Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

«Нельзя переселять музеи абы куда»

Музейные работники хотят отсрочить свой переезд из церковных зданий

от

Союз музеев России предложил ввести мораторий на передачу РПЦ бывших церковных зданий, в которых теперь располагаются музеи. О необходимости трех- или четырехлетнего запрета заявил руководитель союза, генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский. Он подчеркнул, что для каждого случая необходимо отдельное решение. При выселении музеев из бывших культовых зданий им часто не предлагают достойную новую площадь, отметил координатор общественного движения «Архнадзор» Константин Михайлов.

«Историческая справедливость есть историческая справедливость. И если есть такая возможность, то надо ей пользоваться. Но если ее нет, то надо ее сначала подготовить и создавать, чтобы музеи не переселялись абы куда, в какие-то мало приспособленные для этого здания. Я думаю, что господин Пиотровский абсолютно прав, что именно для музеев из этого общего закона о реституции должно быть сделано исключение, поскольку благодаря существованию музеев, благодаря деятельности музейных работников и специалистов церковные здания сохранялись, реставрировались, благодаря этому всему дошли до нашего времени», — отметил Михайлов в эфире «Коммерсантъ FM».

По словам Пиотровского, в дискуссии о том, какая формула предпочтительнее — «музей-храм» или «храм-музей», необходимо помнить, что храмы строились как памятники архитектуры, а музеи на протяжении почти всего прошлого века сохраняла от уничтожения церковь. О сохранении религиозных ценностей никто кроме самой церкви лучше не позаботится, уверен председатель православного просветительского общества «Радонеж» Евгений Никифоров.

«Первые музеи церковных древностей создавались именно в храмах, именно в церкви, потому что церковь первая заинтересована в сохранении святынь. С Исаакиевским собором совершенно непонятная ситуация. Вот на храме там написано: мой храм — домом молитвы наречется. Домом молитвы, а не киоском сувениров, музеем. Это очень печально слышать, и огорчает, что этика выставочного и музейного служения находится на таком уровне, что эти вещи нужно обсуждать, что они не сами собой разумеющиеся. Отдайте краденое, отдайте, а уж как сохранять мы найдем», — считает Никифоров.

В июле этого года Санкт-Петербургская епархия обратилась к властям города с просьбой передать ей Исаакиевский собор. В музее, в распоряжении которого находится здание, заявили, что положительное решение замедлит темпы реставрации храма. В итоге собор остался музеем, в котором иногда проводят службы. В 2006 году патриарх Московский и всея Руси Алексий II попросил президента Владимира Путина передать церкви памятники Рязанского кремля. В 2007 году музей отдал РПЦ часть объектов, но отказался освободить главный экспозиционный корпус — Дворец Олега. В 2007 году директор Соловецкого государственного музея-заповедника Михаил Лопаткин сообщил, что правительство решило передать 300 зданий и строений на архипелаге Соловецкому монастырю. По его словам, решение было принято без обсуждения с музеем и вопреки соглашению, заключенному с монастырем. Позже РПЦ и руководство музея пришли к компромиссу, в частности, речь шла об ограничении потока туристов на Соловки.

В январе этого года администрация Смоленской области сообщила, что в Гагарине здание музея имени Юрия Гагарина будет передано местной епархии. Его историко-краеведческий отдел расположен в архиерейском подворье Благовещенского собора. В июне 2015 года Росимущество отказало Единоверческой церкви в передаче в аренду здания Никольской церкви в Петербурге. В нем с 1937 года располагается Музей Арктики и Антарктики. Официальная причина отказа — отсутствие охранных обязательств со стороны церкви.

Одним из главных конфликтов между Эрмитажем и церковью остается размещение серебряного надгробия князя Александра Невского. Изначально оно находилось в Александро-Невской лавре, а с 1922 года надгробие — экспонат Эрмитажа. Министерство культуры решило, что необходимо изготовить точную копию святыни и отдать одной из сторон. Однако споры о том, кому должна принадлежать копия, а кому оригинал, продолжаются.

Иван Корякин


Комментарии
Профиль пользователя