Коротко


Подробно

2

Фото: Газпром нефть

Александр КРЫЛОВ: Автоспорт — двигатель продаж

Продвижение товаров через автоспорт — типовая история для мирового бизнеса. Россия активно включилась в процесс благодаря проекту G-Drive Racing и взяла с места в карьер. О трудностях и радостях на этом пути рассказывает АЛЕКСАНДР КРЫЛОВ, директор по региональным продажам "Газпром нефти".


Почему проиграла "Формула-1"


— Три года назад вы создали проект G-Drive Racing, скажите, почему для решения сугубо маркетинговых вопросов была выбрана именно гонка на выносливость, а не "Формула-1"?

— Когда мы запускали топливо G-Drive в 2011 году, мы понимали, что автоспорт идеально подходит не только для продвижения новых видов топлива, но и для его тестирования. Разумеется, сначала мы обратили внимание именно на "Формулу-1". Этот вариант был самым заманчивым: у "королевских гонок" больше всего болельщиков в мировом масштабе. Но регламент этого чемпионата не позволяет использовать командам собственное топливо, и это резко снизило его привлекательность для нас.

Почти год мы изучали все виды автомобильных гонок и решили, что нам интересен чемпионат WEC (World Endurance Championship, мировой чемпионат гонок на выносливость.— "Спорт"). Во-первых, здесь жесточайшая конкуренция среди машин и пилотов, которые демонстрируют свое мастерство и выносливость в течение марафонских гонок, где каждый из этапов длится шесть часов. Во-вторых, этот чемпионат включает в себя культовую гонку в Ле-Мане — это целых 24 часа непрерывной борьбы пилотов, технологий, машин. В результате мы остановились именно на этом варианте, нашли технического партнера и в 2012 году создали команду G-Drive Racing.

Наша команда выступает в категории LMP2, и здесь очень высокая конкуренция. В Ле-Мане в нынешнем году на старт вышло более 20 экипажей! Это делает чемпионат мира по гонкам на выносливость более зрелищным. На треке за время заезда многократно сменяются лидеры, проводится много эффектных обгонов. Острые моменты держат в напряжении вплоть до клетчатого флага.

Для нас это означает, что за ходом соревнований следит больше зрителей и бренд становится более известным. С чисто спортивной точки зрения интенсивное соперничество держит пилотов и команды в тонусе, и это опять же добавляет чемпионату увлекательности. С каждым годом число болельщиков активно растет. Нас это радует и как людей, увлеченных спортом, и как бизнесменов, которые продвигают свой бренд.

— Наши гонщики периодически появляются на подиумах, но, похоже, существенно реже, чем могли бы. Часто они просто не могут попасть в команды и на гонки мирового уровня из-за отсутствия спонсоров. Почему российские компании слабо заинтересованы в автогонках?

— Ответить однозначно на этот вопрос сложно. Важно понимать, что существует две составляющие: результат коммерческий и результат спортивный. Мы занимаемся бизнесом, и проект G-Drive Racing, который позволяет нам тестировать и продвигать топливо G-Drive, успешно выполняет эту задачу. В последние два года мы продавали в два раза больше премиального топлива G-Drive, чем планировали. Поэтому я считаю гоночный проект "Газпром нефти" успешным: прекрасный пример синергии спорта и маркетинга.

Стоит отметить, что в России до "Газпром нефти" никто так активно не продвигал свои продукты через автоспорт. Некоторые компании становились спонсорами команд, но до создания своей собственной команды такого уровня дело никогда не доходило. Так что, можно сказать, мы были первооткрывателями. Важно было найти хорошую техническую команду, партнеров, способных собрать и сопровождать гоночный болид.

Кроме прочего наш проект G-Drive Racing оказал мощное влияние на имидж России в мировом автоспорте. Этот эффект был обеспечен выигрышной комбинацией, с которой мы вошли в чемпионат: быстрый и надежный болид, четкая гоночная стратегия, российская команда и российский пилот Роман Русинов, способный побеждать на международной арене.

В целом я вижу и изменения в отношении к российским гоночным командам: наш триколор над подиумами по всему миру уже не является экзотикой, пилоты из России занимают призовые места. Да и организаторы уже не путают расположение цветов нашего флага, как это случалось раньше, и гимн наш у них уже есть. Уверен, что проект G-Drive Racing внес ощутимый вклад в этот результат.

Русинофикация


— Как вы оцениваете общее развитие автоспорта в России и его перспективы?

— В последнее время в России уже подросло немало гонщиков, успешно выступающих и показывающих хорошие результаты в европейских и мировых чемпионатах. Если мы сейчас не потеряем темпы роста и разовьем инфраструктуру внутри страны, то можем стать заметными игроками в Европе. Только за последние несколько лет в стране появилось три серьезных автодрома. Три трассы международного класса — это гигантский шаг вперед.

Но важно, чтобы у нас строились не только трассы уровня автодрома Сочи, Kazan Ring или Moscow Raceway. Массовый спорт начинается, когда он доступен всем желающим независимо от того, живешь ты в Москве или небольшом городке. Нам нужны и небольшие доступные трассы, и картодромы, на которых могли бы соревноваться все желающие в любом регионе, а не только в крупных городах.

Для эффективного развития автоспорта в России должна быть совокупность усилий, причем не только тех российских коллективов, которые участвуют в международных гонках. В первую очередь государство должно думать о привлечении молодежи в автоспорт. Надо активнее продвигать тему автогонок и спорта через СМИ. Иначе даже самые достойные результаты, которые показывают наши пилоты, не произведут никакого эффекта.

— Легко ли готовить пилотов в России? Их мало по объективным причинам или дело в каких-то национальных особенностях?

— Небольшое число российских пилотов в мировых гоночных сериях скорее вопрос сложившейся ситуации, чем национального характера. В Европе, например, индустрии автогонок уже 100 лет. "24 часа Ле-Мана" проводят с 1923 года. В Германии, Франции, Италии, Англии существуют целые династии, связанные с автоспортом: в них поколения пилотов сменяли друг друга на одних и тех же подиумах или в одних и тех же мастерских. В России история развивалась сложнее: сами знаете, нам иногда было не до гонок. Думаю, нам еще только предстоит увидеть расцвет российского автоспорта. Каждый год открываются новые автодромы, ведущие международные гоночные серии уже включили Россию в календари. Все это говорит о растущем интересе к гонкам как со стороны зрителей, так и спортсменов.

— Расскажите о том, как выбирали технического партнера? Почему именно французы?

— Уже второй год мы сотрудничаем с французской OAK Racing, конструкторское бюро которой расположено в Ле-Мане. Шасси Ligier JS P2 на сегодняшний день это один из лучших прототипов категории LMP2. Машина спроектирована с участием специалистов G-Drive Racing и продемонстрировала отличные характеристики и потрясающую надежность уже на первых тестах перед прошлогодним этапом. Это позволило без промедления вывести Ligier JS P2 на старт официальных гонок. В составе G-Drive Racing прототип был впервые опробован в гонке "24 часа Ле-Мана" в 2014 году, а по итогам сезона команда получила серебро. Так что мы не ошиблись в выборе.

— Как выбирали спортсменов?

— Принцип подбора гонщиков — это обширный список пунктов начиная от особенностей пилотирования и заканчивая ростом пилота. В гонках пилотам приходится неоднократно сменять друг друга во время многочасовых заездов. Таким образом, необходимо учитывать не только уровень мастерства, но и рост, комплекцию гонщиков, чтобы не терять время на пересадках. В нашей команде за состав отвечает Роман Русинов — он сам является пилотом и определяет, с кем подписать контракт. Он же отвечает и за спортивный результат.

— Чем привлек Роман Русинов?

— Мы, я имею в виду менеджеров "Газпром нефти", в момент запуска проекта имели опыт общения с глобальным автоспортом преимущественно как зрители и болельщики, и такой пилот стал для нас настоящей находкой. Контракт с Романом позволил нам существенно сократить время на адаптацию в большом автоспорте. Русинов — профессионал высокого уровня, первый российский пилот, который сел за руль болида "Формулы-1", и он как никто знает возможности пилотов, ориентируется во всех нюансах, необходимых для принятия решения по кандидатам.

От тестов до реалити-шоу


— Участие производителей топлива в гонках обычно объясняют желанием продемонстрировать высокое качество своей продукции и испытать эту продукцию в экстремальных условиях. Это удалось?

— Да, наши автомобили заправляются топливом G-Drive во время тестов, тренировок и подготовки машины к чемпионату. Мы собираем информацию и можем анализировать эксплуатационные характеристики, которыми обладает это топливо, и как оно влияет на динамические характеристики двигателя. Таким образом, мы поддерживаем развитие G-Drive-95 и на основе информации с тестов разработали и вывели на рынок G-Drive-98.

— Проводите тесты только во время гонок?

— Нет, конечно. Топливо регулярно проходит и независимые испытания в европейских лабораториях, которые подтверждают заявленное качество. Кроме того, все наши спонсорские и кобрендинговые проекты с автопроизводителями (например, только месяц назад мы подписали соглашение с компанией Jaguar Land Rover Russia) нацелены в первую очередь на тестирование топлива в различных условиях — бездорожья или городской среды, для того чтобы совершенствовать продукт, посмотреть, как он себя ведет в тех или иных ситуациях.

— Можно ли оценить эффективность участия в гонках? Ведь G-Drive Racing не приносит прибыли напрямую?

— Кроме тестирования топлива G-Drive в гоночных условиях мы, конечно, ставили целью продвижение нашего премиального бренда. И это оказалось достаточно эффективным: сейчас каждый третий клиент наших АЗС выбирает G-Drive. Так что мы на собственном опыте можем сказать, что автоспорт может быть эффективным инструментом маркетинга.

Как я уже говорил, автоспорт — прекрасная площадка для продвижения продуктов, которая позволяет использовать абсолютно разные инструменты. Например, мы создали телевизионное реалити-шоу "Гонщики". Дебютировавший в 2014 проект собрал на гоночной трассе 12 талантливых ребят со всей России. Пройдя многоступенчатый отбор, эти вчерашние зрители G-Drive Show, масштабного автоспортивного праздника, который проходил в крупнейших городах страны, получили возможность реализовать свою мечту — стать пилотом команды G-Drive Racing и проехать в реальной гонке на Нюрбургринге с Романом Русиновым в качестве его напарника. Это был настоящий успех: мы получили намного больше заявок, чем ожидали. Сейчас мы думаем о втором сезоне "Гонщиков".

— Как организовано управление командой?

— Как руководитель проекта G-Drive Racing я занимаюсь общими принципиальными вопросами, касающимися деятельности команды. Моя основная работа — продажи нефтепродуктов в компании "Газпром нефть", и я занимаюсь широким кругом вопросов, связанных с этим бизнесом. Хотя, признаюсь, автогонки — мой любимый проект и я стараюсь уделять ему как можно больше времени. В прошлом году из восьми этапов я был на трех — в Ле-Мане, Спа и Сильверстоуне. Никогда не пропускаю Ле-Ман. За спортивный результат и успешное взаимодействие пилотов, инженеров и механиков отвечает Роман Русинов.

— Возможна ли дальнейшая "русификация" команды?

— Мы не стараемся продвигать именно французов или русских пилотов. Для нас в первую очередь важен спортивный результат, ведь он позволяет успешно продвигать продукт. Раньше у нас в команде были и британец, и австралиец. В этом году под номером 26 едет экипаж Роман Русинов (Россия) и Жюльен Каналь (Франция), которые уже были напарниками в 2014 году, а также Сэм Берд (Великобритания). Силен и экипаж второго болида под номером 28: Луис Фелипе Дерани (Бразилия), Густаво Якаман (Колумбия), Рикардо Гонзалес (Мексика).

— Задумывались над созданием собственного прототипа?

— Мы занимаемся продажей нефтепродуктов, создание автомобилей — это не наша сфера деятельности. Теоретически можно было бы попробовать создать в России прототип автомобиля. Однако, во-первых, уже обнародован новый регламент FIA WEC, согласно которому официальными поставщиками шасси для чемпионата станут всего четыре компании, и российских среди них, увы, нет. Во-вторых, начинать с чистого листа — не всегда оправданный вызов. Существуют разработки, которые можно увидеть в деле еще до того, как было принято решение инвестировать в них внушительные суммы.

— Кроме пилотов для команды нужны технические специалисты. Легко ли их найти, в частности, в России? Много ли от них зависит?

— Грамотные технические специалисты, обладающие большим опытом, с хорошей репутацией, как и в любой иной области, просто на вес золота. В автоспорте не существует детали, которую можно назвать "не очень важной". Даже перегоревшая лампочка подсветки номера болида стоимостью пару евро способна лишить команду нескольких минут в гонке: их придется потратить на устранение дефекта. Теперь представьте себе значение каждого механика в команде! Скорость и четкость действий, точность выполнения работы всегда влияют на исход гонки для команды. Иногда победа буквально находится у них в руках.

Для техников высокого уровня необходима соответствующая школа: и образование, и, главное, практика. Наши партнеры — французы, я не могу оценить российский рынок механиков и инженеров. Уверен, у нас найдется немало талантливых специалистов. Но им необходимо поле для применения своих знаний и поддержки квалификации. Это звенья одной цепи: чем активнее будет развиваться автоспорт, тем более востребованными будут эти специальности.

Стремление к золоту


— Случаются ли проблемы, которые можно связать с изменением отношения некоторых стран к России? Или мир автоспорта принципиально далек от политики?

— Нет, я не могу сказать, что нас когда-то "засуживали" по политическим соображениям. Автоспорт хорош тем, что успехи или поражения всем очевидны. Если ваша команда пришла к финишу первой, то это свершившийся факт, нравится это кому-то или нет. Однако о досадных дисквалификациях и штрафах не стоит забывать. Но я не думаю, что они как-то связаны с цветами флага на карбоновых корпусах болидов.

— Нынешний сезон складывается для G-Racing неплохо. Вы удовлетворены результатами?

— Этап в британском Сильверстоуне стал блестящим открытием сезона для G-Drive Racing. Впервые в истории чемпионата FIA WEC победный дубль достался российской команде. Болельщики видели наших пилотов одновременно на первой и второй ступенях пьедестала в стартовой гонке 2015 года. После второго этапа на бельгийском треке Спа-Франкоршам G-Drive Racing укрепила свои позиции в турнирной таблице и существенно увеличила отрыв от ближайших соперников. Решение принимать участие в чемпионате мира по гонкам на выносливость сразу с двумя болидами себя оправдывает, и начало сезона стало очень обнадеживающим.

В Ле-Мане пилотам удалось буквально вырвать итоговое место на подиуме у обстоятельств. Пожар, столкновение — и тем не менее российский флаг на подиуме, а также важные в общем зачете двойные очки, которые присуждаются в Ле-Мане, позволяют рассчитывать на победу в сезоне. Учитывая стабильно улучшающиеся результаты команды, могу с уверенностью сказать, что у нас есть все шансы на победу и в чемпионате FIA WEC. Дебют в 2012 году принес нам полезный опыт, бронза 2013-го показала, что мы движемся в верном направлении, серебро 2014-го сделало G-Drive Racing заметным и сильным игроком в LMP2.

— Что можно назвать самым серьезным достижением команды? Чего еще хотелось бы добиться?

— На сегодняшний день команде G-Drive Racing принадлежит рекорд по числу побед и поул-позиций в чемпионате. Выиграть самую известную гонку в мире "24 часа Ле-Мана" — мечта каждого пилота, и, вероятно, выбирая между титулом по итогам чемпионата мира или победой на кольце Сартэ, многие, не задумываясь, предпочтут подиум в Ле-Мане. В 2015 году россияне впервые финишировали на подиуме в Ле-Мане, и это можно считать серьезным достижением для российского автоспорта и команды. Однако Ле-Ман для нас по-прежнему не до конца покоренная вершина, которую мы намерены штурмовать и в следующем году. Шансы на победу в сезоне-2015, как я уже говорил, велики. Будем стремиться к золоту по итогам FIA WEC.

Интервью взял ВАЛЕРИЙ ЧУСОВ


"Спорт". Приложение от 17.08.2015, стр. 12
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение