосином, который мог в любой момент загореться. Вскоре на помощь стали подтягиваться другие жители Игарки, на импровизированных санях они стали вывозить пострадавших в больницу.

«Экстренные службы появились, когда всех раненых уже вывезли местные. Произошло это примерно через два часа после авиакатастрофы: две сотрудницы спасательной службы тащили по метровому снегу одни носилки и советских времен производства медицинский комплект, но оказывать помощь было уже некому»,— рассказал Николай Аносов. Позднее стали прибывать и другие службы, но при них не оказалось оборудования и специальной техники. В итоге, по его словам, тело второго пилота зажатого в кабине удалось освободить только на второй день после катастрофы. Господин Аносов полагает, что спасенных могло быть и больше, если бы спасатели прибыли оперативно, ведь был 17-градусный мороз, а «весь экипаж был в одних рубашках, например, и, судя по положению, командир корабля после падения смог выбраться из вертолета, но, видимо, потерял сознание, и, возможно, нашли его уже поздно». «Хорошо хоть лед выдержал и вертолет не ушел на дно, а ведь там глубина почти 20 м»,— констатирует Николай Аносов.

В МЧС вчера подтвердили, что с обнародованными Николаем Аносовым фактами уже знакомы. При этом в красноярском ГУ МЧС поспешили от них дистанцироваться. «В связи с распространением в социальных сетях и СМИ информации о бездействии сотрудников МЧС России после авиационного происшествия в Игарке хотим пояснить следующее: при авиационных инцидентах, происходящих на территории аэропортов и в непосредственно близости от них, реагирование осуществляется силами аварийно-спасательного формирования авиационного предприятия. Силы МЧС России привлекаются после передачи информации о необходимости усиления»,— заявил глава пресс-службы красноярского главка МЧС Александр Якимов. По его словам, на месте авиакатастрофы были задействованы специалисты ФКУ «Сибирский авиационный поисково-спасательный центр», а также техника аэропорта Игарка. В приемной казенного учреждения сообщили, что его глава недоступен для общения.

Оценить действия местных спасательных служб в региональном ГУ МЧС намерены «в ближайшее время», для этого службой инициировано проведение комиссии по чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности, пока — на уровне Туруханского района. В свою очередь, в Сибирском региональном центре МЧС уже готовит проверку представленных свидетелем фактов. «Изложенные обвинения приняты, и руководством инициирована проверка реагирования на ЧС»,— сообщил “Ъ” начальник пресс-службы Сибирского регионального центра МЧС Алексей Хлапов. А вот в Западно-Сибирской транспортной прокуратуре свои действия в связи с фактами изложенными очевидцем событий в Игарке вообще отказались комментировать, сославшись на решение руководства.

В красноярском правительстве заявили лишь, что спасательные операции «не входят в компетенцию региональных органов власти, а являются прерогативой специализированных органов и федеральных структур». При этом в пресс-службе администрации края подчеркнули, что в органы краевой власти каких-либо обращений со стороны пострадавших и свидетелей с просьбой проверить действия спасателей не поступало.

Николай Аносов, ранее занимавший управленческие посты в аэропорту Игарка, убежден, что случившееся говорит о плохой подготовке спасателей. «До сих пор не понимая, почему диспетчер, у которого с радара пропал вертолет, почти полчаса не поднимал тревогу»,— констатировал господин Аносов.

Дмитрий Мальков, Красноярск


Комментарии
Профиль пользователя