Коротко


Подробно

5

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Споры по широтному кругу вопросов

"Своя земля/Чужая территория" в Манеже

Выставка современное искусство

Выставка про спорную географию, сделанная куратором Юлией Аксеновой при поддержке галереи "Триумф" и Department of Research Arts, объединяет на нейтральной территории искусства 31 работу о геополитических конфликтах. Рассказывает ВАЛЕНТИН ДЬЯКОНОВ.


Всего-то десять лет назад вышла книжка известного американского колумниста Томаса Фридмана "Плоский мир", бестселлер по обе стороны Атлантики, идеалистический — как мы теперь понимаем — памятник эпохи глобализма. Фридман радостно и, как оказалось, совершенно необоснованно расписывал прелести планеты без границ. Сегодня ты в Эмиратах, завтра — в Крыжополе, электронная почта позволяет не вставать с рабочего места и так далее и тому подобное. Правда, и тогда концепция "плоского мира" вызывала обоснованную критику: прыжки по миру были доступны только узкой прослойке людей, связанных с финансовыми потоками, людей вроде самого Фридмана, экономиста по профессии. Лучшего опровержения завиральных идей, чем история, не найти — и в 2015 году никому и в голову не придет назвать нашу планету плоской: на всей ее протяженности постоянно натыкаешься на новые заборы. Об этом как раз повествует выставка "Своя земля/Чужая территория", вдохновленная, если можно так выразиться, Крымом. Не секрет, что люди искусства не то чтобы верили в "плоский мир", но надеялись на его существование, а геополитические инициативы последних двух лет грозят не только человеческим жизням на востоке Украины, но и мирному сосуществованию на художественной сцене. Так, например, у куратора Юлии Аксеновой в прошлом году отменилась выставка трех украинских художников в музее "Гараж", назначенная на март. Да и в целом украинские авторы стараются теперь в московских событиях не участвовать. Нет их и на "Своей земле", если не считать харьковчанина Сергея Браткова, уже более 20 лет живущего в Москве.

Сам полуостров фигурирует здесь на фотографиях Игоря Мухина, снятых во время недавнего путешествия по крымским городам. Мухин — мастер репортажной съемки, он никогда не использует человеческие комедии ради проникнутого пафосом высказывания с какой-либо баррикады, и Крым у него тоже получается эмоционально нейтральным: откопать в его снимках политическую позицию не выйдет. Работой, ближе всего подошедшей к зоне конфликта, становится видео вышеупомянутого Сергея Браткова "40 км от войны", снятое в поселке Бирючий рядом с Донецкой областью. Братков, как обычно, чередует меткие комические зарисовки и повседневный сюр провинциальной жизни. Пожалуй, по видео и не поймешь, что рядом война.

Выставка сделана как набор контурных карт со школьных уроков географии. Каждому художнику предпослан план тех мест, о которых сделано его произведение. Стены покрашены в голубой — цвет рек и озер, но и неба, с одинаковым равнодушием взирающего на кровавые копошения обитателей Земли. География выставки заставляет рекомендовать ее бывшим двоечникам, но не только им. Здесь упоминается множество спорных территорий, довольно мало известных в европейском мире и редко появляющихся в обзорах исторических конфликтов XX века. Инсталляция Софьи Гавриловой "Полоса прибоя" представляет собой реалистический портрет (почти диораму) побережья Северного Ледовитого океана, включающий разнообразный мусор. Предъявляя зрителям ничьи вещи, Гаврилова пытается рассказать о территориальных спорах вокруг Арктики как бы от противного. Большая тема для выставки — кровавый раздел Индии и Пакистана после обретения регионом независимости от Британской Империи. Существованию на границе так называемой линии Рэдклиффа посвящен фильм индийца Амара Канвара "Время вовне". Тут кинохроника недавних конфликтов накладывается на снятую художником документацию ритуального закрытия ворот в селе Вагах, по которому прошла граница. Шилпа Гупта показывает геополитику Индии в ином разрезе, предлагая случайно выбранным людям нарисовать карту страны по памяти. Некоторые респонденты этого импровизированного опроса бессознательно включают в состав Индии и Шри-Ланку, что кажется прекрасной иллюстрацией понятия "своя земля". Своя — это значит близкая и родная, а бюрократический термин "территория" ограничивает полет фантазии и закрывает землю в рамках определенных политических условий.

Интересно и то, как захват территорий показан на выставке вне актуальной повестки дня. "Лаборатория городской фауны" в инсталляции "Стог" строит абстрактную архитектуру из стволов борщевика, природного аналога ИГИЛ. Краснодарская художница Юлия Казас наблюдает за борьбой разных видов плесени в серии фотографий "Геополитика" — и действительно, биологические наросты ведут борьбу, на вид напоминающую физические карты мира. В общем, в разговоре о территориях и землях не обойтись без органических метафор, что очень точно отражает глубинные подтексты темы. Недаром же любые претензии на те или иные земли всегда оформляются громкими словами о традиции, исконности, естественности. Единственный упрек выставке — это отсутствие четко выделенной, центральной идеи. Но как дайджест она работает и выглядит прекрасно.

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение