Сюрпризы прошлогоднего рубля

У каких депозитов есть шанс обогнать инфляцию

Год назад напуганные валютным кризисом граждане, пришедшие забрать вклады, могли встретить в банках "безумцев", размещавших деньги. Но именно последние были правы: из открытых в 2014 году долгосрочных рублевых депозитов инфляцию обошли лишь декабрьские. Сейчас доллар вновь у 70 руб., но паники пока нет, а вот шансы перекрыть инфляцию у вкладов, напротив, имеются.

Только серьезный валютный кризис позволит депозитам в долларах и евро обыграть рублевые вклады

Фото: Виктор Коротаев, Коммерсантъ  /  купить фото

ГЛЕБ БАРАНОВ

Даже в нашей изобилующей кризисами финансовой истории прошлому декабрю не грозит опасность затеряться без следа. Доллар, за который еще в июле 2014 года давали меньше 34 руб., в середине декабря уже подступал к казавшемуся невероятным уровню 60 руб. А когда померещилось, что худшее позади,— совершил двухдневный марш-бросок, с ходу взял рубеж 70 руб. и долетел до следующей круглой цифры. Но еще полутора червонцами раньше Банк России впервые в своей истории провел ночное повышение ключевой ставки. Ряд коммерческих банков, в свою очередь, предложили клиентам проценты из прошлого века: 20-25% годовых по вкладам в рублях.

Часто это были относительно краткосрочные депозиты, но некоторые банки в течение нескольких дней были готовы принять деньги под фантастические проценты на год и больше. Так что вкладчики тех из них, кто сохранил лицензии, равно как и граждане, депозиты которых полностью покрываются гарантиями государства, имели шанс совершить выгодную сделку. Потребительские цены за год с 1 декабря 2014 года выросли на 15% — заметно меньше того, что год назад предлагали банки. Хотя тогда, конечно, никто не знал, как будет.

Ставка верховного командования

Тем не менее этим предложением вкладчики пользовались. И это, с одной стороны, смягчило ситуацию в банковской системе, но, с другой, привело к быстрому исчезновению самых привлекательных условий. Еще в начале января встречались ставки, близкие к 19%, но их падение не останавливалось все последующие месяцы. Публикуемая Банком России максимальная ставка по депозитам десяти крупнейших розничных банков в последние десять дней декабря 2014 года составляла 15,63%, а сейчас — 9,92%. Это уже соответствует уровню 2012 года, инфляция по итогам которого составила лишь 6,57%. И в нынешней ситуации такие ставки выглядят вроде бы не слишком привлекательно.

Однако не все так плохо, как можно подумать, сравнивая эти цифры с ростом цен за последний год. Разница между максимальной ставкой, публикуемой ЦБ, и действительно пиковыми предложениями банков довольно заметна. Дело в том, что Банк России рассчитывает среднее арифметическое максимальных ставок, и к тому же хоть и лидирующего на рынке, но все же меньшинства. С 22 декабря 2014 года ЦБ не рекомендует банкам превышать эту цифру более чем на 3,5 процентного пункта. В итоге на прошлой неделе, например, десятки банков предлагали депозиты с доходностью на уровне 12-13% годовых в рублях, в отдельных случаях вплотную подбираясь к опасной планке.

Впрочем, порой случаются и более заметные отклонения, но чем они больше, тем, показывает практика, выше и шансы свести знакомство с Агентством по страхованию вкладов. При сумме депозита до 1,4 млн руб. это, конечно, кому-то может и не казаться неудобством. Да только найти сейчас банк, который предлагал бы ставку, превышающую инфляцию за предыдущие 12 месяцев, все равно не получится.

Однако и это не такая серьезная проблема, как может показаться. Большинство вкладчиков, пытаясь оценить, как будет справляться с инфляцией открываемый вклад, пользуется одной из трех цифр: рост потребительских цен за прошлый год, с начала этого года либо за последние 12 месяцев. Ближе всего к действительности в принципе третья, и то, какую картину в 2009-2015 годах мог наблюдать руководствующийся этой информацией вкладчик, видно на графике 1. Так, в 2011 году он мог быть совершенно уверен, что проиграет инфляции, а в 2014-м, открыв вклад по максимальной ставке, знал, что победа будет за ним. Но, как указывал Козьма Прутков, "не верь глазам своим".

Ведь на самом деле очевидно, что важна инфляция за время существования вклада, то есть в будущем, а ее, увы, Росстат опубликует с большим опозданием. Можно, однако, посмотреть, как обстояли дела в прошлом. На графике 2 показаны те же ставки в сравнении с ростом потребительских цен за последующие 12 месяцев. Картина очень отличается.

До конца 2013 года максимальная ставка уже не проигрывает инфляции, за исключением нескольких месяцев небольшого отставания в 2010 году. В 2011-м виден не проигрыш, а очень серьезный выигрыш, но зато в 2014-м — чудовищное поражение. В общем, инфляция за предыдущие 12 месяцев оказалась в наших условиях удивительно плохим ориентиром для вкладчика.

Медленно плавающие ставки

Главная причина здесь в том, что ставки по вкладам были в России куда более инертны, чем темпы роста цен. И именно от изменения последних в первую очередь зависел выигрыш или проигрыш отечественного вкладчика. Особенно хорошо это заметно, если смотреть не на максимальную, а на средневзвешенную ставку. Она же прекрасно показывает и то, насколько незначительны успехи среднего вкладчика в борьбе с ростом потребительских цен. Лишь периоды быстрого падения темпов инфляции дают ему некоторую передышку.

В моменты относительно низкой и стабильной инфляции, как, например, в 2012 году, предшествующий рост цен действительно мог бы восприниматься как достойный доверия ориентир. И вкладчик, вложившийся по максимальной ставке, не прогадал бы. Однако мало того, что длительность этих периодов в прошлом едва ли поддавалась прогнозированию, оно, прогнозирование, для многих не имело особого смысла. Ведь средневзвешенная ставка в этот период практически не давала преимуществ перед инфляцией.

Иначе говоря, чтобы рассчитывать на надежную защиту от роста цен, российский вкладчик должен был бы обладать навыками биржевого спекулянта. Готовность принять на себя повышенный риск, активный поиск лучших предложений и постоянное прогнозирование инфляции — все это не слишком напоминает типичные качества человека, пользующегося таким консервативным инструментом, как депозит. В итоге массовый вкладчик в последние шесть лет инфляции все-таки по большей части проиграл.

Несмотря на такой неутешительный вывод, эти наблюдения вполне способны помочь при оценке будущих возможностей. Прежде всего они говорят о том, что ставки, которые сейчас на первый взгляд намного ниже инфляции, совершенно необязательно таковы на самом деле. Ведь если рост цен замедляется, то, как видно на графиках, и реальные результаты вкладчика улучшаются.

И в принципе замедление инфляции в этом году мы уже наблюдали. Если за январь цены выросли на 3,85%, то уже за июнь — лишь на 0,19%, затем рост ускорился, но совсем не так, как в начале года,— до 0,8% за ноябрь. Если бы он сохранился на уровне этого месяца весь последующий год, инфляция получилась бы 10%, то есть на уровне сегодняшней максимальной ставки.

Ставка на рубль

Выглядит это уже лучше, но насколько вообще вероятно такое развитие событий? Пока большинство аналитиков сходятся в том, что инфляция по итогам 2016 года будет даже ниже — числа ожидаются из первого десятка. И основания для этого, конечно, есть.

Часть из них технического характера: уже весной на статистику перестанут оказывать влияние аномальные результаты конца прошлого — начала этого года. Если просто подставить в данные о росте цен за последние 12 месяцев значения декабря 2013-го, января и февраля 2014 года, то инфляция уже сейчас выйдет около 7,5%. Другие ожидания обусловлены оценкой последовательности и успешности антиинфляционной политики Банка России. Сам он надеется на падение темпов роста цен к концу 2016 года до уровня 5,5-6,5%, а еще через год — до 4%. Но относительно этих цифр мнения расходятся.

Правительство в целом согласно с видением ЦБ, хотя и ориентируется скорее на верхнюю часть диапазона. О 9% и более говорят особо скептичные и далекие от государства аналитики, однако даже и глава Сбербанка Герман Греф недавно не скрывал сомнений в официальных ориентирах, прогнозируя 8-8,5% к концу 2016 года.

Тем не менее с практической точки зрения для человека, открывающего рублевый вклад по максимальной ставке, все эти оценки звучат похоже. Разница лишь в том, насколько заметно его депозит обыграет инфляцию.

Однако прошлый декабрь напоминает, что и катастрофические сценарии стоит рассматривать. Тем более что и на этот раз мы видим что-то похожее. На прошлой неделе цена нефти Brent опускалась ниже $40 за баррель, обновив минимум с февраля 2009 года, и курс доллара вновь рванул к 70 руб. Одновременно обсуждалось влияние на инфляцию последних новаций: запрета импорта турецкой продукции, платы за проезд грузовиков, специального режима импорта через Белоруссию и возможные ограничения на ввоз продовольствия с Украины.

Эти нововведения инфляцию, конечно, способны повысить, но далеко не так, как события прошлого года. Просто в силу меньших масштабов бедствия. И одни лишь они едва ли уведут ее не только выше максимальных ставок по вкладам, но и в область второго десятка. Однако с нефтью и рублем все сложнее.

С одной стороны, потенциал падения здесь меньше, чем два года назад, когда даже нефтяники с самыми высокими затратами купались в деньгах. На грани себестоимости балансируют (а то и съехали ниже) не только разработчики канадских нефтяных песков или сланцевые нефтедобытчики США, но и ряд более традиционных производителей. Инвестиции, от которых зависит добыча в будущем, падают. Отчасти поэтому на прошлой неделе агентство U.S. Energy Information Administration прогнозировало на будущий год $56 за баррель Brent, а не, скажем, $25.

С другой стороны, и последняя цифра имеет некоторый шанс на недолгое воплощение. Ожидавшегося многими экспертами резкого падения предложения нефти не наблюдается и на рынке даже ждут новой — от проектов, профинансированных еще в "тучные годы", а также из Ирана. Теплая погода, психология трейдеров и прочее способны в принципе загнать цену даже ниже. Для рубля и нашей инфляции это, конечно, будет не подарок.

Естественным решением кажется застраховаться от этой опасности, открыв валютный депозит. Однако даже максимальные ставки по долларовым вкладам (5% для депозита на год) не покроют инфляцию в случае, если курс рубля не изменится или вырастет. При этом стоит учитывать, что вероятность нового валютного кризиса кажется сейчас куда большей, чем есть на самом деле,— просто еще свежи воспоминания о предыдущем. Риск падения цен на нефть присутствовал всегда, однако за последние 20 лет свою защитную функцию в полной мере валютные вклады выполнили лишь трижды — в 1998, 2008 и прошлом годах. И совсем не очевидно, что она будет востребована в наступающем.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...