Больше не догоняем

тренд

Отказ от идеи "догоняющего развития", признание экономической ситуации последних месяцев "новой нормальностью" и высокая оценка макроэкономической стабильности — таковы главные итоги дискуссий Международного инвестиционного форума, прошедшего в Сочи в октябре. Новые идеи относительно модели экономического роста еще отсутствуют, тогда как старые уже признаются неактуальными.

Участники инвестиционного форума в Сочи так и не смогли предложить новую модель экономического роста для России

Фото: Московская школа управления «Сколково»

Международный инвестиционный форум в Сочи в нынешнем году стал первой федеральной площадкой, на которой началось обсуждение новой повестки экономического курса после шока 2014-2015 годов. С прошлого сентября — момента смены курсовой политики ЦБ и обвального падения цен на нефть — прошел год, однако он был потрачен в основном на экстренную адаптацию к падению доходов федерального бюджета и во многом на ожидание восходящего тренда. Еще в июле дискуссия о том, что для экономики "новая нормальность" ("new normality" — термин, введенный в общеэкономическую дискуссию МВФ в начале текущего года и обозначающий новые параметры для мирового экономического роста после кризиса 2008-2009 годов) и как следует корректировать планы власти в связи с долгосрочным снижением роста экономики, была невозможна. ПМЭФ в Санкт-Петербурге, например, в основном обсуждал поведение иностранных инвесторов в связи с экономическими санкциями против РФ, имея в виду в основном будущее восстановление цен на нефть.

В Сочи, ориентированном преимущественно на внутренних инвесторов, региональные элиты и госкомпании, участники уже говорили с уверенностью: условные $50 за баррель, рост ВВП в пределах 1-2% — это неизбежная реальность на годы вперед, во всяком случае, ориентироваться на что-то другое в России сейчас не имеет смысла. Первая официальная панельная дискуссия в Сочи 2 октября, прошедшая при поддержке "Деловой России", была посвящена возможным сценариям возвращения в Россию инвесторов из ЕС и США. Тем не менее по тону дискуссии, как и по тону обсуждений на традиционном завтраке Сбербанка, было очевидно: реалистичных условий возвращения "евроатлантических партнеров" по сценариям 2009-2013 годов нет. Несмотря на ограниченное, хотя и довольно значимое присутствие в экономике транснациональных компаний и высокую степень интегрированности РФ в мировую экономику, Россия на ближайшие годы обречена на самостоятельное развитие без масштабных притоков капитала и трансферта технологий.

Выступление в Сочи премьер-министра Дмитрия Медведева можно отнести к самым недооцененным событиям форума: оно было воспринято большинством как дежурное, несмотря на то что премьер-министр сделал несколько идеологических заявлений, которые еще несколько лет назад были бы восприняты как сенсационные. В первую очередь это декларация отказа правительства и в текущей деятельности, и при подготовке "Стратегии-2030" от концепции "догоняющего развития". Кроме этого впервые после шока 2014-2015 годов подтверждена цель экономической стратегии Белого дома, которая сейчас звучит весьма фантастично: это переход РФ в группу стран с наиболее высоким ВВП по паритету покупательной способности на душу населения, присоединение к ОЭСР, интеграция новых секторов экономики в мировую.

Вопреки ожиданиям, открытой критики этой программы, сейчас практически не наполненной содержанием, на форуме не наблюдалось — и не столько потому, что в условиях кризиса идеологические заявления воспринимаются как формальность, сколько из-за ожиданий и государственными, и частными компаниями достаточно резких структурных сдвигов в экономике в ближайшие месяцы. Первые круглые столы "Сочи-2015" после открывающей сессии были посвящены перспективам, открытым девальвацией для промышленности: переток капиталов обсуждали и на круглом столе Минпромторга и Минэкономики, и на панельной дискуссии EY, и на круглых столах Strategy Partners Group и Минпромторга по импортозамещению. "Государственная" часть дискуссий в Сочи (многочисленные мероприятия Открытого правительства — по госзакупкам и закупкам госкомпаний, по реформе контроля и надзора, мероприятия Минтранса и Минстроя) была существенно более компактна, чем это было принято ранее, на ней практически не было громких заявлений, но демонстрировалось, что определенные институциональные изменения в госсфере по крайней мере разрабатываются, несмотря на малокомфортную среду для каких-либо институциональных реформ.

Также необычным был фактический консенсус в Сочи по вопросам макроэкономической политики: если в прошлые годы эти вопросы были в фокусе дискуссии, то в октябре нынешнего года ни курс Банка России, ни курс Минфина практически не подвергались критике. Стратегия быстрого достижения стабильности макропараметров (инфляции, промроста, роста ВВП, госинвестиций) в нижней точке экономического спада устраивает практически всех.

Попытки же выбора новой модели роста хотя бы на декларативном уровне в Сочи успеха не имели, несмотря на то что практически все выступавшие на форуме так или иначе предлагали какие-то меры по вмешательству правительства в процесс структурных изменений в экономике. Так, практически не было призывов к стимулированию "инновационных рывков" на государственные средства, довольно ограниченной была риторика поддержки высокотехнологичного экспорта. Предложения главы Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина ограничить поддержку государством "национальных чемпионов" — крупных государственных и приближенных к государству компаний, которые в правительственной концепции 2007-2013 годов должны были эффективно конкурировать на мировом рынке, будучи защищенными полумонопольным статусом на рынке внутреннем,— вызвали вполне явную поддержку собеседников, в числе которых были руководители большей части экономических ведомств и даже тех же компаний--"национальных чемпионов". В этом смысле элементы "новой нормальности" для России воспринимаются элитами пусть и без удовольствия, но с неизбежностью.

Какой-либо определенности в том, что придет на смену "государственно-монополистическому капитализму" (так текущую структуру охарактеризовал глава ФАС Игорь Артемьев), на форуме в Сочи, впрочем, не искали — предполагается, что в условиях стабильности экономического курса все сложится самостоятельно. Между тем уверенность в том, что экономика России имеет высокий запас прочности для пяти-десяти лет стагнации и медленных трансформаций,— это довольно произвольное допущение, которое, видимо, было главной проблемой форума в Сочи в октябре. Ведь к вполне трезвой идее отказа от концепции "догоняющего развития" власти в России смогли прийти только после событий на финансовом рынке октября 2014 года и августа 2015 года. "Новой нормальности" для России пока лишь несколько месяцев, и пока никто не может поручиться за то, является ли она нормальностью вообще и гарантировано ли власти хотя бы несколько месяцев относительного спокойствия для обсуждения новых реформ.

Дмитрий Бутрин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...