Коротко


Подробно

Улица вместо сцены

Кто поет и играет на улицах города

Мосгордума предлагает выдавать патенты на работу для уличных музыкантов. "Огонек" спросил у самих музыкантов, поможет ли это им избежать конфликта с местными жителями и полицией


Текст Мария Лобанова. Фото Варвара Лозенко


Фото: Варвара Лозенко, Коммерсантъ

Андрей, 56 лет, скрипка


Я уже 20 лет играю на улице. Окончил консерваторию на Украине, в Харькове. Пошел играть на улицу ради денег, зарплаты в оркестре не хватало на жизнь. На улице играть считалось позорным для классического музыканта, и когда меня увидели, сразу уволили. С тех пор я уличный артист. Мой репертуар: классика — Вивальди, Бах, также играю эстрадные, современные мелодии, каверы на The Beatles. Однажды BBC взяли у меня интервью. Еще было такое: мимо проходил Юрий Башмет и остановился послушать. У меня много проблем с правоохранительными органами, сколько раз запрещали играть, забирали в отделение... Очень обидно, я же не пьяница или попрошайка какой-нибудь. Я тут даю концерты, дарю людям радость. Если депутаты разрешат играть там, где людно, тогда я за то, чтобы оформить патент. Я хочу быть законопослушным. А то, что полиция приходит, мол, по "жалобам граждан", так это скорее всего обман. Чаще я получаю от слушателей только благодарности.

"Когда меня увидели на улице — уволили"



Фото: Варвара Лозенко, Коммерсантъ

Дарья, 31 год, фольклорная певица


Я училась в Московском государственном институте культуры, но не закончила учебу. Я пою на улице и в метро. Выступаю ради удовольствия, ну и ради денег. Еще пою в фольклорном ансамбле, выступаем в Москве и ездим на фестивали. Но в основном это за свой счет, а заработок на улице. Пою народные песни, редкие, но люди часто просят что-то знакомое, "То не вечер", например. Подходят иногда люди, хорошо одетые, один, помню, разрыдался, стал рассказывать о своей жизни... Иногда туристы подходят, записывают на диктофон. Полиция тоже приходит, говорит, "люди на вас жалуются". Сомневаюсь, что это так и есть. Если действительно мешаю, например рядом люди в офисе работают, я всегда ухожу, не вопрос. Если действительно введут патенты, то хорошо — я очень хотела бы его получить! Много раз писала письма по этому поводу в департамент культуры в Мосгордуму. Я обеими руками "за".

"Писала письма в Мосгордуму, чтобы разрешили петь"



Фото: Варвара Лозенко, Коммерсантъ

Сергей, 27 лет, ханг


Пою на улице уже полгода. У меня нет музыкального образования, вообще никакого нет. Инструмент сделал сам, покупать дорого. Играю ради удовольствия. Путешествую по миру и выступаю: Индия, Таиланд, Вьетнам, Сингапур... Когда приехал в Индонезию без кредитной карты, мне нужно было оплатить визовый сбор, я сел на территории аэропорта играть и за 3 минуты заработал необходимую сумму. Как-то поехал без прав за рулем, по трассе Москва — Воронеж. Остановил патруль. Договорился: если удивлю их своим инструментом — отпустят. Отпустили. Меня полиция обычно вообще не трогает. Если патент будет давать право играть в метро, то я его оформлю. А так он мне не нужен.

"Заработал на визовый сбор игрой"



Егор Турский, 18 лет, Александр Липшин, 20 лет


Фото: Варвара Лозенко, Коммерсантъ

Мы из Самары. Нас было трое вначале, но сразу после переезда в Москву из группы ушел басист. Не выдержал. Не думал, что так сложно выступать на улице, в чужом городе. Самарские друзья, знакомые тоже как-то отвернулись от нас. А мы уже два года тут поем. Ради удовольствия, конечно, выступаем. Играем альтернативу, рэп-кор и авторские песни. Поем каверы на Linkin park, 30 seconds to Mars. Люди любят, когда импровизируешь. Вот иногда придумываем на ходу про какого-нибудь слушателя историю, начинаем читать про него, собирается толпа. Да, мы бы оформили патент, если будет стоить не очень дорого.

"Иногда придумываем истории про слушателей"



Фото: Варвара Лозенко, Коммерсантъ

Нина Гарнет, 30 лет, контрабас


Я училась в консерватории в Ростове, но не закончила. Там же играла на улице. Сейчас пою в электричках, метро, организовываю уличные джем-сейшены. Выступаю скорее для удовольствия, ради денег я могла бы заниматься другими вещами. Играла в женской рок-группе, на фоне прилизанных мальчиков мы смотрелись вызывающе со своими текстами. Здесь популярны "вечнозеленые" хиты: I wanna be loved by you, Hit the road, Jack. Одно мое видео в YouTube было популярно, даже РЕН ТВ приезжали брать интервью. Играла я как-то в переходе, подошли трое полицейских, пытались меня выгнать. Потом сжалились, сказали: "Полчасика". И так и не вернулись. А на следующий день один из этих полицейских прошел мимо и даже денег положил. Конфликтов у меня никогда ни с кем не было, если музыкант ведет себя адекватно, то и полицейский тоже. По большому счету, патенты нужны только тем, кто их будет выдавать.

"Однажды мне денег положил полицейский"



Фото: Варвара Лозенко, Коммерсантъ

Ваня Никин, 28 лет, гитара


Играю как-то, подходит человек, просит гитару. Я ему отказал, конечно. Он: "А ты знаешь, кто я такой? Я Саша Арбатский!" — "И чем ты, Саша, знаменит?" — "Я когда-то в "Ералаше" снимался!" — и пригладил лысину. В общем, весело у нас тут. Музыкального образования у меня нет. Сейчас играю для удовольствия, а в свое время игра спасала и кормила. Игра — в своем роде смысл жизни. Пою песни Цоя, Чижа, авторские. Слушателям больше нравятся каверы. Хочу записать альбом, выступить в "Олимпийском" и на MTV Music Award. Бывают дни совсем без заработка, а бывает, что и евро кладут люди, от которых не ждешь ничего. Я никогда не слышал от проходящих людей, что им мешает моя музыка. Будут патенты, не будет патентов — нас все равно будут гнать, мне кажется. Нашим чиновникам верить нельзя.

"Игра — это маленький смысл жизни"



Фото: Варвара Лозенко, Коммерсантъ

Тэй (Tay Tsurkava), 60 лет, "сатурн"


Я окончил дирижерское отделение Липецкой консерватории. На улице я с 1981 года, представьте себе. Начинал с песенного жанра, музицирования на мандолине. Играли с друзьями тайком в скверах. Мой нынешний инструмент "сатурн" — смесь индийского ситара и европейской гитары. Я сам его сделал. Занимаюсь народной и сакральной музыкой. Выступал в Хорватии, Черногории, Грузии. Бывает, подходят люди, пытаются заказать "Владимирский централ" и "Мурку". Забавно. Я еще член Союза художников России. Мои картины есть в частных коллекциях. Конфликты с полицией часто бывают, вот только что пытались в отделение забрать. На Арбате, в частности, есть заинтересованные лица, которые плохо относятся к уличным музыкантам, но чаще всего это владельцы бизнеса. Нужно прекратить преследование музыкантов. Патент изначально должен быть бесплатным, я считаю: большинство артистов выступают сезонно. Платные выступления по патенту могут касаться только туристических зон.

"На улице я с 1981 года"



Фото: Варвара Лозенко, Коммерсантъ

Таня, 23 года, Егор, 29 лет


Таня: "Я окончила Государственную классическую академию имени Маймонида, Егор — Гнесинку. Мы всего полторы недели играем на улице. Теперь мы называемся ВИА "На работу не пойду". Для чего играем? Ради связей, чтобы о нас узнали. Я сейчас поступаю в магистратуру, а Егор работает, преподает. Поем каверы на песни Sting, Norah Jones, Eric Clapton. Фирма, в общем.

У нас часто возникают проблемы с охраной парка. Как-то играли поздно, пришел охранник, сказал, что парк закрывается, но люди аплодировали, требовали еще. Одна женщина вступила в перепалку с охранником. В общем, отстояли нас. Если будут патенты для уличных артистов, обязательно оформим! А именно полиция ни разу к нам не подходила".

"Играем, чтобы нас узнавали"


Журнал "Огонёк" от 20.07.2015, стр. 34
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение