Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

Операция на сердце Родины

Как перестраивают Москву

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 22

Выложены гранитом обе Никитские улицы, Мясницкая и Покровка, на Триумфальной площади — качели и клумбы, по всему городу перекладывают асфальт и бордюры. Москва еще не знала таких масштабных и стремительных преобразований. Но отсутствие полноценного диалога власти с жителями, а порой и качество работ вызывают у некоторых москвичей недовольство.


РОМАН ДОРОФЕЕВ


В ночь с понедельника на вторник, 8 сентября, в столичном парке Дружбы у станции метро "Речной вокзал" отключили свет, а в пять утра на маленький, из шести человек, лагерь защитников парка двинулась строительная техника в сопровождении сотрудников ЧОПа. Результат стычки с чоповцами: двое защитников — мужчина и женщина — попали в больницу, а строительные работы (здесь собираются устроить два футбольных поля и спортплощадку, а рядом сделать парковку и подъездные пути) начались. "Мы продолжим защищать наш парк,— говорит тем не менее одна из активисток депутат муниципального собрания Ховрино Надежда Барынина.— Если этот комплекс появится, мы парка лишимся. Понятно, что нужно строить стадионы к чемпионату мира, но вон там, через дорогу, есть два заброшенных футбольных поля со всей инфраструктурой. Почему бы их не отремонтировать?"

В парке Дружбы противостояние местных жителей и сотрудников ЧОПа, которых нанял подрядчик затеянного строительства, продолжается с середины августа. Активисты по несколько десятков человек дежурят днем и ночью. По их словам, стройка незаконна: общественные слушания от 2005 года, на которых работы якобы одобрили, были посвящены другому проекту, давно уже официально отмененному. Кроме того, парк является объектом культурного наследия регионального значения, о чем говорится в распоряжении соответствующего департамента от 23 апреля 2014 года. Тем не менее в том же году появилась "адресная инвестиционная программа Москвы на 2014-2017 годы", которая финансируется из городского бюджета, а в ней уже фигурировала и вызвавшая нынешний конфликт стройка.

Подарок за сто миллиардов


"В праздники принято дарить подарки. И строители подарили москвичам новые дороги, развязки, благоустроенные улицы, обновленные парки",— говорил собравшимся на Лубянской площади мэр Москвы Сергей Собянин в День города, за три дня до столкновения в парке Дружбы.

Таких преобразований Москва и вправду еще не знала. Согласно официальным отчетам, с 2011 по 2014 год в столице отремонтировали практически каждый двор, каждый парк (и еще более сотни было создано) и почти все улицы внутри Бульварного кольца. Обещают, что до конца 2018-го приведут в порядок вообще все столичные улицы и все дороги. На ремонт в 2012-2015 годах, по данным сайта департамента финансов Москвы, уже потратили больше 100 млрд руб.

Со временем преобразования оформились в достаточно четкую идеологию: столица должна развиваться согласно западным стандартам современного города, "города для людей".

Примечательно, что даже одноименная ("Город для людей") книжка всемирно известного урбаниста Яна Гейла была переведена и издана по заказу Московской мэрии. Качели на Триумфальной, лавочки и книжные стеллажи в выкрашенном под зебру Черниговском переулке, десятки новых пешеходных зон — все это, конечно, про человека. "Москва безусловно следует глобальному тренду",— говорит директор Института медиа, архитектуры и дизайна "Стрелка" Варвара Мельникова, принимавшая участие в заседании совета по развитию общественных пространств столицы. "Западные аналоги очень, конечно, на него (мэра Москвы Сергея Собянина.— "Деньги") воздействуют,— подтверждает архитектурный критик Григорий Ревзин.— Это касается и концепции, и материалов, а приходит это понимание постепенно. Посмотрите, какую плитку клали три-четыре года назад,— совсем простую, бетонную. Сейчас кладут очень хорошие гранитные плиты".

Впрочем, дело даже не в деталях. Главная особенность преобразований, неоднократно подчеркивали в мэрии,— беспрецедентная "демократичность" реформ: где, что и как будут ремонтировать, должны определять граждане.

"Активный" и "сердитый"


Новаторство в подходе к городскому ремонту, с точки зрения мэрии, состоит не в его масштабе и дороговизне и не в смене концепции с лужковской "Город для автомобилистов" на собянинскую "Город для пешеходов". Основное новшество — интерактив, вовлеченность граждан в обсуждение. "Москвичи сами решили, какие улицы благоустраивать в текущем году",— подчеркивал Сергей Собянин на совещаниях. Для того чтобы внимать советам граждан, в 2013-м весьма громко было представлено мобильное приложение для электронных референдумов "Активный гражданин". На портале может зарегистрироваться любой, у кого есть сим-карта с российским номером. При регистрации необязательно указывать место жительства, хотя вопросы задаются в основном по московской тематике. "Миллион пользователей, более 580 голосований, 250 реализованных властями решений — вот результат первого года "Активного гражданина"",— отчитывается о своей работе сам "Активный гражданин". Среди последних знаковых голосований — вопрос об установке памятника князю Владимиру (из трех вариантов — Боровицкая, Лубянская площадь или Зарядье москвичи выбрали первый).

"Это не "активный", а "фиктивный гражданин",— возмущается депутат муниципального собрания Лефортово Александра Андреева.— Большинство голосований на сайте, во-первых, некорректно: обсуждается, как именно застраивать парк, который застраивать запрещено, или где устанавливать памятник, который москвичи в принципе видеть не хотят. Во-вторых, результаты голосований нерелевантны: мы не знаем ни состава голосующих, ни методики подсчета. И странным образом результаты оказываются в русле того, что и собираются делать власти".

Для того чтобы граждане могли выпускать пар, был создан еще один сайт — "Сердитый гражданин". Сайт пользуется популярностью. "От метро "Новослободская" до метро "Савеловская" перерыли все пешеходные дорожки. Пешеходам ходить негде, разве что летать по воздуху. Там зачем-то убирают хороший асфальт и заливают бетоном",— пишет Мария Лысенко. "На Большой Бронной сняли нормальную дорожную плитку, положили новую, а после все разрыли и кладут трубы. Кто-нибудь, кроме москвичей, заплатит за эту бесхозяйственность?" — негодует другой посетитель сайта Леонид Еремин. Впрочем, подобные "выхлопы" полноценным диалогом назвать сложно — неизвестно, как отзывы влияют на корректировку правительственных планов (и влияют ли вообще). "Объявлять людям: "Вы хозяева города", а потом давить их бульдозером за попытку выразить протест — это движение не вперед, а известно в какие годы",— говорит защитница Парка Дружбы Надежда Барынина.

Москва как бывший "Запорожец"


Понятно, что, обсуждая с гражданами каждый шаг, сделать что-либо значимое в городе было бы просто невозможно. "Вопросы дизайна и эстетики — это профессиональные вопросы. Их нужно задавать архитекторам и дизайнерам",— уверена Варвара Мельникова из "Стрелки". Если оставить за скобками, нужно ли было объявлять демократию там, где ее не может быть по определению, следует признать, что выигравших от московской реконструкции немало. Конечно, было много критики в прессе и соцсетях — люди устали от развороченных улиц, не всем понравился дизайн, но даже критики признают, что стало все-таки лучше, чем было. "Просто большой шаг вперед,— говорит Ярослав Ковальчук, преподаватель модуля "Проблемы урбанизма" в Московской архитектурной школе.— То есть, если вы ездите на "Запорожце",— продолжает он,— то пересесть на "Ладу-Калину" — очень круто. Другое дело, что можно было сделать не "Ладу", а Audi, если бы тщательнее выбирали проекты, не торопились с исполнением, лучше продумывали детали. Взять хоть свет. Фонари, которые делали по разным концепциям, висят слишком высоко, и зимой в центре будет тускло".

Но вернемся к выигравшим. Среди них оказались и владельцы недвижимости, особенно в центре. "Мы видим, что, например, на Пятницкой реконструкция благотворно повлияла на рынок недвижимости. Там создана обширная пешеходная зона без полного запрета на проезд автомобилей. Цены на квартиры, правда, не выросли, все-таки кризис, но повысилась ликвидность, что по нынешним временам уже хорошо",— рассказывает Эвелина Ишметова, заместитель генерального директора компании RRG. Впрочем, с пешеходными улицами не все так однозначно, многие считают, что квартиры в домах, которые находятся внутри пешеходных зон, могут и перестать продаваться. "Будет, как со Старым Арбатом,— люди никогда не хотели покупать квартиры непосредственно на нем, но хотели в окрестных переулках. Если сейчас, например, в районе Патриарших сделают большую пешеходную зону, будет то же самое",— говорит Екатерина Бонч-Бруевич, генеральный директор агентства недвижимости "Мезон".

Кто еще оказался или может оказаться в выигрыше? Получил новый импульс стрит-ритейл. Здесь, правда, история тоже не самая простая. Специалисты считают, что внутри пешеходных зон должно произойти замещение торговли — вместо бутиков и дорогих ресторанов появятся заведения для хипстеров вроде модного фастфуда, потому что прежняя аудитория гулять не привыкла, а хипстеры могут оказаться не менее активными покупателями, чем премиальная публика. "Когда все только начиналось, бизнес сильно напрягался и прогнозировал спад покупательской активности,— рассказывает уполномоченный по защите прав предпринимателей в Москве Михаил Вышегородцев.— Но недавно я разговаривал с предпринимателями, работающими на Кузнецком мосту, они говорят, что спада как такового нет". Впрочем, все может сложиться и по-другому. "Я думаю, что на улицах, которые становятся пешеходными, или на тех, где расширили тротуар, трафик существенно не вырастет — может быть, на 10-15%,— полагает управляющий партнер консалтинговой компании DNA realty Антон Белых.— За счет этих людей торговлю сильно не оживишь, а то, что в центре стало меньше парковочных мест, по ней ударит существенно".

Планов громадье


Большинство промахов, допущенных во время реконструкции, следует связывать скорее не с отсутствием диалога, а с тем, что все делалось в спешке и без серьезного планирования.

Программа "Моя улица", Адресная инвестиционная программа Москвы на 2014-2017 годы, отдельные государственные программы, в том числе по развитию транспортной системы,— это масса больших и маленьких программ реконструкции, которые создавались в разные годы, потом некоторые переделывались, другие отменялись, третьи развивались. Местами они, конечно, друг другу противоречили. Пример с парком Дружбы, который присутствует сразу в двух документах развития Москвы,— в одном со стройкой, а в другом без нее — это убедительно доказывает.

"Сначала приняли программу по переукладке асфальта, потом пришла разнарядка делать бордюры. По уму нужно было наоборот — сначала бордюр, потом асфальт, но из-за спешки и нестыковки разных программ получаются такие накладки",— делится наблюдениями Булат Столяров, основатель IRP Group и один из организаторов первого Московского урбанистического форума. "Оставляет желать лучшего качество исполнения. Здесь сходится масса факторов — недостаточная квалификация подрядчиков, слабый механизм авторского надзора, отсутствие системы оценки выполнения работ. Хочется надеяться на постепенный рост уровня профессионализма: если на Триумфальной площади плитку уже научились выкладывать в виде треугольников, может быть, и ливневую канализацию со временем осилим",— замечает архитектурный обозреватель Анна Шевченко.

"Я не знаю, зачем устроили такую спешку. Из-за нее, очевидно, остались непродуманными элементарные вещи, например водостоки. Полно мест, где в ливень будет море, а зимой — лед на тротуарах",— предсказывает урбанист Ярослав Ковальчук. "Мы были бы счастливы располагать временем, если бы Москва подарила нам три или четыре года на осмысление, анализ, придумывание дизайна улиц,— оправдывается Варвара Мельникова из "Стрелки".— Но улицы, если посмотреть попристальнее, находятся в крайне плачевном состоянии. И вообще, наш уровень комфорта никоим образом не соответствует тому, какой должен обеспечивать современный мегаполис. Возможно, когда-нибудь, когда первая волна решения экстренных проблем спадет, мы сможем "вышивать" улицу лет пять, чтобы она была идеальная. Но, если честно, пока не до вышивки".

В следующем году, впрочем, должны появиться программные документы: Москва наконец-то одобрит новый Генплан (старый готовился еще при Лужкове и сразу потерял актуальность), а "Стрелка" выпустит рекомендательные пособия по благоустройству столичных улиц. Очевидно, и ливневую канализацию в них наконец учтут.

Комментарии
Профиль пользователя