Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: РГАКФД/Росинформ / Коммерсантъ

"Факты очковтирательства не прекращаются"

Почему не удалось победить эпидемию фальсификации отчетности

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 44

В январе 1961 года состоялся пленум ЦК КПСС, на котором было решено объявить войну припискам, разрушающим плановую систему хозяйства. На протяжении года прокуроры привлекали к уголовной ответственности злостных фальсификаторов отчетности. Но отчеты Генеральной прокуратуры СССР за 1962 год показывали, что кампания по борьбе с приписками прошла, а приписки никуда не исчезли.


Евгений Жирнов


"Для выполнения обязательств"


Приписки и прочие искажения отчетности существовали в России всегда. Немало их бывало и на региональном уровне. Воеводы, а вслед за ними губернаторы преувеличивали свои заслуги в исполнении указов свыше, а в периоды бедствий или голода в своих посланиях в столицу описывали ситуацию как запредельно критическую, чтобы получить больше помощи из казны в своекорыстных интересах. От царских руководителей регионов не отставали и советские. Ведь каждому секретарю обкома или республиканского ЦК хотелось как можно лучше выглядеть в глазах высокого партийного руководства.

Однако эпидемия фальсификации отчетности, которая начала распространяться по СССР в 1959 году, не имела аналогов в отечественной истории. Первый секретарь ЦК КПСС и председатель Совета министров СССР Н. С. Хрущев тогда много говорил о том, что страна должна догнать и перегнать Америку по всем показателям. А также о том, что необходимо поднять сельское хозяйство и наконец-то обеспечить советский народ его продукцией. Дать людям мясо, масло и молоко.

В ответ на призыв первого секретаря ЦК первый секретарь Рязанского обкома КПСС А. Н. Ларионов заявил, что возглавляемая им область увеличит сдачу мяса государству в три раза. Повышенные обязательства по сдаче мяса, зерна, хлопка и прочей сельхозпродукции взяли на себя и некоторые другие секретари обкомов. А тем областям, чьи руководители хотели тихо отсидеться в сторонке, резко увеличили плановые задания по всем отраслям сельского хозяйства.

Как именно Рязанская область выполняла невыполнимые обязательства, рассказывалось в записке заместителя заведующего сельхозотделом ЦК КПСС по РСФСР П. Семенова, подготовленной 30 ноября 1960 года. Вместо колхозного и совхозного скота государству сдавали скот с личных подворий крестьян:

"В течение 1959 г. колхозами и совхозами было закуплено большое количество скота у населения области и за ее пределами. Только колхозами области было куплено 241 тыс. голов крупного рогатого скота, 93 тыс. свиней и 232 тыс. овец общим живым весом 39 тыс. т".

Но это был не единственный трюк, к которому в Рязанской области прибегли ради выполнения фантастического плана. По действовавшим законам сданный государству скот можно было оставлять в колхозах и совхозах на доращивание, чем и воспользовались руководители области:

"Для выполнения обязательств,— писал Семенов,— на передержку и доращивание в колхозах и совхозах было оформлено 77 тыс. голов крупного рогатого скота, 226 тыс. свиней и 22,5 тыс. овец общим весом 31,2 тыс. т, из них 15,6 тыс. т в совхозах и 15,6 тыс. т в колхозах вместо разрешенных Советом министров РСФСР 1 тыс. т в августе 1959 г. и 10 тыс. т в апреле 1960 г. только для совхозов. Это количество скота — 31,2 тыс. т — включено в выполнение плана заготовок".

Мало того, оставленный на доращивание скот затем был снова оформлен в собственность колхозов и совхозов:

"Скот, оставленный на передержку в совхозах, и основная масса скота, оставленная в колхозах, были учтены на 1 января 1960 г. как наличное поголовье колхозов и совхозов. Многие колхозы для того, чтобы иметь на 1 января 1960 г. плановое поголовье, включали в отчет также телят, которые должны были родиться в 1960 г.".

В итоге, как говорилось в той же записке Семенова, по документам было сдано государству больше скота, чем имелось в наличии:

"По данным переписи, в совхозах области на 1 января 1960 г... свиней имелось 119,4 тыс. голов, оформлено 143,1 тыс., овец имелось 2,7 тыс. голов, а оформлено 9,9 тыс. голов".

Но и это не помогало увеличить сдачу мяса государству в три раза. И тогда, как говорилось в решении бюро ЦК КПСС по РСФСР "О результатах проверки выполнения Рязанской областью обязательств по продаже мяса государству в 1959 г.", принятом 4 января 1961 года, начались подлоги другого рода:

"Производились в огромных размерах фиктивные операции, оформлявшиеся фальшивой документацией; скот, переданный якобы на дополнительное снабжение населения через потребкооперацию и торги, затем оформлялся как проданный ими колхозам и совхозам. После этого колхозы и совхозы вторично оформляли этот несуществующий скот как проданный государству в счет выполнения своих обязательств. При таких жульнических операциях колхозы несли огромные убытки".

Но все эти разоблачения были позже. А в декабре 1959 года за успешное выполнение плана мясозаготовок Ларионову присвоили звание Героя Социалистического Труда. Его хвалил лично Хрущев, газеты писали о "рязанском чуде". Но выполнить план следующего года не помогли бы никакие ухищрения. Обман раскрылся, Ларионов покончил с собой, а Хрущеву нужно было найти виновных в срыве снабжения населения сельхозпродукцией.

Проверки выявили приписки и нарушения — правда, не такие повальные, как в Рязанской области,— практически во всех регионах СССР. Где-то скупали масло там, где оно еще бывало (в магазинах Военторга), и сдавали государству. Где-то приписывали количество сданной птицы или хлопка. Получалось, что во всех бедах страны виноваты фальсификаторы отчетности. И после пленума ЦК КПСС, проходившего в январе 1961 года, началась кампания по их искоренению.

"Виновные осуждены"


24 июля 1961 года генеральный прокурор СССР Р. А. Руденко докладывал в ЦК КПСС:

"Прокурорами в порядке надзора за законностью произведены проверки, в результате которых выявлено много фактов приписок и очковтирательства... Органами прокуратуры Харьковской области вскрыты приписки и завышения стоимости выполненных работ в строительных организациях области на сумму свыше 10 млн руб. (в старом масштабе цен)... Как установлено органами прокуратуры Эстонской ССР, многие колхозы республики в 1961 г. скупали у колхозников скот и под видом выращенного в собственном производстве колхозов сдавали его на мясокомбинаты в счет выполнения плана государственных закупок".

Генеральный прокурор докладывал и о принятых мерах:

"По фактам обмана государства, вскрытым партийными и советскими органами, органами прокуратуры и общественностью, возбуждено значительное количество уголовных дел.

За I полугодие 1961 г. было направлено в суды 294 дела этой категории. Большая часть этих дел судами уже рассмотрена, и виновные осуждены. По 204 делам ведется расследование. Об удельном весе числа дел, возбужденных по фактам обмана государства в различных отраслях народного хозяйства, можно судить, в частности, по таким данным: из законченных расследованием органами прокуратуры РСФСР дел этой категории 136 дел относятся к сельскому хозяйству и заготовкам, 37 — к строительству и 30 — к промышленности.

По делам, направленным в суды органами прокуратуры РСФСР, привлечено 35 председателей колхозов, 15 директоров совхозов, 28 должностных лиц заготовительных организаций, 23 руководителя промышленных предприятий, 18 руководителей потребительских обществ, 13 начальников строительств и прорабов".

В докладе приводились и конкретные примеры:

"Директор Дзержинского завода химического машиностроения Горьковской области Маслов, начальник планово-экономического отдела Бугаев в целях сокрытия неудовлетворительной работы завода приписали в представленной государственной отчетности к фактически выполненному плану выпуск валовой продукции в феврале 1961 г. на 152,2 тыс. руб., или 37,6%, в апреле — 122,1 тыс. руб., или 25,8%. По делу ведется расследование...

Начальник монтажного управления треста "Татэлектромонтаж" (Марийская АССР) Петрушкин, главный инженер того же треста Сорбучев, начальник участка Воздвиженский систематически делали приписки в отчетности о выполненных электромонтажных и строительных работах. За 1959 г., 1960 г. и I кв. 1961 г. ими был завышен объем выполненных работ в общей сложности на 1169 тыс. руб. (в старых деньгах). Указанные лица преданы суду.

Директор Корсаковской фабрики картонных ящиков (Сахалинская область) Сысойкин 2 июня 1961 г. представил в областное статистическое управление и в совнархоз отчет, в котором указал, что фабрикой выпущено в мае 1961 г. валовой продукции на 861 тыс. руб. (104,1% к плану), тогда как фактически было выпущено продукции лишь на 525 тыс. руб. (63,5% к плану). Прокуратурой Сахалинской области против Сысойкина возбуждено уголовное дело".

"Материалы вообще не передавались"


Казалось бы, после такой кампании, поддержанной прессой, руководители всех уровней должны были если не прекратить приписки, то вести себя гораздо осторожней. Но если не выполнялся план, то не выплачивалась премия, предприятие лишалось многих других материальных благ. А потому фальсификация отчетности не прекращалась.

10 октября 1962 года заместитель генерального прокурора СССР А.Н. Мишутин докладывал в ЦК КПСС:

"По имеющимся в Прокуратуре СССР данным, в 1962 году в ряде колхозов, совхозов, строительных организаций и промышленных предприятий Украинской, Белорусской, Молдавской, Киргизской, Туркменской, Азербайджанской, Литовской, Латвийской союзных республик, Калининской, Калининградской, Свердловской, Кировской, Тюменской, Читинской, Новосибирской и других областей РСФСР имели место многочисленные факты приписок, очковтирательства и обмана государства".

Как обычно, больше всего приписок было в колхозах и совхозах. Но промышленные предприятия от них не отставали:

"По данным органов Стройбанка, предприятиями и строительными организациями Донецкого совнархоза за 1961 год приписано строительных работ на 1403 тыс. руб. и во 2 полугодии 1962 года — на 435 тыс. рублей... В Кишиневском тресте "Промстрой", Бельцском и Кишиневском "Межрайстройтрестах" и других организациях Министерства строительства и стройматериалов Молдавской ССР в 1961 г. и I кв.1962 года выявлено 143 случая приписок и других искажений в государственной отчетности".

Не меньше нарушений было и на транспорте:

"Из проверенных в 1962 г. комиссией госконтроля Совета Министров РСФСР 20 грузовых автохозяйств Свердловского облавтоуправления приписки километража выявлены в 19-ти. На Свердловском заводе железобетонных изделий за 4 кв.1961 г. и I кв. 1962 года приписана 4781 тонна неперевезенных грузов...

Из проверенных в 1962 г. органами прокуратуры 65 автотранспортных хозяйств Челябинского совнархоза и облавтоуправления в 63-х установлены приписки невыполненных работ".

Мишутин сообщал, что приписки зачастую помогают скрывать вышестоящие организации и банковские учреждения:

"В ряде случаев отделения Госбанка Эстонской ССР при выявлении приписок к фактическому объему работ, как правило, не ставили вопрос о привлечении виновных лиц к ответственности.

Отделениями Стройбанка Кемеровской области во 2 полугодии 1961 года выявлено приписок строительных работ на 1213 тыс. руб., а в I кв.1962 года — на 347 тыс. рублей. Однако материалы о крупных приписках переданы в следственные органы через полгода после их установления, причем по многим припискам они вообще не передавались".

Заместитель генерального прокурора сетовал: "Факты приписок, очковтирательства и обмана государства не прекращаются". Но в этом не было ничего странного. Когда ставятся абсолютно нереальные задачи, отчеты об их успешном решении могут быть только сфальсифицированными.

Комментарии
Профиль пользователя