Коротко


Подробно

Фото: Theatre de la Ville

Пустота — страшная сила

Премьера Анны Терезы Де Керсмакер в Париже

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Премьера балет

В Театре де ля Вилль прошла французская премьера спектакля Анны Терезы Де Керсмакер "Золотые часы, или Как вам это понравится". Отправной точкой для бельгийского хореографа стала музыка Брайана Ино, сквозным сюжетом — комедия Шекспира, а фоном — тишина, от которой одни зрители сбегали во время спектакля, другие в финале устроили ей овацию. К последним примкнула МАРИЯ СИДЕЛЬНИКОВА.


Сцена не просто пустая, а вывернута наизнанку — кулис нет, все как на ладони. Из глубины этой черной коробки на авансцену очень медленно, фиксируя каждое движение стопы, надвигается группа подростков. Пять парней, шесть девчонок в кроссовках, растянутых майках, свитерах и спортивных куртках не по размеру. Из колонок звучит музыка Брайан Ино — про сомнения, вечность, ход времени и про то, как долго оно может тянуться. Меланхолия британца совпадает с настроением этой компании, сливаясь с хореографией в единое целое: по умению интегрировать звук в движение Анне Терезе Де Керсмакер нет равных. Песня "Golden Hours" с альбома "Another Green World" (1975), давшая название спектаклю,— редкий случай, когда бельгийка работает с современным автором. Реже в ее спектаклях появляется разве что литература. Пять актов комедии Шекспира "Как вам это понравится" хореограф уложила в десяток фраз, которые субтитрами высвечиваются на заднике. Их по ролям читают артисты — телами. Иногда телесный текст совпадает с цитатами, и тогда проявляются действующие лица — Герцог, Орландо, Фредерик, Розалинда.

В шекспировском Арденнском лесу Де Керсмакер интересуют не перипетии сюжета, а отношения между людьми, повседневные радости, боли и неуверенность. Для нее, интроверта, людские эмоции никогда не проявляются открыто, и искренность от фальши может отделять едва уловимая деталь — выключенный локоть или опущенный взгляд. В мире хореографа размыты и границы пола: ее женщины асексуальны, а мужчинам, кажется, неведома жажда обладания. Роль Розалинды, следуя традициям шекспировского театра, исполняет юноша — андрогинный красавец Арон Блом с внешностью Антиноя, копной кудрявых волос и мягким телом, и ее (его) любовная история с Орландо обретает гомосексуальный подтекст. При встрече любовники выкуривают одну сигарету на двоих, сопровождая каждую затяжку поцелуем. В "Золотых часах" хореограф дает телам высказаться сполна, освобождая артистов и от второстепенных атрибутов, и от музыки. За исключением нескольких музыкальных пауз, спектакль более двух часов идет в тишине — так, что слышен скрип подошв и дыхание танцоров.

Испытание концептуальностью, начисто лишенной зрелищности, проходят далеко не все. После каждого акта зрители вежливо покидали зал. Но тем, кому удалось продраться через очищенный и отдраенный хореографический механизм, постепенно открывается поэзия Де Керсмакер. То, как искусно и хитро она выстраивает сценическое пространство, взаимоотношения между артистами, как работает с ритмом действия. Спектакль, лишенный слов и сюжета, точно следует за Шекспиром с его почти физическим ощущением времени: для кого-то оно шествует тихим шагом, с кем-то бежит рысью, с иным галопирует, с другим стоит на месте. В этих различиях, кажется, и раскрывается смысл спектакля, а может, и больше — жизни.

Комментарии