Коротко


Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

Сенаторы заполняют лист предупреждений

В Совете федерации обсудили список потенциальных нежелательных организаций

Глава комитета Совета федерации по международным делам Константин Косачев рассказал вчера, что разрабатываемый в палате "патриотический стоп-лист" — список потенциальных "нежелательных организаций" — не станет "юридически обязывающим документом", а будет носить "предупредительный характер". Эксперты отмечают, что отсутствие у списка правовой силы может служить только для "формирования общественного мнения", которое "уже и так достаточно сформировано".


В рамках семинара-совещания о создании "патриотического стоп-листа" в Совете федерации (СФ) Константин Косачев рассказал, что речь идет не о создании "юридически обязывающего документа", а об "общественно-государственной инициативе", призванной сформировать перечень организаций, которые "могут своими действиями представлять либо уже представляют угрозу РФ и ее национальным интересам". По словам сенатора, список должен носить "предупредительный характер", а попадающие в него организации должны понимать, что "мы видим, чем они занимаются" и "понимаем методы и механизмы их деятельности". Глава комитета СФ по конституционному законодательству Андрей Клишас поддержал идею: "У нас много информации, которую предоставляют нам Минюст, ФСБ, Генпрокуратура".

С инициативой создания "стоп-листа" Константин Косачев, напомним, выступил на заседании СФ 24 июня. А 3 июня в силу вступил закон, позволяющий признавать иностранные организации "нежелательными" — такой статус автоматически запрещает любую деятельность НКО на территории России, а за нарушение запрета полагается уголовное преследование для руководства организации (см. "Ъ" от 13 и 15 мая).

МИД готов самостоятельно инициировать включение в список "по получении заслуживающих внимание данных из загранучреждений", сказал вчера замглавы ведомства Геннадий Гатилов. Самого "пристального внимания", по его словам, заслуживает ряд американских организаций, в том числе Международный республиканский институт, Национальный фонд поддержки демократии, Фонд Макартуров. "Многим известна и деструктивная" деятельность Всемирного украинского конгресса со штаб-квартирой в Канаде, отметил господин Гатилов. Член Общественной палаты Вероника Крашенинникова также среди прочего упомянула фонд "Евразия", институт "Открытое общество" (Фонд Сороса) и организацию Freedom House. Два крупнейших "канала", по ее словам, Национальный фонд поддержки демократии и Агентство США по международному развитию (USAID), которое "прекратило свою деятельность в России осенью 2012 года", но "средства продолжают идти другими путями". А в Фонде Макартуров, рассказала госпожа Крашенинникова, за гранты на российские программы долгое время "отвечал человек по имени Барри Лоуэнкрон", чей "послужной список звучит как песня": работал, в частности, в ЦРУ и Госдепартаменте "в период "цветных революций"".

Заместитель секретаря Общественной палаты, бывший заместитель генсека ООН Сергей Орджоникидзе считает, что "патриотический стоп-лист" станет "политическим сигналом" странам, которые "не поняли", что российское общество готово "дать отпор" действиям США. Константин Косачев заключил, что постановление СФ о "стоп-листе" может быть принято уже 8 июня, но призвал не торопиться с включением в перечень конкретных организаций, поскольку его подготовка "должна быть гласной и вовлекать в себя всех возможных участников". В российском филиале Фонда Макартуров посоветовали "Ъ" обратиться в головной офис, где не ответили на запрос "Ъ". В Национальном фонде поддержки демократии, фонде "Новая Евразия" и Freedom House также оперативно не ответили на запрос "Ъ".

Глава ассоциации "Юристы за гражданское общество" Дарья Милославская отмечает: "Отсутствие правовой силы сводит на нет этот "стоп-лист"". "Уже есть законы об "иностранных агентах", о "нежелательных организациях". А такие эмоциональные документы ничего под собой не несут, кроме формирования общественного мнения, которое уже и так достаточно сформировано",— сказала она "Ъ". Политолог Константин Калачев сравнил "стоп-лист" с "позорным столбом", к стоянию у которого "приговаривали обычно за незначительные преступления". Следовательно, по его мнению, господин Косачев "не уверен, что виновность перед Россией" попавших в список организаций "можно обосновать и доказать юридически, в судебном порядке". "Остается в таком случае пригвоздить их к столбу и натравить на них толпу",— полагает он.

Наталья Корченкова, Сергей Горяшко


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение