Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Reuters

Дела Греции охи

Что будет, если Афины не договорятся с Европой

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 11

О чем бы ни договорились сейчас Афины и Евросоюз, греческая драма продолжится. А чтобы представить себе оптимистический сценарий развития событий в экономике Греции, надо иметь очень богатую фантазию.


АЛЕКСАНДР ЗОТИН


6 июля греки отвергли на референдуме программу тройки кредиторов (ЕС, ЕЦБ, МВФ). Предложения кредиторов особых зверств не содержали. Наоборот, во многом выглядели логичным и сравнительно мягким вариантом лечения запущенного пациента. Требуемый кредиторами профицит бюджета в 2-3% ВВП далек от каннибализма, та же Великобритания почти весь XIX век имела похожий профицит, расплачиваясь за дорогие войны XVIII века.

В финальном предложении "Reforms for the Completion of the Current Program and Beyond" от 25 июня тройка кредиторов требовала достижения первичного профицита бюджета в 1%, 2%, 3%, 3,5% ВВП в 2015, 2016, 2017 и 2018 годах соответственно (сейчас дефицит около 0,7% ВВП), реформы НДС (экономия 1% ВВП), пенсионной реформы (экономия 1% ВВП), устранения энергетических и налоговых субсидий для фермеров, введения потолка трат на оборону (€400 млн в год), увеличения налога на роскошные суда от 10 метров с 10% до 13% и налога на прибыль — с 26% до 28%, отмены льгот для судовладельцев, приватизации госпредприятий.

Старший экономист UBS Джордж Магнус отмечает, что у Греции и кредиторов разный взгляд на проблемы страны: у тройки микроэкономический, у Афин — макроэкономический. "Европейские предложения сосредоточивались на необходимости усиления эффективности управления, прозрачности принятия решений, ценовой конкуренции, приватизации, верховенства закона, борьбы с коррупцией и уходом от налогов. Алексис Ципрас отверг все предложения и, скомкав их в одну кучу, обвинил кредиторов в шантаже",— отмечает он. Греки же сосредоточены на своей роли жертвы современного европейского (если не мирового) порядка.

Антагонизм в подходах проявился и во время выступления Ципраса в Европарламенте 8 июля. Греческий премьер обвинил кредиторов в попытке терроризировать страну. На это лидер фракции либералов в Европарламенте, экс премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадт объявил Ципраса "лжепророком" и посоветовал перейти от обвинений к конкретным реформам: сократить госсектор, ликвидировать закрытые профессии, лишить привилегий судовладельцев и военных.

Простить нельзя изгнать


Выходом из противоречий, возможно, станет выход из еврозоны. Для Европы сейчас этот не очень болезненно. Если несколько лет назад выход Греции из еврозоны привел бы к огромным убыткам европейских банков, то сейчас их инвестиции в греческие бумаги минимальны. Кроме того, другие периферийные страны еврозоны (Португалия, Испания, Италия) тоже устали от мер экономии, и они тоже были бы не против списания своего долга. Наконец, решение Греции не платить €1,6 млрд МВФ 30 июня поставило под удар авторитет фонда, который всегда имел иммунитет на случай дефолта.

Впрочем, пессимистичны далеко не все. Французский экономист Томас Пикетти, ставший всемирно известным благодаря манифесту "Капитал в XXI веке", по итогам референдума напомнил в интервью Die Zeit, что и Германия не без греха: "Меня особенно поражает тот факт, что Германия — один из самых ярких примеров страны, которая в течение своей истории ни разу не расплатилась по своим внешним долгам. Однако она часто заставляла другие страны расплачиваться. У нее нет права учить другие страны". В частности, он напоминает, что послевоенное экономическое чудо отчасти было основано на лондонском соглашении 1953-го, в рамках которого было списано 60% германского внешнего долга.

К сторонникам мягкой линии в отношении Греции примыкают и другие известные экономисты, например Джозеф Стиглиц, Джон Гэлбрейт, Джеффри Сакс, Пол Кругман и другие. О необходимости реструктуризации долга Греции 8 июля неожиданно заявила и глава МВФ Кристин Лагард. Впрочем, в марте 2012 года кредиторы уже списали €100 млрд долга Греции (52% ВВП), а обращение Пикетти к списанию долгов Германии в 1953-м не совсем убедительно, ведь к тому моменту страна была оккупирована, да еще разделена на две части.

Пока страны еврозоны дали Греции время до 10 июля на подготовку пакета предложений по реформам. 8 июля правительство Алексиса Ципраса направило запрос о программе помощи Греции в рамках Европейского стабилизационного механизма (ЕСМ), а конкретные предложения по реформам анонсировало на четверг. Новые предложения Афин саммит Евросоюза рассмотрит 12 июля, и это, скорее всего, будет крайний срок для соглашения. По сведениям греческой газеты Naftemporiki, меры частично согласуются с предложениями кредиторов (например, повышение налогов на прибыль и роскошь). "Реальность такова, что у нас есть пять дней для того, чтобы найти окончательное соглашение. Если мы не сможем прийти к нему, то это может привести к банкротству Греции и краху банковской системы",— сказал глава Евросовета Дональд Туск.

Выход из тупика


Если какой-то компромисс будет достигнут, грекам все же придется затянуть пояса, но серьезный обвал кредиторы вряд ли допустят. Впрочем, МВФ в своем "Preliminary Debt Sustainability Analysis" (против предложений из него также проголосовали греки) обещает выход Греции к росту уже в 2020 году (в трех сценариях от 3,5% до 4,1% ВВП) и переход к устойчивому снижению госдолга (с текущих 174% ВВП до 137,5-150% в 2020-м и 85-118% в 2030 году). Впрочем, подобные сверхоптимистические прогнозы МВФ делал начиная с 2010-го.

Тем не менее соглашение с кредиторами и пребывание Греции в еврозоне остаются наиболее оптимистичным сценарием. Если к тому же Греции удастся договориться об очередном частичном списании долга, шанс на выход из тупика возрастет. "Возможное решение греческой проблемы — в конвертации официального долга в облигации, выплаты которых зависели бы от темпов роста ВВП Греции и ее возможностей,— напоминает Дмитрий Тимофеев, начальник аналитического отдела УК "Парма-Менеджмент".— На рынке уже обращаются варранты Греции, привязанные к ВВП, но их объем мал". Впрочем, помощь Греции не отменяет необходимости реформирования ее популистской и неэффективной экономики (см. публикацию "Драма греческой беспечности").

Здравствуй, драхма!


Куда печальнее может стать вариант полномасштабного дефолта и выхода из еврозоны. Наиболее важной ближайшей датой является 20 июля, когда Греция должна погасить долг в €3,5 млрд перед ЕЦБ. Невыплата €1,6 млрд 30 июня МВФ де-факто дефолт, но по критериям рейтинговых агентств после нее кросс-дефолта объявлено не было, так как МВФ не является коммерческим кредитором. Если же Греция не выплатит деньги ЕЦБ 20 июля (или крайний срок — 19 августа, если ЕЦБ предоставит грейс-период до 30 дней), то дефолтного рейтинга не избежать.

Это будет означать следующее. Сейчас ЕЦБ поддерживает ликвидность греческих банков за счет механизма emergency liquidity assistance. То есть предоставляет этим банкам ликвидность в объеме €89 млрд, принимая в залог греческие облигации. Если эти облигации после невыплаты 20 июля будут признаны дефолтными, залог обесценится, греческие банки получат маржин-колл от ЕЦБ, не смогут его удовлетворить и окажутся без поддержки ЕЦБ и евро (розничных депозитов в системе — на €120 млрд). Тогда крах банков неминуем.

В этом случае нельзя исключать, что правительство Греции, оставшись без банковского сектора, будет вынуждено перейти на выпуск долговых расписок, то есть к системе параллельной валюты. Это может стать первым шагом к выходу из еврозоны.

Мнение о том, что Греции в ее положении лучше перейти на собственную валюту, сомнительно. "Во-первых, с выходом из еврозоны через дефолт страна потеряет доступ к средствам ЕЦБ и к мировым рынкам капитала и не восстановит его до тех пор, пока как минимум не начнет обслуживать долги МВФ и не подпишет с ним новую программу, на что могут уйти годы,— считает главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова.— Во-вторых, введение собственной валюты будет нелегально с точки зрения европейского законодательства и может стать поводом для исключения Греции из ЕС, что влечет за собой введение торговых тарифов на греческие товары, а также ограничения на работу греков в ЕС. Экспортные доходы могут серьезно пострадать. Новая валюта будет обречена на периодические девальвации, а страна может войти в полосу гиперинфляции".

Прецеденты есть. В конце 2001 года Аргентина объявила дефолт по госдолгу в объеме $93 млрд. 1 января 2002 года страна вынуждена была отказаться от привязки песо к доллару (аналогом для Греции может стать переход с евро на драхму). Песо в разы девальвировался к последнему, при этом долларовые вклады в банках были переведены в песо по курсу значительно ниже докризисного (песофикация).

Негативный эффект дефолта, девальвации и песофикации трудно преувеличить. В 2002 году ВВП Аргентины в долларовом выражении упал почти втрое — с $321 млрд до $117 млрд (ВВП на душу населения — с $8,9 тыс. до $3,2 тыс.). Инфляция в 2002-м дошла до 26%, безработица поднялась с 19,2% до 22,5%. Впрочем, глубина падения была компенсирована быстротой восстановления. На докризисный ВВП на душу населения Аргентине удалось вернуться уже в 2008 году (сейчас, по данным МВФ, ВВП на душу населения в Аргентине составляет $13,3 тыс., в России — $8,2 тыс., на Украине — $2 тыс.).

Греции, несмотря на затяжную рецессию, есть куда падать. ВВП на душу населения в Греции сейчас $18,9 тыс. Это резкое падение с пика в $31,9 тыс. в 2008-м, но больше, чем даже в 2003-м,— $18,4 тыс. (а в начале 1980-х ВВП на душу населения в Греции был ниже, чем в Аргентине). При аргентинском варианте с введением драхмы и параличом банков Греции грозит падение до уровня, например, России или Болгарии (ВВП на душу населения — $7,2 тыс.).

Хуже Аргентины?


Аргентинский сценарий глубокого падения и быстрого восстановления в Греции может и не реализоваться. Накануне дефолта аргентинский долг составлял около 45% ВВП, греческий же сейчас — около 174% ВВП. И долги Аргентине просто так никто не прощал. После дефолта госдолг скакнул до 138%, реструктуризация тянется до сих пор (частично долг был переоформлен в упоминавшиеся выше варранты, привязанные к росту ВВП).

Аргентине и ее кредиторам повезло: период ее восстановления пришелся на сырьевой суперцикл, связанный с ростом Китая. Греции с внешним фоном может и не повезти. Хуже ситуация и с демографией: население Греции — одно из самых старых в мире (медианный возраст 43,5 года против Аргентины с 31 годом) и будет стареть и впредь, а значит, и пенсионные расходы будут расти.

Нельзя исключить и риск политического хаоса. Спад в экономике и анархия в политике часто идут рука об руку или действуют по принципу положительной обратной связи. Американский политолог Адам Пшеворски подсчитал, что в период с 1946 по 1988 год у любого демократического или авторитарного режима в Южной Америке, имевшего положительную динамику ВВП, вероятность сохранить власть в течение ближайших 12 месяцев составляла 91,6%, у режима с падающим ВВП в текущем году — 81,8%, а у режимов с экономикой, находящейся в рецессии два года,— только 67%. 2015-й будет шестым годом рецессии в Греции с 2008-го (слабый рост в 0,7% был только в 2014-м). А значит, риск, что Греция превратится в failed state — недееспособное государство,— все выше.

Комментарии
Профиль пользователя