Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Либерализм должен заканчиваться в постели с женой»

Бывший вице-президент РФ Александр Руцкой в интервью «Ъ FM»

от

Какие уроки сегодня можно извлечь из августовского путча 91-го года? Можно ли было сохранить Советский Союз? Чего хотели участники ГКЧП? И как спустя 24 года очевидцы и непосредственные участники событий их оценивают? Эти и другие вопросы ведущий «Коммерсантъ FM» Анатолий Кузичев обсудил с бывшим вице-президентом РФ Александром Руцким в рамках программы «Действующие лица».


«Технически Су-25 мог подняться на достаточную высоту, чтобы сбить малайзийский Boeing»

Александр Руцкой о том, почему он стал заниматься политикой: «Я пришел в политику в 1991 году, будучи слушателем Академии Генерального штаба. У меня была хорошая военная перспектива. Почему я пошел? Потому что я не мог смириться с той глупостью, которая называлась перестройкой. Это же неправильно, неправильный подход. Уникальные предприятия стали выпускать тазы. В сознании людей Горбачев опустил отношение к армии. Что делает этот человек? Я хотел просто разобраться. Я отчасти поддержал ГКЧП: я привез Горбачева назад. Я поддержал в том, что не пролилась серьезная кровь».

О присоединении Крыма: «Это была обязанность. Я, будучи вице-президентом, не одну тельняшку порвал на груди, доказывая Ельцину, что сегодня есть реальная возможность вернуть Крым. Крым мог бы стать российским в 1991 – 1992 году, вот в этом промежутке».

О катастрофе Boeing на востоке Украины: «Посмотрите на поражение самолета: левая сторона кабины, то есть экипаж был сразу убит. Именно по кабине. Зенитно-ракетный комплекс не выбирает. А вот именно в кабину — однозначно ракета и пушечное вооружение. След от ракеты с земли остается в воздухе порядка 20-30 минут. Кто видел этот след, инверсию? Никто. Су на такую высоту поднимется, я вам докладываю. На Су-25, чтобы наносить удары более, чем позволяет радиус самолета, мы взлетали, набирали высоту 7-10 тыс. м, выключали правый или левый двигатель, шли к цели на одном двигателе, подходили к цели, запускали второй, наносили удар, опять набирали высоту и возвращались на одном двигателе. Технически это возможно. Кислородную маску к лицу поплотнее — и вперед».


«Никого я не предавал»

Александр Руцкой о некоторых причинах событий августа 1991 года: «Именно эти все реформы, о которых говорили, и вогнали страну в состояние глубокого кризиса. Пустые полки, карточки, ничего невозможно купить. Гайдар это продолжил, все дальше пошло по наклонной, и закончили самым позорным явлением, которое может быть в экономике, — дефолтом. Именно состояние глубокого экономического кризиса и вывело людей на улицу. Во-вторых, люди впервые в жизни демократически избрали власть, и против этой власти возникли те люди, которые вогнали СССР в состояние кризиса. Это была нормальная реакция людей. Но это была самодеятельность. "По состоянию здоровья не способному исполнять обязанности..." — Горбачев был абсолютно здоров».

Об отношениях с Ельциным: «Никого я не предавал. Я приносил присягу на верность служения Родине, а не какому-то индивидууму. Когда я вижу, что творят, называя экономическими реформами, понимая, куда мы, в конце концов, прирулим, конечно, нормальный человек будет делать все возможное, чтобы этого не допустить».

О том, что бы он сделал в августе 1991 года на месте Горбачева: «Я бы пригласил всех руководителей союзных республик, в том числе и тех, которые сами отделились, и провел бы совещание в жесткой форме, где бы объяснил каждому, чем он может закончить, если не будет подписан новый союзный договор. Наши предки создавали эту страну. Крови пролито за нее немерено. То состояние, до которого мы были доведены до 1991 года, — это не случайность. Почему я против либерализма и теории Смита? Любой процесс требует управления».


«Гайдар вычистил карманы граждан внаглую, а эти либерально делают, культурно»

Александр Руцкой о либерализме и современной России: «Когда у человека появляется раковое заболевание, необходимо как можно скорее хирургическое вмешательство, чтобы эта метастаза не разрослась. Сегодня она до такой степени все заполнила, что омерзительно жить в этих условиях. У нас все это называют либерализмом. В моем понимании либерализм должен заканчиваться в постели с женой. В остальное время он неуместен, особенно в управлении страной и экономикой. Правильнее назвать это все безответственностью, потому что самое главное — дисциплина, высокая ответственность, уважительное отношение к людям. Тогда власть имеет моральное право спрашивать с людей, создав им условия. У нас все наоборот. Вот сегодня всех обули по поводу курса доллара к рублю. И все сидят, рот открыли и не понимают. У него было 3,5 млн сбережений, и он мог купить $100 тыс. А сегодня за эти 3,5 млн он и полтинник не купит. Если тогда Гайдар вычистил карманы граждан и их сбережения просто внаглую, то эти либерально делают, культурно».

О выборах: «Демонстранты — это патриоты страны, которые пришли туда. Они пришли защищать власть, которую избрали впервые демократическим путем. Сегодня это не демократические принципы избрания, это все по команде. Мы вернулись назад. Современный закон об избирательном праве — профанация выборов. По теории вероятности, 100 из 100 не бывает. Назовите хотя бы одного врио губернатора, который бы проиграл выборы? Все они почему-то выигрывают».

А.Р.: Все то, что сейчас происходит, объясняется отсутствием вождя.

А.К.: Между прочим, Путина многие как раз-то обвиняют в том, что он чрезмерно вождь.

А.Р.: Нет, давайте будем до конца объективными, начнем по порядку. Первое: кто рассчитался с внешними долгами России перед зарубежными банками? Путин, это его период. Кто остановил парад суверенитетов республик, входящих в состав Российской Федерации? Путин. Дальше, кто выдворил из системы власти олигархов? Путин. Как доктор экономических наук скажу, что для того, а я знаю, в каком состоянии была принята страна Путиным, для того, чтобы выйти на сегодняшний уровень социально-экономического развития, надо минимум 25 лет. Прошло 15. Я бы его больше уважал, когда бы он начал спрашивать с министров.


«Сдрейфили в отношении одного человека, но не сдрейфили в отношении всей страны»

Александр Руцкой об отношении к распаду СССР: «Однозначно сожалею, не просто сожалею, а глубоко сожалею. Почему такое отношение в обществе? Прошло время, которое стерло в памяти то, что называлось Советский Союз, не более того. На это влияет и обучение в школе. Моему младшему сыну 16 лет. Я, разумеется, смотрю учебники. Учебник по истории — это просто мрак. Это сплошное извращение реальности, подтасовка. Это все направлено на искажение сознания человека».

О событиях августа 1991 года: «Тогда шла дискуссия о сохранении или несохранении СССР. Пять республик вышли из состава СССР. Что касается Прибалтики, то этого делать нельзя. Этого не надо было делать. Надо было заниматься Новоогаревским процессом, где шел разговор о формировании нового союзного договора. Мало того, формирование нового союзного договора подкреплялось результатами референдума. Народ СССР сказал «Да» Советскому Союзу. Было два предложения: конфедеративное или федеративное устройство государства. Большинство настаивали именно на федеративной модели. Но что сделал Горбачев? Он самоустранился от этого процесса, называя по-прежнему это все перестройкой. Эта сплошная демагогия привела к тому, что в марте появилась идея создания ГКЧП на всякий случай, это была его идея. 20 августа должно было состояться подписание союзного договора. 15 августа Горбачев уехал в Форос отдыхать. Это был маневр, принцип курятника.

Руководство страны, оставшееся на своих рабочих местах, понимая, что 20-го числа будет подписываться новый союзный договор, а остальные главы республик, почувствовав, что президент СССР пасует, берут на себя решение, руководствуясь прежней мыслью о создании ГКЧП, создают ГКЧП с идеей спасти Союз. Это была глупость, этого не надо было делать. Надо было привлечь к ответственности Горбачева. Сдрейфили в отношении одного человека, но не сдрейфили в отношении всей страны».

О том, как он воспринял новость о том, что Советского Союза больше нет: «Когда происходило это в Беловежской пуще, я провожал президента. Я сказал: "Борис Николаевич, а какова цель? Мне же надо людям отвечать, куда улетел президент". Он мне сказал, что они летят подписывать договор с Белоруссией об экономическом сотрудничестве. А утром я слышу по радио, что больше Советского Союза нет. Я приносил присягу на верность служения Родине, я военный человек. И я слышу, что Родины у меня больше нет. Представьте, что у меня происходит в сознании. Горбачев не соглашался с моими предложениями. Что мне оставалось? Когда ратифицировали этот "Беловежский сговор", а это сговор, потому что мандат никто не давал и право на подписание такого документа Ельцину никто не давал».


Комментарии
Профиль пользователя