Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анна Толстова / Коммерсантъ   |  купить фото

Воскресение городской среды

ArtBat Fest 6 в Алма-Ате

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Фестиваль современное искусство

В Алма-Ате открылся фестиваль современного искусства ArtBat Fest 6, который устраивает общественное объединение "Евразийский культурный альянс", основанное бизнесменом Игорем Слудским. Паблик-арт и стрит-арт, выставки в музеях, галереях и на временных площадках, уличные перформансы, концерты и спектакли под открытым небом, лекции и творческие вечера в кафе на месяц превращают бывшую столицу Казахстана в нечто вроде города-биеннале. Из Алма-Аты — АННА ТОЛСТОВА.


Шестой ArtBat Fest торжественно открылся на железнодорожном вокзале Алма-Ата-2, так что на встречу с актуальным прекрасным попала как посвященная публика, так и непосвященные гости города. Пока в одном из залов ожидания выступал австрийский вокально-виолончельный дуэт Миры Луковач и Лукаса Лауермана, часто сотрудничающего с художниками — в том числе с группой Gelitin, на вокзальной площади шел — не на жизнь, а на смерть — перформанс москвички Ольги Кройтор. Он был не нов: художница статуей или столпницей часа два простояла на высоченном столбе перед помпезным сталинским фасадом вокзала, рифмуясь с его колоннами и скульптурами. Но новы были обстоятельства места: выйдя из музейной теплицы в реальное социальное пространство, опасное и непредсказуемое, этот перформанс поднялся на более высокую ступень — от формалистических экспериментов к радикальному экзистенциальному опыту.

Впрочем, самой яркой звездой вечера стал знаменитый японский инсталлятор Тацу Ниси, мастер окружать городские монументы комнатными интерьерами и тем самым одомашнивать национально-исторический пафос. Разрешение работать с главным алма-атинским памятником наиновейшего времени, монументом Независимости (в просторечии — "Золотым человеком"), запоздало, и Тацу Ниси решил выстроить очередную уютную комнатку под потолком кассового зала — как оазис покоя оседлости среди кочевой суеты вокзала. "Кто забыл, может присесть на дорожку в инсталляции",— шутит куратор нынешнего фестиваля Сергей Ковалевский: основатель и бессменный руководитель Красноярской музейной биеннале, увенчанный лаврами "Инновации", сформулировал для ArtBat Fest 6 башлярианскую тему "Воздух земли".

Фестивали паблик-арта давно сделались универсальным инструментом неолиберального урбанизма и проводятся повсеместно, но некоторым городам они и правда весьма к лицу. Алма-Ата — высшее достижение советской градостроительной мысли, превратившей казацкую станицу в казахский мегаполис-сад с манхэттенской сеткой широких улиц, вдоль арыков густо засаженных тенистыми деревьями,— создавалась как образец авангардной городской культуры. И этот авангардный зачин требует продолжения, под каким вряд ли можно понимать монументальную пропаганду эпохи обретения национального суверенитета и сложения нового авторитарного режима. ArtBat Fest, фестиваль с акцентом на искусство в общественных пространствах, проводится в Алма-Ате с 2010 года: поначалу он жался к единственной в городе пешеходной зоне — участку улицы Жибек-Жолы, прозванному в народе Арбатом (отсюда и название фестиваля), но постепенно разросся до самых окраин. Так, в этом году стены многоэтажек в отдаленных микрорайонах украсились муралями алма-атинской художницы Дарион Шаббаш и трех москвичей — Миши Most, Валерия Чтака и Владимира Потапова, который курировал программу стрит-арта. Следы прошедших фестивалей, несмотря на повышенное внимание вандалов, можно увидеть повсюду в городе: где-то дыра в асфальте залатана "древнеримской" мозаикой, где-то по бетонной стенке арыка вместе с водой бежит строка из какого-нибудь классика о море.

Начавшись как частная инициатива Игоря Слудского, занимающегося рекламным бизнесом и желавшего оживить и осовременить городскую среду Алма-Аты, ArtBat Fest теперь получает административную и финансовую поддержку мэрии, привлекает спонсоров и завязывает партнерские отношения с казахскими и зарубежными культуртрегерами. К своему шестому году жизни фестиваль открыл предназначенную для креативной молодежи летнюю площадку ArtPoint в одном из городских скверов — такой формат знаком москвичам по парку Горького. Здесь, например, выступила замечательная художественно-театральная "Творческая группа 705" из Бишкека. Она показала поставленный Маратом Райымкуловым социально-абсурдистский спектакль "Без дома", говорящий о проблеме новой урбанистики Бишкека, то есть о захвате земель и несанкционированном строительстве жилья вокруг киргизской столицы, словами, заимствованными у Платонова, Ионеско, Аристофана, Гегеля, Чорана, Чернышевского и других мечтателей и разочарованных.

Одно из важнейших направлений фестиваля — педагогическое. На этот раз с молодыми казахскими художниками работала московский куратор Яна Малиновская, подготовившая два проекта. В старейшей галерее Алма-Аты "Тенгри-Умай" выставлены фотографии экохудожественных интервенций, сделанных как вехи на новом туристическом маршруте в Иле-Алатауском национальном природном парке. А в торгово-развлекательном комплексе Villa Boutiques & Restaurants, алма-атинском аналоге нашей "Барвиха Luxury Village", открыта выставка "Мы реки". Среди множества хороших ученических работ на ней выделяются две инсталляции Анвара Мусрепова. Особенно хороша "Связь": под стеклом музейной витрины лежит древний на вид головной убор — серебряная тюбетейка в виде ступенчатой пирамидки; возле вывешены старинные на вид этнографические снимки казахов в этом таинственном шлеме-шапке; о значении сакрального предмета вдохновенно рассказывает археолог, чье видеоинтервью пересыпано эзотерическими банальностями. Только по тому, как ученый местами спотыкается и подглядывает в шпаргалку, написанную художником, можно догадаться, что перед нами шедевр mockumentary: тюбетейка сделана ювелиром на заказ, костюмы старинных фотографий взяты напрокат у "Казахфильма", а в роли археолога снялся известный режиссер. Эта критическая ирония в отношении националистических мифов, ложащихся в основу новой государственной идеологии, роднит Анвара Мусрепова с ветеранами современного искусства Казахстана — Георгием Трякиным-Бухаровым и Арыстанбеком Шалбаевым, участвующими в основной, паблик-артовской программе ArtBat Fest 6.

Инсталляция "Собственная территория" Арыстанбека Шалбаева, члена легендарного объединения "Кызыл трактор", располагается на границе одного из парков и представляет собой ряд металлических ограждений, какие используют на митингах и демонстрациях. Художник украсил этот непременный атрибут современного мегаполиса эпохи развитой демократии рельефными бляхами в "зверином стиле", изображающими древние кочевнические символы вроде шанырака, меча и конского копыта наряду с калашами и лимонками. Работа иронически напоминает ограду монумента Независимости на площади Республики, сообщая аполитичному парку политическое напряжение. Однако городское пространство так устроено, что политическое содержание в нем приобретают не одни только эксплицитно политические работы, скажем, решетки-солнышки киевлянина Никиты Кадана, сделанные не из металлических прутьев, а из люминесцентных дэнфлавинских ламп и буквально дающие свет,— их укрепили на окнах одного сталинской постройки дома. Екатеринбуржца Тимофея Радю, водрузившего над панельной многоэтажкой на проспекте Достык неоновую надпись "Чем больше света, тем меньше видно" (ее действительно лучше всего видно в темноте), привлек фасад здания, разномастным дизайном лоджий напоминающий фавелы. Но перед домом, прозванным "Три богатыря", прямо под надписью Ради установлен памятник Джамбулу, которого советская культурно-колонизаторская политика назначила главным казахским поэтом: купающийся в лучах официозной славы, он до сих пор остается загадочным героем с множеством черных дыр в биографии. Подобные работы показывают, что ArtBat Fest — это не только художественное благоустройство территории, но и придающий смысл жизни города проект.

Комментарии
Профиль пользователя