Коротко


Подробно

Фото: PhotoXpress

"Позитивных сдвигов не наблюдается"

Директор природных программ «Зеленого патруля» Роман Пукалов комментирует экологический рейтинг регионов России. Беседовал Кирилл Журенков

Журнал "Огонёк" от , стр. 14

Общественная организация "Зеленый патруль" опубликовала экологический рейтинг регионов России. Он готовится ежесезонно, так что нынешний показывает, как изменилась ситуация за лето


Исследователи рассматривали экологическую ситуацию в России сразу по нескольким направлениям — их интересовал как уровень загрязнения воздуха или, допустим, воды, так и состояние вредных производств и даже ситуация в социосфере, проще говоря, среда обитания россиян. Данные — из открытых источников, и не только (в основу рейтинга легли, например, результаты масштабных экспедиций). Составляют рейтинг с 2007 года, и каждый вызывает споры — в отстающих оказаться не хочется никому. О парадоксах экологических подсчетов, региональной специфике, лидерах и аутсайдерах "чарта" — один из авторов исследования, директор природных программ "Зеленого патруля" Роман Пукалов.

— Как изменился сводный рейтинг регионов за лето? Новости есть?

— Позитивных сдвигов, к сожалению, не наблюдается: ситуация с экологией у нас остается неудовлетворительной. Судите сами: ни один регион не достиг условной границы в 75 положительных единиц, когда состояние окружающей среды можно назвать хорошим. Заметьте, не идеальным, а просто хорошим. У лидера рейтинга, Тамбовской области,— всего 64 единицы.

В целом общий рейтинг страны падает, за лето он просел на одну позицию — до 47 единиц. Причины известны: мы, к примеру, зашли в тупик с мусорными полигонами, которые с 2017 года почти полностью перейдут на нелегальное положение — как только вступит в силу закон о запрете захоронения отходов без их переработки (этот процесс у нас сейчас на уровне Средневековья). К тому же продолжается повсеместное загрязнение воздуха, водоемов. Казалось бы, давно известно, что делать: нужны очистные сооружения, модернизация производств. Однако этим мало кто занимается, зато растет парк автомобилей, а значит, постоянно увеличивается объем выбросов в атмосферу, вот сводный рейтинг и идет вниз.

— Синий снег в Челябинске этой зимой обсуждала вся страна. А какова самая заметная тема лета?

— Пожары в Прибайкалье и Забайкалье. Не случайно самое крутое падение в рейтинге продемонстрировали Бурятия и Иркутская область. Если в Красноярском и Забайкальском крае ситуацию удалось локализовать, то в тех двух регионах борьбу с бедствием провалили.

— На первом месте у вас Тамбовская область, в чем ее ноу-хау? Почему вдруг Тамбов оказался в лидерах?

— Сельскохозяйственные регионы по определению находятся в рейтинге выше, сказывается отсутствие вредных производств. Что касается Тамбовской области, то у них очень разумная аграрная политика, например, там широко применяют органические удобрения, в результате — никакого засоления или выщелачивания почвы. Нет и крупных предприятий, исключение — накопленные еще с советских времен отходы анилинокрасочного завода, но вопрос с ними тоже решается. Прочие положительные факторы: нет коррупционных скандалов, отсутствуют крупные водотоки, по которым могло бы передаваться загрязнение из других областей. Единственная проблема — соседи. Рязанская, Саратовская, Липецкая области с их производствами ухудшают статистику Тамбова — сказывается так называемый трансграничный перенос.

— А что не так с аутсайдером рейтинга — Свердловской областью?

— Там прямо противоположная картина. До сих пор функционируют старые "консервные банки" — предприятия, существующие чуть ли не со времен братьев Демидовых. Отсюда — экологические проблемы в Нижнем Тагиле, Серове. По соседству, в Челябинской области, загрязняет атмосферу знаменитый Карабаш с медеплавильным заводом, Магнитогорск с его металлургическим комбинатом...

— О модернизации, получается, никто не думает?

— Думать — думают, но если она и проводится, то очень медленно. В Магнитогорске, например, недавно заявили, что вложили в модернизацию производств 4 млрд рублей. У нас сразу вопрос: не могли бы вы показать, что именно сделали? Губернатор Челябинской области — бывший гендиректор Магнитогорского комбината, но пока добиться от него ответа мы не можем. А принимать декларации на веру — нет уж, увольте. Факты упрямы: и Магнитогорск, и Карабаш — одни из самых грязных городов России. Другой вопрос, что и само местное население не заинтересовано в том, чтобы заявить о своей гражданской позиции,— работают все на тех же самых предприятиях, выражать недовольство — себе дороже.

— А кто задает экологические тренды? Столица?

— Как вам сказать... Действительно, в конце 2014-го мы объявили Сергея Собянина персоной года в сфере экологии. Ограничения на въезд большегрузных автомобилей в дневное время и в целом движения в пределах третьего транспортного кольца, платные парковки, благоустройство территорий — все это позволило центру города вздохнуть свободнее. По данным "Яндекс.Пробки", в Центральном административном округе дорожная ситуация улучшилась: на треть меньше машин — на треть меньше выхлопных газов, а это главный источник загрязнения воздуха в Москве.

И все же ставить столицу на первое место в рейтинге городов, как это недавно сделали в Министерстве природных ресурсов, как минимум странно. Несмотря на весь позитив, объем вредных выбросов в атмосферу города в год оценивается более чем в 900 тысяч тонн! Проще говоря: и дня не проходит, чтобы в столице не было превышения по уровню содержания, например, оксида азота в воздухе. И это еще повезло с нынешним летом — из-за прохладной погоды не горели леса, торфяники в Московской области. Так что экологический тренд столица, возможно, и задает, но ей самой еще далеко до идеала.

Даже с водой в Москве не меньше проблем, чем с воздухом. Недавно мы провели исследование Москвы-реки, решили оценить основные источники загрязнения, их фоновый уровень. Брали пробы на "входе" в столицу, в районе Строгино, Рублевского водозабора, а затем на "выходе", на юго-востоке. Так вот качество воды по нефтепродуктам на "выходе" оказалось в 50 раз хуже, чем на "входе"!

— А недавние скандалы с сероводородом и горящей Москвой-рекой вы в рейтинге тоже учли?

— Учли, не сомневайтесь, однако это единичные случаи. Скажем, вспышка воды на Москве-реке продлилась 10 минут, сгорело несколько тонн углеводородов, быстро среагировали специальные службы. Вы, журналисты, можете сколько угодно называть это экологической катастрофой, но сравните случившееся с объемами утечек нефти, скажем, в Ханты-Мансийском округе — это не просто разные планеты, это разный космос.

— Судя по вашему рейтингу, экологический водораздел в России проходит по сельскохозяйственным и промышленным регионам. А, скажем, фактор географии важен?

— Разумеется, у нас даже была экспедиция по 37-му меридиану — получили экологический срез от Мурманской области через Москву до Краснодарского края. Действительно, у промышленных, населенных регионов проблем больше, чем у сельскохозяйственных, спокойных. Однако у "российской житницы" — Белгородской, Воронежской, Курской, Тамбовской областей — тоже не все гладко. В частности, есть данные об увеличении концентрации в атмосфере этих регионов марганца. Вероятные причины — в климатических изменениях, в частности, это касается скорости ветра и характера осадков. Фактически мы наблюдаем смещение географических поясов: там, где сейчас лесостепь или зона смешанных лесов, скоро будут степи с их низкоплодородными почвами. И, возможно, уже сейчас качество черноземных угодий начинает ухудшаться.

Или возьмите полосу смешанных лесов, охватывающую Москву. Уже очень скоро ее может сменить лесостепь. Отсюда — проблема короеда-типографа в Подмосковье, это реакция на теплые зимы и более комфортные для вредителя условия размножения. Лесные пожары и ураганы тоже результат таких вот глобальных перемен.

— В рейтинге есть своего рода серая зона — регионы-середнячки, про которые, скажем так, не все понятно: благополучные они или "пороговые". Как бы это прояснить?

— Скажу, что такие регионы мы называем "молчащими" — там нет никаких изменений ни по статистике, ни по событиям, не находится ни позитива, ни негатива. Видимо, проблема в том, что о состоянии экологии там просто ничего не сообщается, в официальных отчетах все пристойно — и ладно. Но этот вовсе не значит, что проблемы отсутствуют. Скорее наоборот. Например, Калмыкия — один из последних российских регионов по качеству питьевой воды, оно там такое, что вы в Москве к этой воде даже не прикоснетесь. Так что "молчащие" регионы надо вытаскивать на свет, выяснять реальное положение дел.

— А что нужно, чтобы ситуация начала меняться к лучшему? Каковы факторы изменений?

— Не хотел бы никого рекламировать, но чаще всего — это приход нового руководителя в сам регион или, скажем, на ключевое для него предприятие. Так, например, случилось недавно в Мурманской области, где были масштабные выбросы диоксида серы в воздух, норвежцы постоянно жаловались. Когда сменилось руководство работающего там крупного холдинга и было установлено оборудование по улавливанию диоксида серы — ситуация поменялась кардинально. Теперь уже мы недовольны "зональным переносом" из Европы — загрязнение идет от них. Вообще, если регион серьезно берется за экологию, это сразу заметно. В этом году в рейтинге поднялся Татарстан, там, например, с 1 августа ввели вознаграждение для жителей, сообщающих о незаконных свалках, нелегальной добыче песка... Сразу улучшает ситуацию избавление от вредных производств. Например, планы по закрытию никелевого завода в Норильске (Красноярский край) мы назвали главным положительным итогом прошлого года: с его остановкой в воздух перестанет попадать 400 тысяч тонн вредных веществ — примерно половина всех выбросов Москвы, для сравнения!

— Экономический кризис не перечеркнет благие намерения?

— Он уже многое притормозил. По всей России планировалось потратить миллиарды рублей на строительство самых разных очистных сооружений, и сейчас, насколько мне известно, часть этих планов заморожена.

— Экологическую ситуацию в стране отслеживаете не только вы. За конкурентами — похожими рейтингами — следите?

— За мировыми нет, а внутрироссийские отслеживаем. Опять же, не хотелось бы никого критиковать, но чувства у меня к ним противоречивые. Например, Министерство природных ресурсов выпускает рейтинг городов — там Тольятти в пятерке лучших по обращению с отходами. Слушайте, вы вообще видели Северный промышленный узел и сколько там всего накопилось? Один завод "Фосфор" с тоннами низкорадиоактивных отходов на своей территории! О каком пятом месте можно говорить?!

Или, к примеру, в одном из первых рейтингов у них фигурировал Новороссийск как самый грязный город России. Это же приморский город с постоянными ветрами, источников загрязнения, кроме автотранспорта, там немного... Откуда такое низкое место? Да просто какой-то честный специалист из Гидромета дал информацию о превышении показателей по формальдегиду. Так что теперь, объявлять Новороссийск аутсайдером? Лучше посмотрите на Магнитогорск, где ситуация действительно аховая...

Беседовал Кирилл Журенков


Комментарии
Профиль пользователя