Коротко


Подробно

Фото: из личного архива Артема Козлюка

«Мы находимся на полпути к китайской модели в сфере интернета»

Руководитель «Роскомсвободы» Артем Козлюк в интервью «Ъ FM»

Каково будущее интернет-пиратства в России? Можно ли считать решение Мосгорсуда смертным приговором для пиратских ресурсов, или они найдут способ обойти законодательство? На эти и другие вопросы ведущему «Коммерсантъ FM» Анатолию Кузичеву ответил руководитель общественного движения «Роскомсвобода» Артем Козлюк в рамках программы «Действующие лица».


«Парадокс в том, что законодательство России разрешает запрещать и разрешенную информацию»

Артем Козлюк об изоляции российского интернет-пространства: «Люди всегда стремились и стремятся обмениваться информацией. Мы живем в глобальном мире, когда люди уже привыкли получать информацию из любой точки мира прямо сейчас и прямо здесь. Они, на мой взгляд, не готовы отказаться от такого рода услуг, которые предоставляет им интернет».

О блокировках сайтов: «Да, может быть, не все знают о том, что происходит на государственном уровне в сфере регулирования интернета, не все, возможно, сталкивались с блокировками, хотя число таких пользователей, безусловно, растет. По нашей статистике, уже количество ресурсов, которые были заблокированы непосредственно напрямую и заблокированы «заодно», потому что наше законодательство позволяет ограничить доступ по сетевому адресу, а на одном адресе может находиться не только запрещенный контент, но и сотни других сайтов, которые не распространяют ничего запрещенного, приближается к 1 млн. Парадокс в том, что законодательство России разрешает запрещать и разрешенную информацию. С этим парадоксом сталкивается все больше и больше людей, которые осознают, что сейчас происходит. Мне кажется, не только, обрубив "ВКонтакте", условно, люди выйдут на улицу. Уже сейчас не только интернет-специалисты понимают, что происходит что-то не так в сфере регуляции интернета».

«Большинство сайтов, по которым принято решение, или тот же Rutracker, в том числе распространяют на свободной основе свой контент другие авторы и правообладатели, которые не против, того, чтобы их труды там распространялись, и сами выкладывают их на этих площадках. Таким образом, один правообладатель, используя несовершенство нашего законодательства, нарушает права сотней и даже тысяч других правообладателей, которые распространяют свои труды на тех же интернет-ресурсах. Здесь еще идет, получается, конфликт интересов».

О результатах борьбы с пиратством в России: «Итоговой эффективности не будет практически никакой. По нашим исследованиям, которые мы проводили ранее, исследуя потерю или прирост трафика тех ресурсов, которые подвергались блокировке, схожих по посещаемости, в первые месяц-два они даже испытывали приток новых посетителей. В первые недели и месяцы блокировка ведет к повышению популярности ресурса».

Об идее, которую отстаивает «Роскомсвобода»: «В России должен быть декриминализирован свободный, некоммерческий файлообмен. То есть когда люди, используя какие-то интернет-ресурсы, обмениваются не за какие-то деньги. Если вы зарабатываете на чужом контенте, то это, безусловно, зло, и это мы не поддерживаем».


«Необходимо построение сильного интернет-лобби»

Артем Козлюк о цензуре в интернете: «Где-то с 2012 года государство вплотную приблизилось к регуляции интернет-пространства. Первый закон вступил в силу 1 ноября 2012 года: закон о внесудебной блокировке сайта, так называемый закон о "черных списках" сайтов, ввел первые категории запрещенной информации. Стало появляться все больше и больше законопроектов, законов, расширяется область действия, расширяется в том числе и цензура, потому что с конца 2013 года введен закон о запрете публикации материалов так называемой экстремисткой направленности, и по требованию Генпрокуратуры могут быть эти сайты заблокированы. Далее стали появляться законы не только по запрещению информации, но и по каким-то ограничениям, в том числе и для интернет-бизнеса, о чем как раз и говорил Дмитрий Мариничев. Его позиция, безусловно, понятна: все эти законы по ограничению интернет-пространства, в первую очередь, ударяют именно по инфопосредникам, трубам, каналам, провайдерам, операторам связи и так далее. Глас интернет-бизнеса, к сожалению, сейчас наше государство не совсем слышит. Интернет-лобби, на мой взгляд, у нас слабо развито».

О сферах влияния «Роскомсвободы»: «В первую очередь наша общественная организация "Роскомсвобода" является представителем такого общественного мониторинга как законодательства по интернет-тематике, его правоприменения. Мы рассказываем о том, что сейчас происходит в этой сфере в России, следим за тем, как государственные органы применяют эти законы. Также мы проводим информационную политику и предоставляем юридическую помощь тем владельцам интернет-ресурсов и пользователям, журналистам, которые считают, что их права в Сети нарушены. Мы открыли Центр защиты цифровых прав, где каждый может как получить юридическую консультацию по всем вопросам нового законодательства и его правоприменения в интернет-пространстве, так и получить нашу защиту в суде».


«В России пока больше борются с посредниками, а не с пиратами»

Дмитрий Мариничев в эфире «Коммерсантъ FM»

Артем Козлюк о кризисе авторского права: «Я вхожу в 90% населения России, которые используют торрент-трекеры, средства обмена информацией, средства обмена контентом друг с другом. Проблема многогранная. На мой взгляд, есть большой кризис авторского права в нашу цифровую эпоху. Мы запустили кампанию "Время менять копирайт", где опубликовали основные тезисы, в чем мы видим выход из этого кризиса. Нынешнее законодательство в сфере авторских прав основано на тех постулатах, которые были сформулированы сотни лет назад, задолго до появления интернета. Интернет позволяет нам обмениваться контентом мгновенно. Успехи определенные есть. Хотелось бы более глубокой проработки. "Пиратская партия" больше года назад подписала декларацию сотрудничества с фракцией КПРФ. Через эту фракцию нам удалось внести в Госдуму ряд законопроектов, которые в той или иной степени либерализуют взаимодействие пользователей Сети и авторов в сфере авторских прав. Например, мы внесли законопроект, нормы которого предусматривают возврат советского культурного наследия обратно в общественное достояние. Он находится на стадии обсуждения в профильном комитете, но он не мертвый».

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев о подготовке IT-специалистов: «Эта цитата ("Если хотите навредить стране, то должны вкладываться в подготовку IT-специалистов". — "Ъ FM") относится к одному из возможных путей развития нашего IT-бизнеса. Если мы будем закрыты для внешних рынков и не будем, с точки зрения IT-сегмента, участвовать в глобальной цепочке добавленной стоимости, то шансов у нас никаких не будет. Готовить специалистов для компаний, которые владеют технологиями, бессмысленно. Это очень пессимистичный вариант развития, который предлагался к обсуждению экспертным сообществом в Общественной палате. Это не имеет никакого отношения к моей позиции. Речь идет об обратном. Я плотно работаю над вопросом продления льгот для IT-компаний. Получается, что мы, с одной стороны, декларируем подготовку IT-специалистов как важную для народного хозяйства задачу, а с другой стороны, мы разрушаем всю экосистему IT-бизнеса. Конечно, мы можем готовить программистов для работы в нефтянке, но это будет обслуживающий персонал. Здесь вопрос последовательности. Если мы поддерживаем движение вперед, то мы должны поддерживать и формировать возможности создания бизнеса, и только потом понимать, какие специалисты нужны. Сначала надо определиться, по какому пути мы вообще идем. Это гипертрофированные, доведенные до абсурда два варианта развития событий».

Об интернет-пиратстве: «Я не разделяю позиции, что у нас пиратов сегодня целиком и полностью обложили. Скорее, наверное, у нас сейчас все-таки все идет по пути создания локальных трудностей для посредников, что не есть хорошо. Я не разделяю позицию, что пиратство должно быть. С пиратством нужно бороться. Но в нашем случае пока больше борются с посредниками, а не с пиратами. Это провайдеры, операторы сайтов и так далее, те, кто предоставляет площадки. Пират — это тот, кто ворует. Но у нас на сегодняшний день нет движения в сторону того, чтобы поймать и наказать вора. У нас есть движение в сторону создания трудностей для потребления контента путем применения силы к посредникам».


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение