Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Варвара Аляй

Верным онлайн-курсом

Как в России создают национальную систему дистанционного обучения

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 19

Импортозамещение в сфере знаний — это даже по нынешним временам звучит дико. Но отечественные предприниматели, которые не хотят делить с Coursera и edX перспективный российский рынок онлайн-образования, не гнушаются и такими призывами.


КАРИНА АРУТЮНОВА, ОЛЕГ ХОХЛОВ


"Импортозамещение в сфере знаний"


В январе этого года Дмитрий Медведев встречался с руководителями российских компаний, развивающих онлайн-образование, и на реплику одного из своих собеседников, основателя проекта "Универсариум" Дмитрия Гужели, который предложил поговорить об "импортозамещении в сфере знаний", вполне резонно заметил, что "знания — универсальная ценность". Медведев предложил не пытаться "делать так, чтобы никто не учился в иностранных университетах". По его мнению, "это будет нас отгораживать от всего мира и выглядеть смешно".

Не прошло и пары недель, как весь мир сам начал от нас отгораживаться. Самые популярные международные платформы для дистанционного обучения, Coursera и edX, объявили о скорой блокировке крымских пользователей. Согласно приказу, который президент США Барак Обама подписал в конце декабря прошлого года, с 1 февраля американским компаниям запрещено поставлять в Крым любые товары, услуги или технологии.

"edX ставит себе задачу учить миллиард человек через некоторое время — с нашей точки зрения, это в том числе угроза национальной безопасности,— предупреждал на январской встрече с премьер-министром директор направления "Молодые профессионалы" в Агентстве стратегических инициатив Дмитрий Песков.— Уже несколько десятков тысяч российских студентов просто платят туда, соответственно, деньги, и мы уверены, что нам нужно максимально быстро вырастить таких национальных чемпионов у себя". Неудивительно, что отключение Крыма от американских интернет-сервисов Песков встретил не без злорадства. "Надеюсь, теперь Министерству образования станет стыдно, что оно в течение двух лет саботирует создание национальной системы онлайновых курсов и формирует монополию из ведущих университетов, размещающих свои курсы на американских ресурсах (в числе российских партнеров Coursera, например, НИУ ВШЭ, МФТИ, СПбГУ.— "Деньги"), вместо поддержки отечественных компаний",— написал он в своем фейсбуке.

Неизвестно, сыграла ли в этом свою роль IT-блокада Крыма, но в апреле восемь российских вузов — МГУ, СПбГУ, НИУ ВШЭ, МИСиС, Санкт-Петербургский политехнический университет (СПбПУ), Санкт-Петербургский национальный университет информационных технологий, механики и оптики (ИТМО), МФТИ, а также Уральский федеральный университет (УрФУ) — объединились в ассоциацию, чтобы уже в начале этого учебного года представить широкий набор курсов по самым разным дисциплинам. Объединение назвали "Национальная платформа открытого образования". Такое же название получил создаваемый сервис — он уже доступен по адресу npoed.ru.

На сайте "Национальной платформы открытого образования" уже анонсировано большое количество программ (каждый вуз должен был подготовить не менее четырех). Среди утвержденных есть, например, курсы МГУ по генетике и электромагнетизму, курсы МИСиС по кристаллографии и материаловедению, курсы НИУ ВШЭ по анализу финансовых рынков и по экономике труда, курсы МФТИ по общей физике для физических специальностей и по теории вероятностей. Впрочем, пока сайт не позволяет составить хотя бы примерное представление даже о тех курсах, которые должны стартовать уже в сентябре, авторы представили лишь краткие описания. Подробности должны последовать через две недели. 14 и 15 сентября МИСиС примет международную образовательную конференцию EdCrunch, в рамках которой проект планируется презентовать официально. Интересно, что среди гостей мероприятия — представители "импортозамещаемых" Coursera и edX.

"Многим придется подвинуться"


Ключевое отличие новых вузовских курсов от множества остальных, доступных на российских или международных площадках, состоит в том, что их содержание будет соответствовать федеральным государственным образовательным стандартам (ФГОСам). Соответственно, российские вузы смогут включать их в учебные планы своих студентов, которые учатся по бакалаврским и магистерским программам. "Российское законодательство не запрещает засчитывать дисциплины, изученные онлайн, для этого достаточно внутренних актов, определяющих порядок таких перезачетов",— объясняет руководитель Центра развития образовательной среды НИУ ВШЭ Евгения Кулик.

Бесплатный доступ к вузовским онлайн-курсам гарантирован всем желающим. Для получения сертификата, который необходим для отражения изученной дисциплины в дипломе государственного образца, придется пройти финальное тестирование — и только эта процедура будет платной (пока, правда, речь о символических деньгах — 1 тыс. руб.).

Для проведения тестов будут созданы специальные сертификационные центры с видеонаблюдением и иными методами контроля, которые применяются, например, при сдаче ЕГЭ. "В аудитории будет присутствовать специальный человек, который убедится по вашим документам, что вы — это вы, и проконтролирует сам процесс,— объясняет Евгения Кулик.— Впрочем, мы рассчитываем, что в будущем развитие технологий идентификации с помощью биометрических датчиков, слежения за зрачками глаз и электронного почерка обеспечат должный уровень контроля и онлайн".

Предполагается, что от создания системы вузовских онлайн-курсов в первую очередь выиграют студенты региональных вузов средней руки, которым не хватает квалифицированных преподавателей.

Генеральный директор просветительского проекта "Лекториум" Яков Сомов считает, что, если система заработает, самым слабым вузам придется нелегко. "У них просто заберут часть образовательной программы,— говорит он.— Не все это понимают, но через пару лет, если "Национальная платформа открытого образования" покажет реальные результаты, многим придется подвинуться".

Есть два фактора, которые могут помешать межвузовскому онлайн-проекту показать реальные результаты: мотивация участников и деньги. "Ясно, что инициатива здесь проистекает от государства, а вузы, скорее всего, идут прицепом,— размышляет генеральный директор компании "Нетология-групп" Максим Спиридонов.— Они, как мне кажется, оказываются в сцепке, которая им самим не очень удобна: каждый вуз имеет собственные представления о том, как нужно развиваться, каким должно быть образование".

Планируется, что в течение ближайших трех лет каждый из восьми вузов, вошедших в ассоциацию, вложит в развитие проекта не менее 50 млн руб. Эти деньги — из собственных средств вузов. Как рассказали "Деньгам" в Министерстве образования и науки, участники объединения должны самостоятельно определить источники финансирования. В министерстве утверждают, что к проекту есть интерес у неких бизнес-структур, но не уточняют, каких именно. Минимальный бюджет проекта, получается, составит 400 млн руб. на ближайшие несколько лет. Это, надо сказать, немного. Для сравнения: компания "Нетология-групп", развивающая онлайн-сервисы для обучения интернет-специалистов и школьников, за последние два года привлекла уже $3,8 млн частных инвестиций.

"Амбиции и ресурсы"


Согласно исследованию агентства J`son & Partners Consulting, в 2014 году российский рынок онлайн-образования практически удвоился и в денежном выражении достиг примерно 400 млн руб. Ожидается, что к 2018 году его объем составит уже 6-8 млрд руб. При этом корпоративный сегмент рынка будет больше, чем академический. Крупнейшими игроками в этой нише называют запущенный в 2013 году проект Eduson.tv Елены Масоловой, а также "Нетологию-групп" Максима Спиридонова, которая была основана двумя годами ранее.

В академической области до недавнего времени больших денег не было, но сейчас ситуация меняется, и если создаваемый при поддержке Минобрнауки межвузовский проект забуксует, его место займут другие сервисы. Тем более что "Национальная платформа открытого образования" в ее нынешнем виде — это совсем не то, о чем мечтают участники январской встречи с Дмитрием Медведевым.

"Это мы несколько лет назад подняли эту тему, поддержали первые стартапы — "Универсариум", UNIWEB и другие,— говорит сотрудник Агентства стратегических инициатив Дмитрий Песков.— Сейчас вместо того, чтобы развивать конкуренцию, на рынок выводят государственного монополиста. Мы считаем, что этого делать не нужно. У этого проекта есть и еще одна серьезная проблема: в его основе — американская платформа edX. И это уже вопрос национальной безопасности".

Проект "Универсариум", основатель которого Дмитрий Гужеля предлагал Дмитрий Медведеву задуматься об "импортозамещении в сфере знаний", с государством уже работает — и достаточно продуктивно: согласно подсчетам РБК, в 2011-2014 годах госзаказ принес компаниям, связанным с "Универсариумом", около 300 млн руб. Обучение в "Универсариуме" при этом полностью бесплатное. "За все платят компании или университеты, с которыми мы создаем курсы и образовательные программы,— рассказал "Деньгам" Дмитрий Гужеля.— Это позволяет нам привлечь в проект значительное количество слушателей. Сейчас только на сайте обучение проходят 400 тыс. человек. Через мобильные приложения — еще более 120 тыс.".

Еще один проект, который упоминает Дмитрий Песков и чей представитель также присутствовал на январской встрече с премьер-министром,— UNIWEB. Компания была создана в 2009 году и сейчас является одним из главных игроков рынка дистанционного дополнительного образования. Сервис сотрудничает, например, с МГУ и МГИМО, и слушатели его онлайн-курсов получают официальные документы этих учебных заведений о повышении квалификации или профессиональной переподготовке. В отличие от курсов "Универсариума" программы UNIWEB платные. Компания вкладывается в создание курсов сама, а затем делится с вузами-партнерами частью прибыли. "Мы снимаем с академического партнера все финансовые и технологические риски, а он в свою очередь занимается тем, чем привык и чем должен заниматься,— оказывает образовательные услуги",— рассказывает генеральный директор и основатель UNIWEB Александр Оганов.

Сами предприниматели, работающие в нише высшего образования, в появлении "государственного монополиста" угрозы не видят. "Сейчас рынок настолько пуст, что, если появится еще хоть даже и пять национальных платформ, которые будут производить и представлять качественный контент, останется много неохваченных важных направлений",— уверен Дмитрий Гужеля.

"Создание действительно национальной межвузовской платформы требует десятков миллионов долларов инвестиций — в техническую инфраструктуру, в создание контента, поддержку, привлечение аудитории, а также сильной команды с предпринимательским видением,— говорит Владислав Пантелеев, председатель совета директоров компании "Эдстер", которая разработала собственную платформу для организации дистанционного взаимодействия вузов, преподавателей и студентов.— Посмотрите на западные аналоги, Coursera и edX, нужно иметь амбиции и ресурсы, чтобы их догнать и перегнать. Пока проект "Национальной платформы открытого образования" масштабу поставленной задачи не соответствует".

Комментарии
Профиль пользователя