Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Правила игры

с буквой и духом санкций заинтриговали заведующего отделом бизнеса Владимира Степанова (Дзагуто)

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

В последнее время я с интересом смотрел на то, как иностранные инвесторы тестируют различные возможности сотрудничества с российской нефтегазовой отраслью, обложенной санкциями США и Евросоюза. Понять их можно: санкции санкциями, но и о своем коммерческом интересе забывать не стоит. Естественно, никто откровенно на рожон не пер и, например, об арктическом шельфе России даже не заикался. Но и за пределами действующих запретов хватает вполне легальных или даже "серых" зон, где, исходя из буквы закона, работать с русскими вроде бы не возбраняется. Другой вопрос, что кроме букв у любого закона есть еще и дух, а это субстанция нематериальная и ее движения предугадать сложнее.

Например, ЕБРР, которому запретили давать деньги на проекты в России, согласовал кредит ЛУКОЙЛу — но на добычу на шельфе Азербайджана. Формально допустимо, так как шельф не наш, и претензий у регуляторов не возникло. Вон "Роснефть" с ExxonMobil заявились на шельф Мозамбика, и никакой реакции, как будто в партнерах у американцев не российская госкомпания под санкциями. Норвежская Statoil говорит о готовности работать с той же "Роснефтью" на шельфе Охотского моря, но работать хочет "в рамках, определенных санкциями",— и тут тишина. Shell официально заявила о готовности работать с "Газпромом" по газу Южно-Киринского месторождения на шельфе "Сахалина-3", что тоже вроде бы не наказуемо — здесь газ не под санкциями. И тут вдруг выясняется, что, по мнению Вашингтона, на Южно-Киринском якобы есть нефть и поэтому санкции точечно расширяют на этот проект.

Пожалуй, я не готов всерьез предполагать, что "Газпром" и Shell ошиблись в трактовке буквы санкций — на этом уровне проекты не планируют на авось. Да и на гипотетическую южно-киринскую нефть партнеры тоже вряд ли рассчитывали: проекту важен именно газ. Возможных объяснений точечной бомбардировки "Сахалина-3" санкциями может быть несколько. Например, это можно считать ответным ударом по Shell за готовность компании войти в проект "Газпрома" Nord Stream-2 — трубопровод по Балтике для создания альтернативы по доставке газа в Европу в обход Украины. Может быть, как писал "Ъ", это попытка строго указать на то, что в целом масштабное партнерство, о котором пытаются договориться Shell и "Газпром", не в интересах США.

Но не исключено, что на этот раз компании, аккуратно обойдя все буквы санкций, все же разозлили их духа. В конце концов запреты вводились не для того, чтобы русские нефть не добывали, а для того, чтобы они лишних денег не заработали. А если экономика Южно-Киринского выглядит перспективно, то букве можно и потесниться. Да и прочие компании, глядишь, будут поаккуратнее с российскими проектами.

Комментарии
Профиль пользователя