Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Индийское эхо "Ростеха"

"Технопромэкспорту" придется судиться в Стокгольме

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

Инжиниринговый "Технопромэкспорт" (ТПЭ, входит в "Ростех") ищет юристов для разбирательства в Стокгольмском арбитраже: иск на $4,6 млн к российской компании подала корейская HKR, поставлявшая оборудование для проекта ТЭС "Бар" в Индии. В этом году индийцы расторгли заключенный еще в 2005 году контракт с ТПЭ по строительству котельного острова на ТЭС, после чего HKR и потребовала вернуть деньги. Российская компания, в свою очередь, хочет взыскать с корейцев неустойку за просрочку и проценты за пользование авансом в $1,9 млн.


ТПЭ объявил конкурентные переговоры на оказание консультационных и юридических услуг по представлению интересов компании в арбитражном институте торговой палаты Стокгольма, сообщается на сайте госзакупок. Консультанту предстоит урегулировать спор ТПЭ с корейской HKR, экс-подрядчиком индийской ТЭС "Бар".

В этом проекте ТПЭ должен был строить котельный остров и в мае 2012 года заключил контракт с HKR на поставку части оборудования для трех блоков на $9,8 млн. ТПЭ выплатил корейцам аванс в $1,9 млн, говорится в техзадании к закупке, а HKR изготовило оборудование на $1,78 млн. После этого корейская компания должна была получить еще $1,16 млн с безотзывного аккредитива, но срок поставки был нарушен на восемь месяцев (поставка была оформлена в ноябре 2013 года). При этом возврат аванса HKR служил банковской гарантией обязательств. В январе 2014 года корейцы отказались продолжать изготовление продукции, пока не будет открыт аккредитив. А в январе этого года заказчик котельного острова ТЭС "Бар" — Государственная теплоэнергетическая компания Индии (NTPC) в одностороннем порядке расторгла основные подрядные контракты с ТПЭ, заключенные десять лет назад.

Расторжение стало основанием для досрочного прекращения и контракта с корейским подрядчиком, о чем ТПЭ уведомил HKR в феврале. В июне корейцы выдвинули претензии к ТПЭ на $4,6 млн: HKR требовала оплатить оборудование для трех блоков, его хранение и упущенную выгоду. ТПЭ готов оплатить только часть оборудования для первого блока ($1,78 млн) и его хранение, а также намерен взыскать неустойку за просрочку и проценты за пользование авансом.

ТПЭ в 2005 году договорился с NTPC о строительстве котельного острова для трех энергоблоков по 660 МВт на ТЭС "Бар" в штате Бихар за $450,2 млн c возможностью увеличения цены не более чем на 20%. Но уже в 2006 году проект был заморожен, в 2010 году стороны вернулись к строительству, отказавшись от предела роста цены контракта (стоимость услуг ТПЭ привязали к цене оборудования). Проект все равно требовал поддержки: в 2013 году Минэнерго РФ предлагало выдать долгосрочный кредит для завершения проекта с компенсацией процентов (около 4 млрд руб.), но тогда госбанки не согласились на это. В 2014 году Минпромторг РФ настаивал на выделении ТПЭ 1 млрд руб. на проценты по кредитам российских банков, взятых на проект ТЭС, а через год — еще 1 млрд руб. на погашение долга перед российскими поставщиками "в связи с расторжением контракта".

Госсубсидии нужны для урегулирования просроченной задолженности, говорится в пояснительной записке. Так, "Тяжмаш" в 2014 году требовал взыскать с ТПЭ около $8 млн за мельницы для ТЭС в Индии. По словам топ-менеджера одного из энергоподрядчиков, давно было понятно, что договор по ТЭС "Бар" убыточен для ТПЭ, из-за этого сроки сдачи многократно переносились, и даже переговоры по дипломатическим каналам с Дели не помогли урегулировать конфликт. В ТПЭ иск HKR не комментируют, но считают расторжение контракта с индийской стороной неправомерным и полагают, что вопрос может решиться за счет мирового соглашения, иначе придется обращаться в суд.

Исходя из описания дела, у ТПЭ было предусмотренное договором с подрядчиком право расторгнуть его при расторжении договора с NTPC, замечает партнер юридической компании "Некторов, Савельев и партнеры" Марат Давлетбаев. ТПЭ, судя по всему, им не воспользовался, но все же направил уведомление о "приостановлении", и у подрядчика, согласно Венской конвенции о международной купле-продаже товаров 1980 года, была обязанность принять меры для минимизации убытков, а у ТПЭ — право требовать их уменьшения. Кроме того, у ТПЭ теоретически есть право взыскать впоследствии эти убытки с NTPC, если будет доказано, что основной договор был расторгнут неправомерно.

Анастасия Фомичева


Комментарии
Профиль пользователя