Коротко

Новости

Подробно

12 спектаклей осени

Главное на московских театральных фестивалях. Выбор Ольги Федяниной

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 28

Судьба осенних театральных фестивалей, которые наряду с репертуарными премьерами определяют афишу первой половины сезона, еще месяц назад выглядела тревожно неопределенной. Министерство культуры отказалось финансово поддерживать фестиваль нового европейского театра NET, банковский кризис поставил под угрозу срыва фестиваль "Территория", программа "Сезона Станиславского" вышла в этом году крайне лаконичной — короче, все афиши менялись и уточнялись до последнего момента. Спасибо меценатам и не сдавшимся организаторам — 1 октября сезон фестивалей открылся, если и не так блистательно, как планировалось, то все же вполне представительно. Ольга Федянина выбрала 12 главных событий фестивальной осени



Сфумато
Компания L'A./ Рашид Урамдан (Франция)
«Территория»

Французский алжирец хореограф Рашид Урамдан привезет в Москву 75-минутный спектакль, где есть семь танцовщиков, голос Чулпан Хаматовой, экзотическая музыкальная композиция — и, главное, большое разнообразие стихий, которые буквально оккупируют сцену. Туман, ветер и дождь становятся равноправными партнерами актеров. Странно, но факт: поэтичная хореографическая фантазия Урамдана и текст драматурга Сони Кьямбретто родились вовсе не из поэтического, а из политического импульса — спектакль задуман как размышление на тему природных катастроф прошлого, настоящего и будущего, что не мешает ему оставаться зрелищем совершенно завораживающим и проникнутым тревожной атмосферой настоящего саспенса. Ну а посмотреть на то, что талантливый постановщик может сделать с двумя тоннами воды на сцене, всегда увлекательно.

Театр наций, 2 и 3 октября, 20.00



Пушкин: сказки для взрослых...
Центр драматургии и режиссуры (Россия)
SOLO

Фото: предоставлено Театральным центром СТД РФ "На Страстном"

На фестивале моноспектаклей премьеры случаются не так уж часто, в этом сезоне единственная — работа Клима, подготовленная в рамках проекта "Русский логос". Для Клима, режиссера, работающего в ситуации лаборатории, полностью отказавшегося от театра, рассчитанного на ежевечерний художественный конвейер, моноспектакль является естественной формой, потому что центром его интереса всегда остается текст, слово, или, как он сам говорит "исследование русской речи посредством одного актера". В прошлом сезоне результатом такого погружения в тексты Александра Блока стал пятичасовой (!) монолог актрисы Ксении Орловой, которую за этот театральный подвиг наградили "Золотой маской". На этот раз актер Александр Синякович будет исследовать сказки Пушкина, в том числе и "взрослого" "Царя Никиту", в связи с чем, видимо, премьера помечена возрастным ограничением 18+.

Театральный центр "На Страстном", 2 октября, 21.00



Не чувствовать боль. Посвящается Элеоноре Дузе
Le Belle Bandiere (Италия)
SOLO

Фото: Piero Casadei / Театральный центр СТД РФ "На Страстном"

Это классический моноспектакль — итальянка Элена Буччи здесь и автор композиции, и режиссер, и исполнительница. Героиня у нее тоже одна — великая Элеонора Дузе. Элена Буччи играет то, что сыграть очень сложно,— не характер Дузе и не ее биографию, а ее игру. Диапазон этой игры — от существа, исполненного благородства, до кривляющейся мартышки, от патетического к смехотворному, от возвышенного к жалкому. Эти переходы Буччи играет в классической итальянской манере, с острыми, выверенными и стремительными переходами из одной ипостаси в другую — своего рода человек-оркестр: быстро, еще быстрее, так быстро, как только возможно, а потом еще чуточку добавляет темп. В конце концов, в этой вакханалии лиц и масок не остается ни искренности, ни фальши, одна только сплошная игра: не только виртуозно сделанная и разученная роль, но и довольно резкое высказывание о природе актерской профессии и актерской души.

Театральный центр "На Страстном", 3 октября, 19.00



Кому на Руси жить хорошо
«Гоголь-центр»
«Территория»

Фото: Ira Polyarnaya/Гоголь-центр

Режиссер Кирилл Серебренников, хореограф-постановщик Антон Адасинский и композитор Илья Демуцкий снарядили, кажется, всю труппу "Гоголь-центра" на поиски ответа на некрасовский вопрос. Вообще, как превратить литературный памятник в лихой, но и эпичный road movie, Серебренников знает отлично — совсем недавно у него это получилось с "Мертвыми душами". "Кому на Руси...", разумеется, своего рода продолжение: так сказать, следующий сезон сериала "Русь" после отмены крепостного права. То ли молодым актерам и постановщику удалось найти новый ключ к тексту Некрасова, то ли время по-новому развернуло классические стихи, но в спектакле нет и намека на школьную обязаловку — литературный памятник сошел с постамента и двинулся в народ.

"Гоголь-центр", 3 и 4 октября, 19.00



SOLO
Театр R.A.A.A.M. (Эстония, Таллин)
SOLO

Фото: предоставлено Театральным центром СТД РФ "На Страстном"

В лучших традициях остроумного интеллектуального абсурдизма, не скрывающего родства скорее с Жарри и Ионеско, чем с Мрожеком или Беккетом, эстонский писатель Эрвин Ыунапуу сочинил парадоксальный текст для парадоксального исполнителя. Актер Хендрик Тоомпере с неотразимой прохладной иронией помогает возникнуть на сцене то ли фантастическому чудовищу, то ли метафорической фигуре, то ли городскому сумасшедшему. Некто собирается, не более и не менее, уничтожить Вселенную, ну в крайнем случае всего лишь расправиться с человечеством. А для этого уничтожает, уничтожает, уничтожает — съедает все, созданное человеческой культурой.

Боярские палаты СТД, 4 октября, 19.00



Превращаемые
Компания Теро Сааринена (Финляндия)
«Территория»

Финский хореограф Теро Сааринен поставил балетную композицию для восьми танцоров — гимн мужскому танцу и мужской пластике. Это очень чувственная композиция, которую можно назвать своего рода "энциклопедией мужского начала" в движении — от "А" как "агрессия", до "Я" как "Я". В промежутке — диапазон сцен и переходов от брутальности к излому, от рациональности к сентиментальности. Все восемь танцовщиков принадлежат разным традициям и школам, поэтому "Превращаемые" — еще и энциклопедия современного танца, или шире, движения как искусства. Здесь то и дело классические поддержки и па встречаются с графичными телесными метафорами а-ля Бежар и с пластикой и ритмом дискотеки: а их сосуществование становится возможным благодаря универсальной в своей современности — или современной в своей универсальности? — музыке Эсы-Пекки Салонена.

Театр наций, 6 октября, 20.00



Три сестры
Театр «Красный факел» (Новосибирск)
«Территория»

Фото: Виктор Дмитриев

Четыре с половиной часа Чехова, переведенного на язык жестов,— главный режиссер новосибирского театра "Красный факел" и невольный хедлайнер прошедшего сезона, Тимофей Кулябин покажет "Трех сестер", которые одновременно являются и вызовом традиции, и признанием в любви к ней. Лишив чеховских героев речи, но оставив им беззвучное слово, режиссер делает главным героем спектакля сам дом Прозоровых, где вся жизнь его обитателей превращена в изощренный балет, в тщательно выверенную хореографию повседневности. Второй же главный герой этого спектакля — чеховский текст, электронный экран с титрами, без которого не смогут обойтись даже те, кто думает, что знает пьесу наизусть. Между домом и текстом существуют чеховские персонажи — актеры "Красного факела" (за два года действительно освоившие язык жестов) одновременно настолько эксцентричны и достоверны в своем безмолвии, что после премьеры, которая месяц назад состоялась на фестивале "Реальный театр" в Екатеринбурге, неоднократно звучало слово "сенсация".

Центр им. Вс. Мейерхольда, 9 и 10 октября, 19.00



Борис Годунов
Национальный театр (Вильнюс)
«Сезон Станиславского»

"Борис Годунов" оказался в прошедшем сезоне одним из самых популярных названий — от Константина Богомолова до Петера Штайна, от Воронежа до Вильнюса. Пушкин не стал называть свою пьесу исторической трагедией, обозначив жанр сложным и путаным "Драматическая повесть, Комедия o настоящей беде Московскому государству, o царе Борисе и о Гришке Отрепьеве" — в XXI веке, кажется, именно эта извилистая сложность, в которой переплетаются национальная история и личные судьбы, привлекает постановщиков больше всего. У Някрошюса "Годунов" — неудивительно для тех, кто знаком с его спектаклями — живет и движется в плотном слое метафорических жестов и мизансцен, в предметах-символах, в фигурах-знаках. Из них в конце концов и сплетается история безвоздушного времени, из которого царь Борис (Сильвиус Трепулис) так же не может выбраться, как и его народ, который безмолвствует, невольно разделяя при этом вину монарха.

РАМТ, 10 и 11 октября, 18.00



Братья и сестры. Версия 2015
Малый драматический театр — Театр Европы (Петербург)
«Сезон Станиславского»

Фото: предоставлено фестивалем «Сезон Станиславского»

Нет смысла повторять то, что написано в любой статье про этот спектакль — "Братья и сестры" 1985 года в постановке Льва Додина были больше, чем театральная удача, и даже больше, чем легенда. Тот спектакль, сложный и горький, дарил веру в жизнь, в возможности человека, в силу истории, в необходимость быть к ней причастным. Тем "Братьям и сестрам" многие были обязаны самим своим решением стать — или остаться — людьми театра: режиссерами, актерами, драматургами, критиками... Этой весной Лев Додин поставил новую версию, со своими молодыми учениками. Разумеется, сравнения неизбежны, но дело не в том, чтобы разглядеть, кому из исполнителей пока не хватает опыта или диапазона. Додин остается одним из самых чутких режиссеров современности, прислушивающихся к тому, как "крот истории" роет свои ходы. И если мастер увидел возможность и необходимость заново говорить языком театра о трагедии, возрождении и надежде, стоит посмотреть, что он имеет в виду.

Театр Et Cetera, 10 и 11 октября, первая часть — 14.00, вторая часть --18.30



Земля
Компания Peeping Tom (Бельгия) совместно с «Резиденцтеатр» (Германия)
NET

Одна из самых известных экспериментальных театральных групп Европы Peeping Tom пошла в этом году на определенный риск, поставив спектакль с драматическими актерами самой что ни на есть традиционной школы. Режиссер Габриэла Карризо не могла быть уверена в том, что труппа мюнхенского "Резиденцтеатра" откликнется на призыв импровизировать, всем вместе "искать атмосферу", пробовать, ничего не заучивая. В результате получился действительно необычный спектакль, в котором классическая выучка растворяется во внезапно подаренной свободе — и это само по себе завораживающее зрелище. "Земля" — это сцены из деревенской жизни, где огромные люди на фоне крохотных домиков чувствуют себя то карликами, то гигантами, то богами, то животными: как в "Алисе в Стране чудес", мир вокруг них постоянно меняется, даже если остается прежним, потому что меняются они сами.

Театр наций, 15 ноября, 20.00



Гамлет
Молодежный театр Загреба (Хорватия)
NET

Режиссера Оливера Фрлича называют главным театральным провокатором на пространстве бывшей Югославии, впрочем, "Гамлет" как раз не принадлежит к числу наиболее радикальных его постановок. Скорее, он представляет собою довольно подробный каталог вопросов, с которыми современное сознание обязательно должно столкнуться, если собирается всерьез перечитывать пьесу. Отправляясь на поиски Гамлета "здесь и сейчас", режиссер в результате получает компактное полуторачасовое зрелище, пронизанное ощутимой разрушительной энергией, несмотря на то что все начинается как чинное застолье или причудливый спиритический сеанс. И деструктивен здесь не режиссер, а скорее, его главный герой, принц Датский, который пытается покончить с окружающим его мороком — и раз за разом снова оказывается в его власти. Чтобы победить, нужно проснуться, но иногда проснуться — значит умереть.

Центр им. Вс. Мейерхольда, 18 и 19 ноября, 20.00



Manger
«Мюзе де ла данс» (Франция)
NET

Режиссер и хореограф Борис Шармац поставил для полутора десятков исполнителей что-то среднее между хореографическим перформансом и живой инсталляцией, подробно исследующей вынесенный в название феномен не столько еды, сколько поедания — всевозможного и всеохватного. Шармац, экспериментатор, интересующийся всеми ипостасями человеческого тела, в целом и в деталях, в данном случае заворожен ртом, местом, в котором соединяются еда, слово, звук и дыхание. Его актеры едят, когда двигаются и когда неподвижны, едят бумагу, едят воздух, едят самих себя, едят воображаемую еду — поглощенное исчезает в их телах, еще не поглощенное передается из рук в руки, в танце еды, кажется, принимают участие не только губы, но и язык, и зубы. Завораживающий ритуал (разумеется, ведь еда вообще одно из самых ритуальных занятий человечества) разворачивается в музыкальном диапазоне от Бетховена до Лигети и Мортона Фельдмана.

Центр дизайна Artplay, 27 и 28 ноября, 20.00



Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя