Коротко


Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

ЮКОС бродит по Европе

Бывшие владельцы компании начали взыскивать деньги с России

Экс-акционеры ЮКОСа начали кампанию по взысканию с России около $50 млрд, отсуженных год назад в Гааге. Судебные приставы Бельгии и Франции приступили к аресту счетов и ревизии имущества РФ и подконтрольных ей структур в этих странах, на очереди Великобритания и США. Пока масштабы проблем невелики, но юристы предупреждают, что арест, скорее всего, в итоге будет наложен на средства и активы стоимостью в несколько раз выше требуемой суммы, а урегулирование проблем может занять восемь—десять лет.


Вчера стало известно о расширении географии действий экс-владельцев ЮКОСа по взысканию ущерба с РФ. Вслед за Бельгией юристы, представляющие их интересы, обратились к судебным исполнителям Франции, которые по итогам уже арестовали счета ряда российских структур в местной дочерней компании ВТБ — VTB Bank (France) SA. "Под арест попали и счета российских дипломатических миссий. Счета диппредставительств были тут же разморожены, но счета российских компаний по-прежнему заморожены,— пояснил глава банка Андрей Костин.— Суммы незначительные, исчисляются десятками тысяч евро. Мы решаем эту проблему с юристами". О каких именно компаниях идет речь, в ВТБ не уточняют. Арест счетов своей организации во Франции "РИА Новости" подтвердила главный редактор МИА "Россия сегодня" Маргарита Симоньян, но неизвестно, в ВТБ ли они.

Служба судебных исполнителей во Франции не централизована. Имея на руках постановление суда, истец может обратиться к любому приставу или к любой профильной организации (их сертифицирует Минюст). В документах, на которые ссылается "РИА Новости", речь идет об исполнении решения третейского суда в Гааге от 18 июля 2014 года по постановлению Суда большой инстанции Парижа от 1 декабря 2014 года и предполагается "арест дебиторской задолженности и средств на банковских счетах". В качестве истца указана Hulley Enterprises.

В Бельгии процесс запущен 17 июня по требованию Yukos International Limited. Компания была совладельцем нефтекомпании ЮКОС, обанкроченной государством. После этого, в 2005 году, Group Menatep Limited (GML) от имени Yukos International, а также Hulley Enterprises (Кипр) и Veteran Petroleum (Кипр) подала иск в Гааге. В июле трибунал постановил, что компании должны получить от России $1,8 млрд, $39,9 млрд и $8,2 млрд соответственно. Спустя две недели ЕСПЧ добавил к этой сумме еще около €1,8 млрд уже по коллективному иску всех более 55 тыс. экс-акционеров ЮКОСа. Расплатиться по иску GML РФ должна была до 15 января.

В конце мая глава GML Тим Осборн говорил Sueddeutsche Zeitung, что компания уже начала процесс взыскания средств в США, Франции и Великобритании и планирует обратиться в суды Бельгии, Голландии и Германии. По сведениям Международного радио Франции, Минюст страны еще на прошлой неделе разослал судам разъяснительное письмо по возможному исполнению решения суда в Гааге. Впрочем, вчера пресс-секретарь Минюста Франции Пьер Рансе заверил "Ъ", что "речь идет об административном споре между частными лицами, в который министерство не вмешивается". В минюстах Бельгии, Голландии и Великобритании отказались от комментариев. Тим Осборн объяснил "Ъ" выбор юрисдикции Бельгии для Yukos International, на которую приходится наименьшая сумма взыскания, крайне высокими налогами в стране. Он подчеркнул, что аналогичные процедуры уже начаты в США и Великобритании.

Сели в лужу


Немецкий бизнесмен Франц Зедельмайер, который много лет добивается ареста российской госсобственности за рубежом в связи с отказом РФ выплатить присужденные ему в 1998 году $2,35 млн (с учетом процентов — более $5 млн) в качестве компенсации за "разрушенный бизнес и изъятое имущество" в Санкт-Петербурге (особняк, в котором сейчас находится гостевая резиденция президента РФ), считает, что российские власти во многом сами виноваты в происходящем.

"Доказательством того, что Россия не намерена выполнять решение суда в Гааге и, соответственно, нужны такие обеспечительные меры, являются многочисленные заявления российских официальных лиц о том, что Москва эти деньги выплачивать отказывается",— пояснил бизнесмен. По его словам, без подобных заявлений истцам было бы гораздо сложнее добиться ареста российского имущества.

То, что процесс ареста активов и счетов запущен именно сейчас, также объясняется действиями российских официальных лиц. К 15 июня РФ была обязана разработать план по процедуре и срокам выплаты компенсации €1,86 млрд по иску в ЕСПЧ. Но министр юстиции Александр Коновалов заявил, что считает это решение "противоречащим прецедентной практике самого суда" и "не основанным на реальных фактологических обстоятельствах". В Минюсте заявили, что "какие-либо материалы" о выплате компенсации в Комитет министров Совета Европы еще не направили, поскольку "вопрос о возможности признания в российской правовой системе обязательности подобных решений находится на рассмотрении КС РФ".

Как сообщал "Ъ" 16 июня, депутаты Госдумы обратились с запросом в Конституционный суд (КС), попросив оценить "возможности признания и исполнения на территории РФ постановлений ЕСПЧ, противоречащих положениям Конституции и правовым позициям КС". Парламентарии попросили проверить ст. 1 закона "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней", согласно которой РФ признает юрисдикцию ЕСПЧ "по вопросам толкования и применения" европейских норм. Депутаты просят растолковать и ст. 32 закона "О международных договорах", где зафиксировано обязательство президента и правительства принимать меры по выполнению договоров, а также процессуальные нормы, которыми решение ЕСПЧ считается основанием для пересмотра вступивших в силу решений суда. В КС сообщили, что рассмотрят запрос депутатов 1 июля.

Вчера стало известно, что власти РФ предупреждали Комитет министров Совета Европы (СЕ) о невозможности представить в установленный срок план действий. Об этом говорится в поступившем 16 июня в СЕ и размещенном на его сайте письме Андрея Федорова, главы аппарата уполномоченного РФ при ЕСПЧ. Минюст сообщил департаменту по исполнению решений ЕСПЧ о том, что РФ "не может осуществлять действия" по исполнению решений суда как раз в силу запроса Госдумы в КС, и обещает уведомить СЕ о своих дальнейших шагах. Именно на проволочки с исполнением решения ЕСПЧ ссылаются приставы Бельгии в своем заключении о наложении ареста на имущество РФ.

"Получив на руки решение суда в Гааге и собрав перечень заявлений российских чиновников о непризнании этого вердикта, истцы должны были составить реестр имущества России за рубежом, не защищенного дипломатическим иммунитетом. С этими документами они, очевидно, обратились в судебные инстанции соответствующих стран,— полагает Франц Зедельмайер.— Суды должны принять решение о признании вердикта суда в Гааге. В таких случаях, как правило, речь идет о формальности, суды не должны вникать в суть иска GML к России, а лишь подтвердить, что они готовы в соответствии с международным правом признать и привести в исполнение решение иностранного арбитражного суда. Поскольку все это — члены Евросоюза, такое подтверждение можно получить достаточно быстро".

Имея признание, истцы, по словам немецкого бизнесмена, могут обратиться к местным судебным приставам, чтобы они провели обеспечительный арест имущества РФ. Арест может быть инициирован и параллельно с обращением в суд и произведен по простому представлению доказательств того, что данное имущество принадлежит России. "Действительно ли это так, суд может решить уже после ареста. Если суд постановит, что имущество принадлежит российскому государству и не защищено дипломатическим иммунитетом, оно останется под арестом. Если владельцы имущества смогут доказать, что оно не принадлежит российским властям, арест должен быть снят",— объясняет господин Зедельмайер.

И, наконец, третий шаг — это непосредственно приведение в исполнение судебного решения, например, через аукционы. По оценке Франца Зедельмайера, от ареста до аукциона может пройти восемь-десять лет. "Я бы на месте российских властей серьезно задумался над тем, чтобы все же выполнить решение суда в Гааге. Иначе процесс затянется на годы, и все это время имущество останется под арестом, что может значительно затруднить деятельность российских госкомпаний за рубежом,— предупреждает он.— При этом стоимость имущества может многократно превышать $50 млрд. Ограничений тут нет. Как говорят у нас в Германии: российские власти сели в лужу".

Жертвы обстоятельств


Точного реестра счетов и собственности РФ за рубежом нет (см. справку). Как пояснил "Ъ" пресс-секретарь управления делами президента (УДП) Виктор Хреков, она находится в распоряжении трех структур: обладающие дипломатическим иммунитетом объекты — на балансе МИДа, около тысячи зданий и земельных участков — на балансе УДП и несколько десятков зданий торгпредств в 2007 году были переданы Минэкономики.

Пока масштаб арестов не выглядит серьезными. Из опрошенных "Ъ" компаний и госструктур никто, кроме ВТБ и МИА "Россия сегодня", не подтверждает наличия проблем. В ТАСС лишь признают, что "действующие обстоятельства" его тоже "коснулись", компания "ведет работу в рамках общей политики государства по данному вопросу", детали не раскрываются. Источник "Ъ", знакомый ситуацией, уточнил, что счета ТАСС не арестованы, но компания, как и МИА "Россия сегодня", получила во Франции и Бельгии запрос о своем имуществе в этих странах. Оба агентства, как и ряд других госструктур за рубежом, арендуют помещения, принадлежащие ФГУП "Госзагрансобственность", а также владеют, например, машинами и оборудованием.

Но, например, у ОАО РЖД семь представительств в странах Европы, в том числе в Бельгии и во Франции, еще больше подразделений у подконтрольной ему Gefco (логистический оператор, на 25% принадлежит французскому PSA). Кроме того, между Россией и Францией курсируют два поезда — из Москвы в Париж и в Ниццу. Ближайшая дата прибытия поезда в Париж — 20 июня, и в этот же день должен отправиться поезд из Ниццы. В ОАО РЖД вчера комментировать ситуацию отказались. Глава компании Владимир Якунин в ходе Петербургского экономического форума подчеркнул, что "единственное имущество государства в ОАО РЖД — это акции самой компании", посоветовав истцам "обращаться к психиатру".

Но речь идет не только о компаниях. Секретарь Брюссельско-бельгийской епархии протоиерей Андрей Елисеев пояснил "Ъ", что ни счета, ни имущество пока не арестованы и извещение также не приходило. Но с копией документа судебных приставов он ознакомился, и архиепископия РПЦ со всеми реквизитами в нем указана. "Ситуация чудовищна,— заявил протоирей Андрей Елисеев.— Церковь от государства отделена по Конституции, но получается, что любая организация, связанная с РФ как страной, может подвергнуться таким судебным преследованиям. Мы никакого отношения к РФ не имеем: не получаем от государства ни субсидий, ни зарплат, и епархия, и все приходы зарегистрированы по бельгийскому праву и являются, по сути, бельгийскими".

Таким образом, в рамках исполнения решений суда в Гааге пока лишь арестовываются счета и составляется список активов РФ. Но к арестам имущества приставы могут перейти довольно быстро. Партнер, руководитель международной практики юридической фирмы Nektorov, Saveliev & Partners Марат Давлетбаев поясняет, что, в отличие от российской практики, где имущество должника должно быть точно идентифицировано, за рубежом практикуется "всеобъемлющий" арест, который предписывает арестовать, например, "любое имущество должника, находящееся в распоряжении". Именно этим, полагает юрист, могут объясняться запросы в адрес российских госучреждений и госкомпаний о наличии у них имущества РФ.

Стратегии защиты


Власти РФ готовятся оспорить действия GML. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что вопросом занимается "соответствующее подразделение правительства", и в первую очередь адвокаты. По данным "Ъ", в Минюсте проблема поручена замминистра Максиму Травникову вместе с Минфином. В Минфине вчера отказались от комментариев, в Минюсте не ответили на звонки и запрос "Ъ".

В связи с делом Зедельмайера защищать российскую загрансобственность приходилось УДП, которое, например, прошлой осенью заключило контракт на 700 тыс. руб. с экспертом по международному праву Ниной Вилковой для оценки правовых перспектив продолжения разбирательства и предложений альтернативных вариантов защиты. В итоге власти продолжают судиться по этому делу в Швеции. Вчера МИД уже заявил протест послу Бельгии в связи с арестом имущества РФ, но аналогичные протесты в отношении службы имущественных взысканий Швеции результата не имели, несмотря на поддержку МИДа страны.

Партнер международной юридической фирмы Baker & McKenzie Владимир Хвалей поясняет, что в Бельгии судья может вынести решение о приведении в исполнение без приглашения ответчика, но у должника есть возможность оспорить его. Марат Давлетбаев добавляет, что истцу необходимо доказать в суде, что ответчик может уклоняться от исполнения решения, а также пропорциональность обеспечительных мер. Собственники арестованного имущества, скорее всего, будут использовать два способа защиты, поясняет юрист. Государственные учреждения, по его мнению, заявят о суверенном иммунитете государственного имущества, которое не подлежит аресту в силу норм международного права. Частные компании и негосударственные учреждения будут апеллировать к тому, что их имущество не является собственностью РФ, а является обособленным имуществом либо их частной собственностью.

Рената Ямбаева, Андрей Райский, Алена Миклашевская, Ксения Дементьева, отдел внешней политики, отдел бизнеса; Анна Пушкарская, Санкт-Петербург; Алексей Тарханов, Париж


Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение