Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Что Владимир Якунин оставил Олегу Белозерову

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 9

Основной стратегией Владимира Якунина на посту главы РЖД было продавать активы корпорации и ежегодно получать бюджетные дотации. Его преемнику придется работать в условиях, когда активов на продажу не осталось, а дотаций не дадут.


ЕКАТЕРИНА ДРАНКИНА


Цыплят по осени считают, а Владимир Иванович Якунин осенью обычно просил денег. Прошлым сентябрем, например, он просил 70 млрд руб. из ФНБ на выкуп у "Мечела" Эльгинской железнодорожной ветки, а в октябре перестал мелочиться и попросил 1,5 трлн (почти треть объема фонда) на разные другие инвестиции. Годом раньше требовалось 30 млрд руб. компенсации из бюджета за замораживание тарифов. В октябре 2012 года было запрошено 38,5 млрд руб. на социально значимые перевозки, а, если не дадут, уволено будет три тысячи сотрудников. Справедливости ради нужно отметить, что просил у государства денег Якунин не только осенью, но и в другие времена года. Запросы, как правило, удовлетворялись, хоть не в тех объемах, в каких озвучивались, а с учетом коэффициента "проси больше". За десять лет, которые Владимир Якунин находился у руля госмонополии, напрямую из бюджета выделялись сотни миллиардов помощи ежегодно.

За последний год Владимир Путин несколько раз явственно намекал госкомпаниям, что пора бы прекратить клянчить деньги из ФНБ. "Роснефть", например, отчасти вняла рекомендациям. В начале года компания просила выделить ей 301 млрд руб., а недавно в интервью "Ведомостям" Сечин говорил, что готов ограничиться скромной суммой 89 млрд: понимаю, мол, что в кризис не стоит рассчитывать на значительные объемы. "Роснефть" активно принялась изыскивать другие источники прибыли, например стала через суд отнимать у ЛУКОЙЛа лицензию на Таймыр.

РЖД изыскивать другие источники негде. За десять лет, которые Владимир Якунин руководил компанией, были проданы практически все привлекательные для частного бизнеса активы — грузовые вагоны, крупные вагоноремонтные заводы, проектные институты. Здесь требуется два уточнения. Во-первых, конечно, кое-какие активы остались, но по нынешним временам — неликвид: есть Федеральная грузовая компания, владеющая большим, но устаревшим и не самым востребованным парком полувагонов, есть ремонтные предприятия, которые предназначались для приватизации, но их теперь, в условиях затоваривания на рынке и всеобщей экономии, вряд ли кто купит. А во-вторых, оставить в собственности РЖД одни рельсы — предмет естественной монополии — и являлось целью реформы, осуществлять которую пришел в РЖД Якунин. Другое дело, что задуманное правительственными реформаторами движение к рынку методично блокировалось руководством монополии. Имущество РЖД отдавалось крупными кусками, целыми направлениями бизнеса — в результате появлялись новые монополисты, зачастую аффилированным со старыми, и о создании свободной рыночной среды речи не шло. Своеобразной победой Владимира Якунина над либералами из правительства стал отказ от приватизации локомотивного парка РЖД, что предопределило провал в этой части реформы: частные владельцы грузовых вагонов так и не смогли стать полноценными железнодорожными перевозчиками. Результат — критическое снижение скорости прохождения грузов, повышение аварийности, дополнительные бюджетные расходы на закупку локомотивов.

Очевидно, предвестником отставки Якунина было недавнее назначение на должность председателя совета директоров РЖД вице-премьера Дворковича. Этим двоим в силу накопившихся разногласий было явно не сработаться. Назначенный до обидного быстро для Якунина, еще до официального объявления об отставке, преемник — первый замминистра транспорта Олег Белозеров — очевидно, имеет шанс с Дворковичем сработаться. Работы много: в ожидании осеннего социального обострения (а его ждут многие исходя как минимум из психических сезонных пиков) нужно налаживать новую, работающую, систему диспетчеризации грузового транспорта и придумывать, что делать с пригородными электричками, чтобы пассажиры не бунтовали.

Что же делать самому Якунину — большой вопрос. В начале своего президентства в РЖД в интервью "Коммерсанту" он назвал себя кентавром — в том смысле что наполовину он политик, а наполовину — бизнесмен. В последние годы, очевидно, одна половина победила другую. Якунин возглавляет мировой общественный форум "Диалог цивилизаций", является председателем Попечительского фонда апостола Андрея Первозванного, заведует кафедрой государственной политики на факультете политологии МГУ и пишет статьи на темы геополитики — о том, как "мировой финансовый олигархат" ведет против человечества "молекулярную" войну и вынашивает планы "чипизации человечества". Бывший коллега Владимира Путина и по разведке, и по работе в Санкт-Петербурге начала 90-х, Якунин в 2008-м году фигурировал в списке его возможных преемников. Сегодня Якунину уже 67 лет, и прочить ему большую политическую карьеру можно едва ли. А Совет федерации — как раз самое место, чтобы поговорить о чипизации человечества.

Комментарии
Профиль пользователя