Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Мы можем выпасть из мирового авиапространства»

Системы бронирования билетов освободят от закона о персональных данных

от

Закон, обязывающий, хранить данные о россиянах на территории страны, не будет распространяться на системы бронирования авиабилетов, пишет газета «Коммерсантъ». По данным издания, такое решение было принято Минкомсвязи. Однако в ситуацию еще может вмешаться ФСБ, которая выступает против столь простого выхода. Что касается самой законодательной нормы, то она должна вступить в силу уже с 1 сентября. Ведущий научный сотрудник Института экономики транспорта и транспортной политики Федор Борисов обсудил тему с ведущей «Коммерсантъ FM» Светланой Токаревой.


— Вы поддерживаете решение Минкомсвязи?

— Безусловно, решение это стоит поддержать, но при этом надо оговорить, что все-таки письмо министерства и принятый закон имеют, безусловно, разную силу. Поэтому мы можем говорить о том, что это поиск решения, движение на пути к решению. Но, тем не менее, у нас риски, которые заложены в законе, в требованиях закона, остаются вне индустрии.

— Ранее закон вызывал наибольшее количество вопросов именно у авиаотрасли. Большинство участников рынка онлайн-бронирования заявили о том, что им проще остановить деятельность сервисов в России, чем пытаться успеть перевести эти базы на российские серверы к моменту вступления закона в силу. Минкомсвязи прислушалось, оценило риски? Почему они приняли такое решение?

— В силу опять-таки здравого смысла. Потому что авиационная индустрия действительно очень сильно страдает от принятого закона, потому что он, по сути дела, предполагает полную перестройку внутри индустрии. Но, кроме того, остаются и нерешенные проблемы, связанные с тем, что все-таки авиационная индустрия — это не только внутренние авиационные перевозки, это и международный сектор, это действия иностранных компаний здесь, в России. В этой ситуации у нас возникает случай, когда мы можем выпасть из этого мирового пространства.

— Федор Андреевич, к авиаперевозчикам действительно в этом ключе нет претензий? Все персональные данные они обрабатывают и хранят в соответствии с законами, да?

— Во-первых, закон сейчас вступает в силу, и полное исполнение его требований создаст очень большую проблему. Ради этого и написано письмо, чтобы в какой-то мере смягчить ситуацию для перевозчиков. Нужно понимать, что российские перевозчики интегрированы в мировую систему, и взять просто выключиться из нее невозможно. Это чревато тем, что вы просто остановите свою операционную деятельность.

Вопросы безопасности, безусловно, очень важны, и они должны иметь соответствующие приоритеты. Но я не думаю, что если российские перевозчики выпадут из мировой системы перевозок и получат ситуацию, когда они будут находиться в крайне невыгодном положении по отношению к остальным игрокам на мировом рынке, что эта система будет способствовать безопасности.

Мне кажется, что процветание авиационной отрасли — это такой же вклад в национальную безопасность, как и способы защиты информации. Здесь нужно искать баланс, и это письмо, которое есть, — это как раз движение к этому балансу. Но было бы, наверное, правильнее, чтобы этот баланс был в итоге отражен не только в разъясняющем письме, но и в законе.

— Отмечается, что в ситуацию еще может вмешаться ФСБ, которая выступает против столь простого выхода из ситуации. То есть все может вернуться на круги своя?

— Теоретически да. Но мне кажется, что нужно искать баланс, потому что нарушение этого баланса в одну или в другую сторону все равно будет выливаться в вопросы безопасности. Эффективные действия авиакомпаний в России — это такой же элемент системы национальной безопасности, системно работающая экономика — это такой же элемент национальной безопасности, как и все остальные.

— Это желание прийти к балансу наблюдается с обеих сторон?

— Наверное, путь к нему будет достаточно трудным. Мне кажется, что просто нет другого выхода, что мы к нему придем. Другой вопрос, что мы к нему придем, избежав каких-то негативных последствий, или столкнемся с этими последствиями, и потом нам придется все равно к нему приходить. Первый путь существенно лучше и менее затратный для всех.

— Насколько вероятно, что компаниям будет дан несколько больший переходный период?

— Мне сложно судить, наверное, вопрос все-таки к законодателю и правоприменителю. Хотелось бы, чтобы это было так.

— Есть ли другие механизмы решения этой проблемы?

— То решение, которое обозначено в письме, — это решение в правильном направлении. Определенные исключения из закона для авиационной отрасли как отрасли, которая работает в глобальной сфере, совершенно логичны. Нам нужно к этому прийти.

— Письмо отправлено, что дальше?

— Посмотрим, какова будет реакция всех заинтересованных сторон. Посмотрим, насколько авиационная отрасль сможет объяснить свои приоритеты, и насколько удастся эти приоритеты вставить в систему национальных приоритетов.

Комментарии
Профиль пользователя