Коротко


Подробно

7

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Продавец футбола

Как Александр Семенцов торгует франшизой на дворовые клубы

В бизнесе главное — продажи, даже если этот бизнес — детский футбольный клуб. Справедливость этого утверждения обдумывала корреспондент "Денег", проведя целый день с создателем сети футбольных клубов "Юниор" Александром Семенцовым.


АЛЕКСАНДРА КИРАКАСЯНЦ


10:40

Долговязый молодой человек в шортах и шлепанцах вышел из "Сапсана" и переминается на перроне с ноги на ногу, боязливо поглядывая на небо: выезжал из Санкт-Петербурга в жару, а в Москве собирается дождь — одет он явно не по погоде, и вещей с собой нет. Ну да ладно, завтра уже обратно: там семья, на днях должен родиться сын. Собственно, перспектива рождения первого ребенка и заставила 28-летнего Александра Семенцова перебраться в Санкт-Петербург из Москвы: было решено, что так лучше для малыша. Дел в Москве между тем осталось много. Сеть футбольных школ "Юниор", которую Александр создал всего-то два года назад, развивается быстрее, чем он думал: уже продано больше двадцати франшиз в России и одна в Индонезию. Собственные школы у "Юниора" в Томске (с которого все и начиналось) и Москве, и вот в столице-то дела после отъезда Александра идут не очень хорошо. За этот день нужно разобраться, в чем причина, и что-то исправить.

11:30

Александр забросил сумку в гостиницу недалеко от вокзала и отправился в одну из своих школ на другой конец города. В гулком футбольном зале Института геодезии и картографии с тренером занимаются всего трое малышей, и Александр присоединяется к футболистам. Двое смуглых мальчишек с заправленными под чалму длинными волосами азартно обводят вокруг него мяч, я пока беседую с их отцом Индаром.

— К футболу их теща пристрастила, армянка,— говорит Индар, не отрывая взгляда от сыновей.— Ей под 80, но она всех игроков любого клуба знает. Спроси у нее, как "Барселона" с "Валенсией" в 2000 году сыграли, скажет без запинки! И мальчишки тоже бредят футболом. Вот в "Юниор" привел, нравится. По выходным только играют, но мы возим уже год, хотя возить далеко.

Занятие тем временем заканчивается, дети за успешную тренировку получают витаминки и наклейки с эмблемами футбольных клубов, все трое хотят получить "Спартак". Александр тихонько переговаривается с менеджером клуба Анной — видно, что разговор неприятный, девушка оправдывается.

— Народу мало,— объясняет он мне причину своего недовольства.— Лето, из трех московских клубов работает только один, все дети разъехались. Но это же менеджеры недорабатывают. Продажами нужно лучше заниматься, маркетингом...

Он забирает из клуба кое-какое оборудование и едет заниматься маркетингом.

12:30

Ехать опять через всю Москву — в парке Измайлово Александр намерен участвовать в благотворительном празднике. В дороге есть время поговорить.

— Я вообще-то в Томске на политолога учился,— вспоминает Александр.— Но быстро понял, что это не мое, что надо заняться каким-то бизнесом. Родители остались в небольшом селении на Алтае, нужно было самому зарабатывать. Начали с товарищем продавать БАДы через интернет. Такие... для мужчин...

Александр явно не знает, как говорить об этом дальше.

— То есть это неплохой совсем бизнес был,— пытается он побороть смущение.— Интимная такая проблема... Когда человеку помогаешь с решением, он потом к тебе же возвращается. И спрос был огромный, через несколько лет уже по всей России продавали... Но мне просто надоело, хотелось другим делом заняться. И я занялся тем, что давно любил,— футболом.

Александр совсем не похож на футболиста и на бизнесмена, честно говоря, тоже не похож. Он с любопытством рассматривает окрестности, выглядывая из окна такси.

— А, вот Измайлово! Я здесь в прошлом году жил, когда в Москве первую школу открывал. Мы с приятелем решили, что, раз начинаем бизнес серьезный, надо затянуть пояса: жили в хостеле — отличный такой, кстати, хостел, прямо в Измайловском Кремле,— питались одним дошираком.

Пока мы идем по парку, Александр описывает путь от появления идеи до реализации. Еще продавая БАДы, он начал создавать лигу уличного футбола — площадку, на которой люди могли бы собираться и организовывать турниры по уличному футболу. Тогда же предприниматель познакомился с Василием Янотовским, бывшим капитаном команды "Томь", который позже стал тренером в "Юниоре". Решив коммерциализировать лигу, Александр заказал для своей организации сайт.

— Нам не повезло с программистами,— роняя оборудование и спотыкаясь, описывает он свой путь к успеху.— Одна команда программистов не справилась, наняли другую, те стали валить все ошибки на первых — в общем, как обычно бывает. А пока это тянулось, мне скучно стало, и я открыл первую детскую футбольную школу в Томске. Объявил, что буду принимать дошкольников и что на спортивные успехи не ориентируюсь, а только чтобы детям нравилось. И вдруг оказалось, что это очень нужно. И почти сразу потом открыли в Новосибирске. И я еще немного подумал и поехал в Москву.

13:40

В Измайловском парке проходит детский благотворительный фестиваль. Провести футбольный мастер-класс Семенцова пригласили организаторы. На самом деле мастер-класс больше похож на веселые старты и обычную игру в футбол. После разминки Александр назначает двух капитанов, которые набирают себе команды. После долгих споров команды выбирают названия "Спартак" и "Дружба". Единственная девочка, ходившая рядом, так и не решилась присоединиться.

Семенцов одновременно болеет за обе команды, играет роль рефери и иногда включается в игру. В толпе зрителей страсти кипят, как на матчах премьер-лиги.

— Никита, отводи! Не стой, следи за мячом! Никит! В атаку давайте, в атаку! — мама юного полузащитника явно переживает за исход игры больше сына.

Отец другого мальчика, не менее эмоциональный болельщик, рассказывает, что его ребенок пару лет ходил на футбол, потом бросил.

— Хочу из него настоящего мужика вырастить,— делится он со мной.— А он чем только не занимался, но все бросал. Футбол нравится, но тренироваться в школе все равно не хочет.

Игра закончилась как раз перед тем, как начался ливень. Победила дружба. Со счетом 2:2.

— Детей, которых не учили играть в футбол, видно сразу. Там был только один мальчик с хорошей техникой — видно, что он занимался. Но им всем не хватает скорости. Это вообще довольно распространенная проблема,— объясняет Александр.— Вообще, чем раньше отдать ребенка на футбол, тем больше у него шансы научиться хорошо играть. Разницу между пятилетними детьми, которые только начали, и теми, кто уже два года играет, тоже легко заметить.

15:00

Час спустя в другом московском парке, Таганском, облокотясь на трибуну, Александр задумчиво наблюдает, как ожесточенно рубятся в футбол две команды девочек-подростков в форме разных цветов. Сюда он приехал посмотреть на работу конкурентов — компании TagSport. "Давно собирался, знаю, что сильные ребята. В регионах у меня конкурентов нет, а в Москве сразу несколько — очень сильные ребята сеть "Футибол", TagSport",— объясняет он. Понаблюдав за матчем минут пятнадцать и покрутившись вокруг раздевалок, понуро бредет к выходу.

— Москва — это, конечно, другая страна,— бормочет он.

Как выясняется, Александра вывели из равновесия девочки. Сам он, ориентируясь на регионы, о футболе для девочек даже не думал: для них он уже запустил проект "Русский балет", уже даже готов логотип. Но сейчас начал колебаться: футбол ему самому интереснее балета.

— Нет, это только в Москве девочки в футбол играют. В регионах родители никогда не отдадут,— решает он.— В остальном-то у нас с TagSport похожие взгляды. Мы тоже, как они, не стремимся делать из детей профессиональных спортсменов. Стараемся тренировать всех одинаково, а не только самых способных. И конкуренты наши только в Москве представлены,— окончательно приходит он в себя, расправляет плечи.— А мы — уже в 20 городах.

16:00

"Ха-ра-шо! — пепельница на столе в фойе гостиницы Александра звенит в такт музыке.— Все будет ха-ра-шо! Все будет харашо, я это зна-а-а-а-айу-у..." В ресторане отеля гуляет свадьба, а в фойе владелец "Юниора" проводит собеседования с соискателями на должность директора московского филиала. Напротив него полная крашеная блондинка рассказывает о своих успехах в торговле. "Бог им судья,— поджимает она губы.— Я понимаю, родственников надо было пристроить, но мои магазины, я посчитала, давали до 70% прибыли по сети". До блондинки был выходец из банковского бизнеса, после — экс-капитан хоккейной сборной, затем — опытный продавец мебели. Александр выслушивал вступительную речь и спрашивал у всех одно и то же: какие были успехи в продажах, как предлагаете организовать продажи здесь, какие каналы рекламы считаете эффективными.

— Листовки раздавать,— качнула ногой блондинка.

— Вообще телевизионная реклама очень даже...— начал было специалист по мебели, но, заметив ужас в глазах Александра, быстро исправился: — И листовки раздавать!

Спортсмен честно признался, что в продажах ни бум-бум, но может внушить сотрудникам веру в победу, а банковский служащий обещал подумать.

На лице Семенцова все более отчетливо проступало отчаяние.

— Я, конечно, не бог весть какой бизнесмен. Я вообще нигде бизнесу не учился, смотрел ролики на YouTube от "Бизнес молодости", знаете таких? Но я понимаю, что такое воронка продаж, стоимость привлечения клиентов... В Москве, похоже, тяжело с кадрами. Вот я в Питере нанял сейчас коммерческого директора. Вундеркинд! В 14 лет школу окончил, учился в Вестминстерском университете в Лондоне, самый молодой кандидат экономических наук в России, ко мне пошел работать за будущий процент, потому что ему проект интересен...

Последний соискатель ушел, и Семенцов рассеянно кликает мышкой ноутбука.

— Вот видите,— показывает он на монитор,— это наша CRM-система. Мы ее сами разработали, и, собственно, это и есть основа нашего сотрудничества с франчайзи. Все клиентские звонки здесь отслеживаются, менеджеры следят, чтобы каждому позвонившему предложили бесплатную тренировку, потом чтобы продажа состоялась... Вот карта, где мы присутствуем, видите наши 20 городов?.. Всего около 50 клубов по России. Сейчас добавится Индонезия! Мы продали туда мастер-франшизу.

Отвечая на мои вопросы о финансах, Семенцов рассказывает о 160 тыс. руб. в качестве паушального взноса, о том, что мастер-франшиза в Индонезию должна была стоить $200 тыс. ("Конечно, мы ее сильно дешевле продали, это я так, вообще"), но о реальной выручке компании явно говорить не готов, очевидно, серьезные заработки пока только маячат.

— Конечно, мы со скидками продавали франшизы поначалу. Раскрутиться надо было,— признается он.

19:00

— Ниша детского футбола — не профессионального типа ДЮСШ, а такого, чтобы для души,— пустая. Причем не только в России: она во всем мире пустая. Поэтому мы будем развиваться как международный бизнес.

После нескольких часов собеседований хочется подышать воздухом — и мы дышим, поджидая возле гостиницы кузину Александра, с которой он обещал вечером погулять по Москве. Александр задумчиво пинает футбольный мяч, с которым сегодня, кажется, ни на секунду не расставался. Свадьба вместе с Веркой Сердючкой тоже выплескивается на улицу и тоже хочет играть в футбол.

— Мы, конечно, не будем сильно афишировать, что русские,— продолжает Александр прерванную мысль, после того как гуляки убежали прятать невесту за соседней помойкой.— Все-таки русские и футбол — это не самая лучшая связка. Но вот в Индонезии ведь купил человек франшизу. Конечно, это российский эмигрант, но ему все равно было, что мы русские, главное — что у нас есть методички качественные, собственные наработки, как с дошкольниками работать, сильный сайт, сильный бренд... Посмотрим, как дело пойдет. Я вот скоро в США полечу. Там есть, кажется, интерес.

Приезжает кузина, и Александр идет вместе с ней к метро. После сегодняшних поездок на такси бюджет, кажется, исчерпан.

Журнал "Коммерсантъ Деньги" №30 от 03.08.2015, стр. 27

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение