Константин Эрнст: сеточные войны уходят в прошлое

Сегодня ОРТ, телеканал с самой большой зоной охвата на территории бывшего СССР


Сегодня ОРТ, телеканал с самой большой зоной охвата на территории бывшего СССР и самой значительной зрительской аудиторией, последним из российских каналов начинает новый телесезон. Это первый сезон ОРТ после того, как канал, расставшись с одним из своих акционеров — Борисом Березовским — стал по сути полностью государственным. Генеральный директор ОРТ КОНСТАНТИН ЭРНСТ рассказал корреспонденту АРИНЕ Ъ-БОРОДИНОЙ, каким будет первый канал в этом сезоне.

— Два предыдущих сезона на ОРТ был особенно заметен Сергей Доренко с его политическим шоу, а потом шли все остальные программы, фильмы и сериалы. Сейчас вы словно наверстываете упущенное, уделяя большое внимание творческому наполнению канала, телепроизводству, стратегии в целом.

       — Давайте оставим прошлое для мемуаров, говорим только в настоящем и будущем времени. То есть о новом сезоне. А наверстываем мы или нет... В чем-то я с вами согласен, в чем-то нет. Вам виднее. За всю историю ОРТ, я думаю, этот сезон и вправду будет особенным. По программному продукту и по сетке — это то, что мы хотели сделать на протяжении многих лет. Это первая сетка, которая мне самому нравится.
       — В чем же особенность этого сезона?
       — Мы претендуем на всю аудиторию и строим программную сетку так, чтобы каждый временной отрезок отвечал интересам определенной группы аудитории. И то, что они не будут смешиваться, нас вполне устраивает. Именно это, мне кажется, дает каналу возможность рассчитывать на 25-процентную долю аудитории в каждом тайм-слоте. Невозможно, к примеру, рассчитывать на бабушек, поставив программу в 22.30, потому что большинство пожилых людей в это время уже спят. Кроме того, в этом сезоне предстоит настоящая "курская битва" русских сериалов. И хотя мы традиционно уделяем большое внимание качественным сериалам собственного производства (это и мелодрама "Пятый угол", и продолжение сериала "Остановка по требованию", и "Убойная сила-3"), участвовать в грядущем сражении ОРТ не хотело бы. Мы не собираемся выставлять две или три сериальные линейки, как это происходит на других каналах. Я уверен, что в 21.30 после программы "Время" ОРТ заберет большую часть аудитории, потому что у нас качественный продукт. А в 20.00, когда у других начинаются сериалы, представим игры. Одна — "Как стать миллионером?", и вторая — "Слабое звено". Я уверен, что "Слабое звено" станет одним из главных хитов в этом сезоне.
       — Политическая составляющая ОРТ ушла в прошлое?
       — Не понимаю вашего вопроса. Информационное вещание интересует меня больше, чем все остальное. В этом сезоне мы увеличиваем объем информационных программ. Наряду с программой "Время" у нас появится еще и "Ночное 'Время'" в 23.30 для аудитории, которая больше интересуется политикой. Хотя политическая стабилизация в обществе, естественно, благотворно влияет на телевидение. Когда самыми высокорейтинговыми проектами являются новостные программы, это говорит о глубоком нездоровье общества. Получается, что люди должны слушать новости, как сводку погоды, и понимать, как себя вести, выходя завтра на улицу.
       — Для чего же ОРТ нужен такой аналитический проект, как "Комендантский час"?
       — У нас второй сезон выходят "Времена" с Владимиром Познером. Этот проект рассчитан на широкую аудиторию: насколько каждого человека будет касаться то, что происходит в Кремле, в правительстве, в Думе... Тем не менее существует еще и другая часть аудитории, которая интересуется или занимается политикой, экономикой либо вопросами, связанными с этими сферами. Если следовать газетной аналогии, то "Комендантский час" — это программа, состоящая только из авторских колонок нескольких ведущих. Так что это будет проект для квалифицированных зрителей.
       — Будете рассказывать о росте популярности президента Путина?
       — Почему только президента? Политический процесс идет. И президент не единственный участник этого процесса.
       — То есть эфир ОРТ открыт для всех политиков?
       — Конечно.
       — Как отразилась на ОРТ ситуация, сложившаяся на телерынке после раскола НТВ и ухода его команды на ТВ-6?
       — В смысле конкурентной среды ситуация для нас, конечно, улучшилась. Сейчас каждый из этих каналов пытается обрести свое лицо. Говорить что-то плохое об НТВ и ТВ-6, как это делают многие мои коллеги, я не буду и не хочу. Там работает много высокопрофессиональных и очень талантливых людей. Они наверняка вылепят лица этих каналов. "Шестерка" уже стала другой, НТВ тоже. Но окончательные выводы можно делать не раньше чем через год.
       — ТВ-6 и НТВ для вас сейчас серьезные конкуренты?
       — Наш главный конкурент — РТР. Еще у нас есть конкурент НТВ, а по Москве — ТВ-6.
       — Конкуренция с РТР выглядит довольно странно. Вы почти равны по охвату аудитории, ОРТ, по сути, как и РТР, находится под контролем государства, а вы не скрываете, что дружите с председателем ВГТРК Олегом Добродеевым.
       — Да, он мой близкий друг.
       — Но какая в таких условиях может быть конкуренция? Тем более что, посмотрев новую сетку ОРТ, я заметила, что против "Вестей", например, вы не ставите таких сильных программ, как против новостей НТВ и ТВ-6.
       — Да не было у нас с Добродеевым никаких политических договоренностей! А за несколько недель до нового сезона я показал ему свою программную сетку, а он показал мне свою.
       — Но это же просто нонсенс.
       — Вы знаете, не нонсенс. Сейчас телевидение входит в более стабильную и качественную фазу. Я считаю, что сеточные войны уходят в прошлое. Конкуренция сеток — это как бы констатация слабого уровня развития программного продукта. Телевидение должно конкурировать не тем, что на пять минут раньше начнет свой проект, а тем, чей продукт качественней.
       — Финансовые условия на ОРТ сравнимы с ситуацией на РТР?
       — Мы как жили, так и живем — только на поступления от рекламы. Но хотя реклама прирастает на 30-35%, цены на западное кино по некоторым контрактам, которые обсуждались этим летом, тоже вырастают в несколько раз. К сожалению, выходит так: что заработаем, то и потратим или выплатим свои долги. Никто нам наши долги покрывать не собирается.
       — Один из теленачальников, имея в виду вашу ситуацию со стомиллионным кредитом Внешэкономбанка, недавно сказал мне: "У нас в приемной не стоит глава Сбербанка и не предлагает кредит в $120 млн на четыре года".
       — У меня в приемной тоже не стоит уважаемый господин Казьмин (Андрей Казьмин, президент Сбербанка.— Ъ) и даже не звонит мне и тем более не предлагает подобных контрактов. Еще раз хочу сказать, что переговоров о перекредитовании ОРТ со Сбербанком я не веду. Переговоры идут активно с несколькими финансовыми структурами, назвать которые я сейчас не могу.
       — Вы приценивались к "Титанику" Джеймса Кэмерона? Гендиректор РТР Александр Акопов не скрывает, что первоначальная цена этого фильма была $1,5 млн, а сейчас РТР ведет торг где-то в районе $700 тыс.
       — Конечно, мы приценивались к "Титанику". Но у нас существует представление о том, что мы можем позволить себе, а что нет. Если подобная сделка осуществится, то это отправит российский телерынок в состояние глубокого дауна. Если за счет действий наших конкурентов цена на так называемое воскресное кино вырастет в десятки раз, то мы уйдем с этой площадки и будем вкладываться в собственное производство. Если за $50 тыс. или $60 тыс. мы в состоянии произвести часовую серию российского продукта, который максимально интересен нашим зрителям и принадлежит каналу навсегда, то зачем тогда финансировать Голливуд? Чтобы собрать тот же рейтинг на двухчасовом фильме, который ты сможешь показать всего два раза? Это экономическое безумие.
       — Говорят, что вы можете покинуть ОРТ.
       — Никуда я уходить не собираюсь. У меня на ОРТ позиция открытая. Невозможно заниматься шурами-мурами, когда сидишь на таком холме. И все, что я делаю, это в интересах канала. Все, кто меня знают, понимают, что я не зарабатываю деньги на телевидении и у меня нет своих производящих компаний. Мои амбиции в том, чтобы сделать ОРТ лучшим каналом.
       — А кто зарабатывает деньги для канала?
       — Канал сам зарабатывает тем, что делает качественный продукт и получает максимальные рейтинги. Здесь все просто. Рекламное время распределяется соответственно рейтингам. Чем больше рейтинг, тем больше денег от рекламы. Посмотрите рейтинги ОРТ, и вы сами все поймете.
       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...