Коротко

Новости

Подробно

Фото: Alexei Druzhinin/RIA Novosti/Kremlin / Reuters

Торжественный вечер Башара Асада в Кремле

Зачем прилетал к Владимиру Путину сирийский лидер

от

Вчера поздно вечером в Кремле произошла встреча президента Сирии Башара Асада и президента России Владимира Путина. Специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ считает, что о результатах визита станет известно в ближайшие дни из новых заявлений Башара Асада миру.


Естественно, подготовка к этой встрече, как и она сама, проходила как полноценная военная операция. Накануне во второй половине дня журналистам сообщили, что на следующий день в Кремле у Владимира Путина запланированы две рабочие встречи. Какие именно, сказано не было, и никто не удивился: это обычная практика. То ли с губернатором (и скорее всего), то ли с двумя, то ли с главой какой-нибудь госкорпорации… То, что не сказали, с кем именно, не могло никого удивить, и те журналисты, кого позвали на эти рабочие встречи, конечно, сказали, что будут: в конце концов, если для президента это рабочие встречи, то и для журналистов это тоже работа.

Удивило скорее, что через пару часов был дан резкий отбой: обе встречи, было сказано, пройдут в закрытом режиме. Что за спешка? Но, с другой стороны, и в этом по большому счету ничего такого уж странного не было: случается. И отменяют вообще тоже. И слава богу.

И только сегодня утром, когда в 9:20 журналистов в срочном порядке собрали на телефонный сеанс связи с пресс-секретарем президента Дмитрием Песковым, даже Штирлиц догадался бы: что-то тут не так.

Ну оно и грянуло: накануне вечером в Москву, оказывается, прилетал президент Сирии Башар Асад. И на этом мероприятии не было сотрудников ни одного из информагентств.

Могло бы показаться, судя по торопливости, с которой вчерашние встречи были закрыты, визит был не таким уж запланированным. Но по информации “Ъ”, приезд готовился, сирийский президент привез с собой большую делегацию, а закрыли встречу прежде всего по его просьбе — можно сказать, последней, так как других просьб у него перед встречей не оказалось.

Все остальные он отложил на переговоры. Дмитрий Песков по понятным причинам лаконично отзывался на вопросы ошарашенных журналистов. Конечно, обсуждалась ситуация в Сирии (не в Москве же): «Вопросы, естественно, борьбы с экстремистскими группировками… Вопросы, связанные с продолжением российской операции о поддержке наступательных действий сирийских вооруженных сил» (не уточнил, на чьи позиции.— А. К.)… Президент был детально проинформирован… о перспективных планах…»

Последнее замечание было, пожалуй, самым интересным, потому что всех интересовало, не означает ли этот визит как-нибудь случайно и то, что президент Асад был, в свою очередь, проинформирован о том, что ему надо провести, например, досрочные президентские выборы. Или он, может быть, сам пришел к этой мысли. Господину Пескову этот вопрос был задан в более грубой форме: «Шла ли речь о будущем Асада?» Возможно, поэтому пресс-секретарь президента вообще отказался отвечать на него.

Между тем источники “Ъ”, которые в курсе переговоров, не исключили возможности того, что вопрос о выборах и правда мог обсуждаться. (А даже такая формулировка — «ничего нельзя исключать» — о многом говорит.) Правда, не очень понятно, как можно говорить о выборах на воюющих территориях…

Пресс-служба президента между тем уже в 9:40 разместила на сайте Кремля стенограмму этой встречи. Собеседники, мягко говоря, были сдержанны. Владимир Путин поблагодарил коллегу за то, что тот откликнулся на его просьбу и приехал в Москву. Российский президент хотел, конечно, таким образом подчеркнуть, что это он позвал господина Асада. То есть это именно у него к сирийскому коллеге назрели вопросы и, может быть, предложения.

— Сирийский народ,— добавил Владимир Путин,— практически в одиночку оказывает сопротивление, борется с международным терроризмом уже в течение нескольких лет, несет серьезные потери, но в последнее время и добивается серьезных положительных результатов в этой борьбе (потому что уже не в одиночку.— А. К.).

Владимир Путин, таким образом, сделал вид, что никакой коалиции во главе с США в борьбе с терроризмом не существует. К тому же раз он сказал, что сирийский народ в течение нескольких лет борется с терроризмом, то, значит, он поместил в это понятие и всю сирийскую оппозицию.

Президент в который раз объяснил причины ввода российских войск в Сирию:

— Попытки международного терроризма поставить под свой контроль значительные территории на Ближнем Востоке, дестабилизировать ситуацию в регионе вызывают законные опасения во многих странах мира. Это беспокоит и нас, Россию — имею в виду, что, к сожалению, на территории Сирии с оружием в руках против правительственных войск воюют и выходцы из республик бывшего Советского Союза: их начитывается около 4 тыс., как минимум. И мы, разумеется, не можем допустить, чтобы они, получив боевой опыт и пройдя идеологическую обработку, появились на территории России.

Но чем черт не шутит — может быть, он просто всего этого еще не говорил Башару Асаду.

— Что касается урегулирования в самой Сирии,— добавил Владимир Путин,— то мы исходим из того, что на основе позитивной динамики в ходе боевых действий в конечном итоге все-таки долгосрочное урегулирование может быть достигнуто на основе политического процесса при участии всех политических сил, этнических и религиозных групп. И в конечном итоге решающее слово, безусловно, должно оставаться исключительно за сирийским народом.

Башар Асад, который, судя по телекартинке, выглядит бесконечно ухоженным, благодарил Владимира Путина за то, что руководство страны и «весь российский народ» «стоят за единство Сирии и за ее независимость. Самое главное, что все это делается в рамках международного законодательства».

А вот это было лишнее: разве нужно опять напоминать, что в этой истории самое главное?

— Терроризм, который сейчас распространился в регионе, если бы не ваши действия и ваши решения,— сирийский президент, отбросив формальности, обращался теперь лично к Владимиру Путину,— занял бы гораздо большие площади и распространился бы на еще большую территорию. Эти шаги подтвердились в том, что вы приняли участие в боевых действиях в едином фронте по борьбе с терроризмом.

Тут Башар Асад тоже заговорил о политическом урегулировании, и теперь это было совсем уж не случайно:

— Конечно же, каждый понимает, что любое военное действие предполагает дальнейшие политические шаги. И, конечно же, единой целью для всех нас должно быть то, что хочет видеть сирийский народ в будущем своей страны.

Башар Асад, кажется, разволновался и сделался косноязычен:

— Необходимо обратить особое внимание, что нанесение ударов по терроризму — это необходимо прежде всего с той точки зрения, что необходимо бороться с терроризмом, а второе — что терроризм является реальным препятствием на пути к политическому урегулированию. И, конечно, весь народ хочет поучаствовать в решении судьбы своего государства, а не только руководящее звено.

Похоже, ему не так просто давались такие простые слова.

Переговоры один на один, а потом и в расширенном составе продолжались, по данным “Ъ”, больше трех часов.

Башар Асад уехал. Владимир Путин остался. И теперь, если что, всем ведь должно быть понятно: когда сирийский президент объявит о своих новых решениях, ни для кого не станет секретом, кому мир этим на самом деле обязан.

Комментарии
Профиль пользователя