Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Переговоры по формуле «один плюс все»

Владимир Путин в Сочи успел пообщаться с гонщиками, принцами и композитором

от

В воскресенье в Сочи в Олимпийском парке разворачивались две драмы: одна — на трассе «Формулы-1», а другая — в Золотом зале отеля «Рэдиссон Блю», на переговорах с преемником наследного принца Саудовской Аравии, третьим человеком в государственной иерархии страны. Поскольку обе драмы происходили с участием президента Владимира Путина, то с подробностями о них — специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.


Сочи привыкает к «Формуле-1». На лицах болельщиков уже нет того безумного недетского восторга, который случался при виде любого механика из Ferrari. Не смотрят болельщики с замиранием сердца на последние приготовления к гонке: не опозоримся ли, прорвемся? В прошлом году прорвались, да так, что сочинский этап «Формулы-1» был признан лучшим в сезоне. И теперь уже не так страшно, что может какой-нибудь провал случиться.

Да и владелец «Формулы-1» Берни Экклстоун, прогуливаясь по паддоку перед началом гонки, сказал журналистам «Первого канала»:

— Пока я жив, «Формула» будет в Сочи!

Здесь же за столиком сидит Карлос Сайнс, неудачник вчерашнего дня, на скорости за 200 км/ч влетевший в отбойник. Теперь он сидит и рассказывает, что в аварии не виноват, что вдруг на повороте оказалось заблокировано одно колесо, что в больнице ему так понравилось, что не хотел уезжать оттуда (его эвакуировали на вертолете в Красную Поляну)… И как встретил там афроамериканско-русского доктора… и что в гонке будет участвовать обязательно.

А мимо господина Экклстоуна идет какой-то немолодой тоже человек, останавливается и кричит ему:

— Иди сюда, старый негодяй!

— Да сам иди, мать твою!..— кричит ему Берни Экклстоун.

— Ты мне еще с прошлого века должен!..

— Да пошел ты!..

— Да сам пошел!..

Но все-таки сходятся в конце концов…

Кто же позволяет себе так разговаривать с этим великим человеком? А оказывается, это другой великий человек: Эдди Джордан, у которого на «Формуле» раньше была своя команда…

Еще одна группа заинтересованных людей — губернатор Краснодарского края господин Кондратьев, вице-премьер господин Козак и сопровождающие их лица.

— А вы гонщик? — спрашиваю я Дмитрия Козака, который накануне катался по трассе за рулем Mercedes.

— Да такой же, как вы…— отмахивается он.

Значит, гонщик.

— Нарушает правила дорожного движения,— говорит кто-то рядом.— Прав-то не было!

— А некоторые говорят, что трасса скучноватая,— добавляю я.

— Скучноватая? — переспрашивает губернатор.— А три интересные истории только вчера были… это как?

— Очень веселая и сложная трасса,— вступает в разговор вице-премьер.

А на трассе уже и в самом деле весело. Тут танцы. Русские народные, кубанские, конечно. И матрешки, и балалаечники. И балерины в пуантах на асфальте…

Я уже думал, что и космонавтов, например, выпустят, потому что какая у нас еще гордость осталась? Но нет, не было космонавтов, врать не буду. Пилоты выходят и начинают торжественный объезд трассы на грузовичке, где их беспощадно интервьюируют. И какие они все маленькие и щуплые, эти полубоги, а может, и боги…

Когда они выходят, я пробиваюсь к Даниилу Квяту и успеваю спросить, на что он сегодня рассчитывает.

— На победу! — он тоже успевает ответить.

Вот и посмотрим.

А Владимир Путин перед гонкой успевает встретиться с наследным принцем Абу-Даби. Успевает не опоздать к началу гонки.

В нашей ложе между тем перед самым началом успевают закрыть дверь к местам на свежем воздухе, потому что прямо под нами болиды должны останавливаться для замены резины, а надежды на то, что мы не будем бросаться в пилотов огрызками яблок, видимо, никакой… Смотрим гонку из-за стекла. Видим, как в самом начале две машины притираются друг к другу, как потом заносит еще одну, как сходит с дистанции первый номер квалификации Нико Росберг, как с восьмого места на второе за первые полчаса передвигается Даниил Квят… А потом передвигается на восьмое. А потом — на шестое… как снова сочинский этап выигрывает Льюис Хэмилтон. Как его троекратно вдруг целует Владимир Путин…

В это время в отеле «Рэдиссон Блю» в том же Олимпийском парке все было готово к встрече Владимира Путина с министром обороны Саудовской Аравии Мухаммедом бен Сальманом ас-Саудом. Встреча должна была состояться в Золотом зале.

От одного из участников переговоров я услышал, что «эта встреча важнее, чем встреча с Обамой».

Министр обороны и министр иностранных дел Саудовской Аравии прилетели в Сочи специально, чтобы поговорить с российским президентом. Сначала предполагалось, что они посмотрят этап «Формулы-1», но потом саудиты отказались от этой идеи: решили, что сейчас, во-первых, не до развлечений, а во-вторых, подумали, может быть, что не стоит делать российской стороне такие откровенные знаки внимания. И улетели из Сочи, как только поговорили.

Впрочем, это был не короткий разговор.

Делегация Саудовской Аравии оказалась не маленькой. Я насчитал только в Золотом зале больше десяти человек. Российская сторона была представлена министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, министром обороны Сергеем Шойгу, министром промышленности Денисом Мантуровым, помощником президента Юрием Ушаковым, главой «Ростеха» Сергеем Чемезовым.

Главным в саудовской делегации был, конечно, министр обороны. Когда вошел Владимир Путин, именно он занял место рядом с ним. При журналистах не было сказано ни слова. Но и при остальных участниках переговоров — тоже. Мы вышли — и через минуту вышли все остальные. В Золотом зале остались только Владимир Путин и Мухаммед бен Сальман ас-Сауд с переводчиками.

Теперь российские переговорщики, как и их коллеги, стояли в коридоре и посмеивались:

— А на встрече с наследным принцем Абу-Даби было ровно наоборот: сначала все вместе поговорили, а потом они остались один на один…

И здесь, в холле, все разбились на группы по интересам. Я обратил внимание на то, что в самом дальнем углу присел Сергей Лавров с коллегой, министром иностранных дел Саудовской Аравии Аделем аль-Джубейром, довольно, надо сказать, молодым человеком. Они совершенно увлеченно говорили десять, двадцать минут, потом сорок…

Еще один участник переговоров сказал мне, что самое главное — убедить саудитов, что Россия не занимает сторону ни суннитов, ни шиитов:

— Саудовская Аравия — главная страна суннитского мира. И они считают, что мы на стороне Асада, с шиитами, хотя на самом деле он вообще алавит… Господи, как же там все перекручено!..

Удалось выяснить, что накануне, в час ночи, Владимиру Путину доложили, что сразу несколько западных электронных СМИ сообщили, что турки сбили российский самолет. Если информация подтверждалась, то это означало бы начало войны на новом фронте. И фронт этот — НАТО.

В итоге информация не была подтверждена. Но и не была опровергнута.

Беседа шла между тем уже час.

Мимо вдруг пронесли трех живых и здоровых соколов. Для настоящего саудита в жизни есть, как известно, две ценности: охотничья птица и конь. Причем такой сокол стоит столько же, сколько такой конь.

Соколов, как выяснилось, подарил один из наших переговорщиков своим саудовским коллегам (министров среди них нет).

Соколы, сидящие на руках саудовцев, растеряно озирались в холле. Возможно, искали, на кого бы тут поохотиться, и что-то пока не находили.

Еще минут через десять членов делегаций наконец позвали в Золотой зал. И они там пропали еще на час.

Когда встреча все же закончилась, к журналистам подошли оба министра иностранных дел. Сначала они выражались очень аккуратно: Сергей Лавров — о «недопущении того, чтобы в Сирии восторжествовал террористический халифат», его коллега — про «российскую военную операцию»: «Мы высказали некоторое опасение в связи с тем, что ее можно трактовать и как военный союз с Ираном, но во время беседы наши друзья объяснили, что это борьба с терроризмом».

Впрочем, через несколько минут стало ясно, что Саудовскую Аравию не удовлетворяет такое объяснение. Министр иностранных дел Саудовской Аравии заверил, что его страна и дальше будет поддерживать умеренную сирийскую оппозицию, а политическое урегулирование состоит в том, чтобы создать переходное правительство, где будут и люди из нынешнего правительства, и представители оппозиции. Переходное правительство должно разработать новую конституцию Сирии, и все это в конце концов приведет Башара Асада к отказу от власти.

При этом Сергей Лавров сказал, что обсудили перспективу совместной работы военных и спецслужб, «чтобы не было никаких сомнений в том, что Россия борется в Сирии с терроризмом».

То есть Сергей Лавров давал аккуратно понять, что на территорию умеренной оппозиции, которую финансирует в том числе Саудовская Аравия, Россия не претендует.

— Конечно,— добавил господин Лавров,— мы знаем позицию Саудовской Аравии. Мы подтвердили свою позицию (судьбу нового президента Сирии должны решить избиратели). Главное — это не препятствует никоим образом продвигаться по пути политического процесса.

Они ушли, впрочем, по всем признакам удовлетворенные друг другом.

По информации “Ъ”, и господин Путин считает, что разговор сложился даже лучше и результативнее, чем мог бы.

И теперь российский президент мог наконец встретиться для души с композитором Игорем Крутым, который все это время дожидался своей очереди в коридоре отеля.

Андрей Колесников


Комментарии
Профиль пользователя