Коротко

Новости

Подробно

"Мы ему верили"

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 14
 
       На прошлой неделе бойцы спецгруппы "Альфа" уничтожили террориста Саид-Султана Эдиева, захватившего автобус с 35 пассажирами. Но, как ни парадоксально это звучит, многие из теперь уже бывших заложников зла на него не держат и даже сожалеют о смерти чеченца. Психологи называют это "стокгольмским синдромом".

       Поздно вечером, после штурма автобуса, заложники собрались в ресторане гостиницы "Кавказ", где их обещали накормить за счет администрации Минвод. За ужином говорили только о том, что случилось. Журналистов было всего двое, но говорить с нами бывшие заложники отказались. Казалось, что они враждебно настроены по отношению ко всем окружающим — все, кто оказался вне автобуса, как будто были из другого мира, не понимающего тех, кто был внутри.
       "Это ваши журналисты врали по радио про нас, а потом сказали про 'Альфу', и все мы чуть не погибли!" — зло бросил мне один из парней. Зато о террористе Эдиеве, который представился заложникам как Аслан, говорили много и даже с сочувствием. То и дело слышалось: "А Аслан говорит...", "А я смотрю на Асланушку..."
       О террористе заложники говорили примерно с той же интонацией, как о генерале Петре Кондратьеве, который вел переговоры и под дулом автомата вынес на руках из автобуса одну из отпущенных чеченцем женщин. Один из врачей больницы Минеральных Вод сказал, что "после терактов все заложники одинаковые — чуть ли не хвалят террориста и неохотно идут на контакт с остальными".
       
Смириться, чтобы выжить
 
       Впервые о таком поведении пленников заговорили в конце 70-х, когда шведские психологи, исследующие психическое состояние людей, побывавших заложниками, пришли к выводу, что в первые дни после теракта почти все жертвы "любят" своего захватчика, то есть фактически становятся сообщниками террористов. Известны даже случаи, когда заложники брали в руки оружие и выступали на стороне террориста. Такой синдром получил название стокгольмского — именно в этом городе произошел теракт, жертв которого впервые серьезно исследовали психологи. Тогда окруженные полицией грабители вынуждены были несколько часов провести в здании банка с несколькими заложниками. После спецоперации четверо из заложников защищали бандитов перед полицией и в зале суда, а одна из жертв впоследствии даже вышла замуж за одного из преступников.
       "Такое поведение жертвы обусловлено рядом причин,— считает военный психолог Сергей Петрищев.— Человек, который оказался заложником, понимает, что полностью зависим от незнакомого ему субъекта, который распоряжается чужой жизнью. Первое, что испытываешь,— это страх, перемешанный с ненавистью. Сразу же возникает нежелание подчиняться, хочется возмущаться и бунтовать. Потом приходит сознание обреченности, и оно обозначает главную цель — раз уж это случилось, надо смириться, чтобы выжить любой ценой".
       
Террористы заботятся о живом товаре
 
       Примерно то же пережил один из заложников Эдиева Дмитрий Шандров: "Я военный, не привык, чтобы мною командовало какое-то дерьмо. Поэтому сначала хотелось что-то сделать, как-то перехватить у него оружие. Потом, после того как он выстрелил в парня из автобуса, я понял, что любые действия против него только ухудшат ситуацию. Надо просто терпеть".
       "Сначала я его просто возненавидела,— рассказывает бывшая заложница Таисия Ивановна.— Как увидела автомат и лицо его, темное, а особенно когда он стрелять стал в воздух, хотелось закричать, броситься на него, чтобы это прекратилось. После того как он ранил одного из нас, стало очень страшно".
       В настроении заложников, по мнению психологов, происходит перелом через несколько часов после "общения" с террористом.
 
Такой перелом в настроении заложников в Минводах наступил, когда Аслан разбил в автобусе стекла и заставил одного из участников переговоров принести людям пищу и воду. "Было очень жарко, в автобусе было много пожилых людей. Все понимали, что долго так не продержаться,— рассказывали пассажиры автобуса на следующий день.— Аслан сказал тому парню, который с ним переговаривался, что людям надо дать поесть. Он и до этого говорил, что не хочет нам зла, что его товарищей осудили несправедливо и он хочет их освободить. И мы ему верили. А после его требования принести воду и пищу кто-то даже сказал, что он молодец".
       "Террористы заинтересованы, чтобы заложники оставались 'хорошим товаром',— продолжает Сергей Петрищев.— Поэтому они заботятся о заложниках, дают им есть и пить. А с другой стороны заложники видят лишь некую массу в камуфляже, которая ставить себе целью только убийство преступника. Если будет уничтожен преступник, смерть нескольких заложников можно будет оправдать. То есть этот спец может убить любого заложника так же, как террорист. Так чем же он лучше террориста? Террорист же, особенно такой 'добрый', плюс ко всему еще и 'заботится' о людях. В результате заложники начинают делить себя и окружающих на 'мы' и 'они'. Они подсознательно сочувствуют террористу, потому что хотят выжить и хотят, чтобы это все скорее закончилось. А это, по их мнению, возможно только в одном случае — если требования террориста выполнят и его отпустят".
       
"Запутался парень"
 
       На следующий день после теракта нам удалось подробно поговорить с несколькими заложниками. Разговаривали они неохотно, как будто злились на нас за то, что с ними произошло. Кто-то рассказал, похоже, о самой большой обиде заложников на тех, кто был "вне автобуса". Во время многочасового стояния на мосту перед аэропортом Минеральных Вод заложники вместе с террористом слушали радио. В новостном выпуске военные, приглашенные в качестве экспертов, обсуждали вероятный исход теракта. Говорили о том, что в таких случаях можно пожертвовать двумя-тремя заложниками, но только не отпускать террориста.
       "Вы все, кто там рассуждали, посидели бы в этом автобусе и послушали, как какие-то умники решают вашу судьбу!" — сказали бывшие заложники. Мы, конечно, спорить не стали, но найти подход к многим из них так и не смогли. "А вы с автобуса? Что-то я вас не помню",— спрашивали те, кто слышал обрывки наших разговоров. "Это не наши",— отвечали за нас те, кто "из автобуса". И заинтересованные люди торопливо отходили в сторону.
 
       Врачи из местной больницы, на памяти которых около десятка терактов, говорили нам, что эти люди придут в себя и смогут относительно спокойно говорить о происшедшем через три-четыре недели.
       "Мне его жалко, он ведь ничего плохого нам не сделал,— сказала мне о террористе одна из заложниц — Таисия Ивановна.— Давал есть и пить, стекла повыбивал. Он не хотел, чтобы кто-то из нас умер, он сам так сказал".
       "Запутался парень,— сказал старик Василий Яструбенко, который чуть не умер во время штурма.— Хотел своего добиться, да не вышло". Самые страшные минуты Яструбенко пережил, когда в автобус полетели дымовые шашки и раздались выстрелы, то есть когда к заложникам прорвался спецназ.
       Жалели террориста и студенты Марина и Виктор: "Если бы он не стрелял в Жукова (Сергею Жукову террорист прострелил ногу, решив, что тот связан с милицией.— Ъ), было бы очень тяжело видеть его труп и как через него перешагивали люди. Но его и так немного жаль".
       
       P. S. Возможно, у освобожденных заложников есть еще одна причина для хорошего отношения к террористу. У следователей и оперативников они провели почти столько же времени, сколько под дулом автомата в захваченном "Икарусе". Но настоящий шок люди испытали, когда им вернули вещи. Все самое ценное заложники спрятали в сумки еще в самом начале, когда террорист захватил автобус. Прятали от террориста, но не уберегли от своих. Часть вещей исчезла из автобуса после того, как в нем поработали оперативно-следственная группа и бригада ремонтников.
       
ОЛЬГА АЛЛЕНОВА
       


Как это было
 
       Автобус с 35 пассажирами, который должен был следовать по маршруту Невинномысск--Ставрополь, Саид-Султан Эдиев захватил в 6.45. Выстрелив несколько раз в воздух, террорист приказал водителю ехать в Минеральные Воды. По требованию террориста в Минводы должны были доставить его брата и двух друзей, осужденных за захват заложников в 1994 году. Террорист также потребовал оружие и вертолет, на котором собирался улететь в Чечню. Захватчик пообещал заложникам, что никого не тронет, потому что ему "чужие жизни не нужны". Однако уже за Невинномысском появилась первая жертва — один из пассажиров, Сергей Жуков, отправленный к следующим за автобусом милиционерам за рацией, был ранен террористом, который заподозрил пленника в "измене". По дороге до Минеральных Вод Эдиев выпустил женщин с маленькими детьми.
       В Минводах террориста уже ждали — мост, на котором остановился захваченный автобус, окружили спецгруппы Ставропольского УВД, а прибывшая из Москвы "Альфа" приготовилась к штурму. Но захватить и обезвредить террориста удалось лишь через девять часов. Все это время Эдиев не выпускал из рук оружие, но заложников больше не трогал. Первого из вступивших с террористом в переговоры сотрудника спецслужб он отправил за водой и пищей для заложников. Для переговоров Эдиев выбрал директора УФСБ Ставропольского края Петра Кондратьева. Почти одновременно генерал Кондратьев успокаивал террориста и согласовывал с присутствовавшими на месте силовиками план захвата. Операцию постоянно откладывали, так как террорист все время находился рядом с людьми, держа в руках гранату с выдернутой чекой. Неизвестно, когда началась бы операция, если бы этому не поспособствовал сам террорист. Затянувшееся молчание генерала Кондратьева, не вышедшего на связь с террористом, вынудило последнего пойти на крайний шаг — под дулом автомата он вывел одного из заложников и начал стрелять над его головой. Решив, что Эдиев начал расстрел заложников, "Альфа" приступила к захвату. Смертельно раненный снайперами, Эдиев успел вползти в автобус. Граната, которую он держал в руках, взорвалась. Ранения получили семь заложников. Руководство ФСБ и Генпрокуратуры назвало эту операцию блестящей. Неудачной операция считается, если погибает больше 20% заложников.
       
Бандит со стажем
 
       Саид-Султан Эдиев родился в 1967 году в чеченском селе Курчалой. Воспитывался и рос в обычной чеченской семье и в отличие от своих земляков Саидбека Тепсуева и Алвади Вахидова, также участвовавших в 1994 году в захвате автобуса, следовавшего по маршруту Владикавказ--Ставрополь, ничем курчалоевцам не запомнился. (О Тепсуеве и Вахидове курчалоевцы рассказывают, что это были добрые молодые люди, которые всегда слушались стариков.)
       Уже после того, как Эдиева обезвредила "Альфа", следователи выяснили, что в 1992-1993 годах он воевал в Абхазии в составе так называемого чеченского батальона, которым командовал Шамиль Басаев. А в 1994 году именно он был организатором захвата автобуса. Тогда террористы получили за освобождение пленников $10 млн, а Эдиеву досталось всего около $50 тыс. Он был среди задержанных, но доказать его участие в захвате не удалось. Впрочем, сел и он. В машине Эдиева нашли оружие, ему дали небольшой срок. Освободился Эдиев перед началом второй чеченской кампании и даже немного повоевал на стороне боевиков. Потом вместе с братом занялся более выгодным делом — разбоем.
       В начале июня этого года братья Эдиевы ограбили и убили таксиста в Ставропольском крае. Милиционерам удалось блокировать бандитов и захватить брата Эдиева. Сам Саид-Султан тогда скрылся — взял в заложники раненного им милиционера и, прикрываясь им как живым щитом, вынудил оперативников прекратить преследование.
       
Террористов провожают аплодисментами
       В мае этого года в стамбульском Swissotel чеченские террористы захватили в заложники 120 иностранцев, в том числе четверых россиян. Пленники готовились к самому худшему. Но оказалось, что террористы всего лишь пытались таким образом привлечь внимание мировой общественности к ситуации в Чечне.
       "Всех согнали в конференц-зал,— рассказывал оказавшийся среди пленников бизнесмен Левон Мерабишвили.— Вначале паника была, потом все успокоились. Террористы обращались с заложниками вежливо и культурно — воду давали, бутерброды. Даже сотовые телефоны отбирать не стали. Напротив, сказали, что если кто хочет домой позвонить, пусть позвонит... Изложив свои требования властям, старший из террористов вышел к нам и громко зачитал заявление, почему они взяли нас в заложники. Выяснилось, что они своей цели достигли и мы свободны. Затем террористы сложили оружие на пол и выстроились в шеренгу. Тут же в зал ворвались полицейские и заковали их в наручники. Когда террористов выводили из зала, иностранцы их провожали бурными аплодисментами".
Комментарии
Профиль пользователя