Как критиковали уголовное право РФ адвокаты и правоведы

«Сейчас в Европе идет мощная досудебная фильтрация, которая не допускает прихода в суд дел со слабым обвинением и доказательствами. Только 20% сообщений о преступлении завершаются там возбуждением уголовного дела, а у нас около 25 тысяч человек ежегодно обвиняются необоснованно, выносится 2% оправдательных приговоров и треть оправдательных вердиктов присяжных отменяется»,— заявил на Петербургском международном юридическом форуме адвокат Генри Резник. Для борьбы с обвинительным уклоном господин Резник предлагает «развести судей, которые выбирают меру пресечения и судей, решающих дела по существу». В царской России оправдательных приговоров было 30%, а в 20-е годы прошлого века — до 25 %, отметил он.

«Как свидетельствует уголовная статистика, в РФ не было успешных расследований военных преступлений, несмотря на вооруженные конфликты на Северном Кавказе и в Грузии»,— заявил доцент МГУ Глеб Богуш в ходе обсуждения "совместимости и взаимодействия" международной и национальной уголовной юстиции. Нормы, которые успешно применяются на международном уровне, должны быть закреплены в российском Уголовном кодексе (УК), чтобы они могли эффективно применяться, считает господин Богуш, однако с момента принятия Римского статута они не изменялись. О «плачевном состоянии» международной части российского уголовного права заявил и профессор Высшей школы экономики Геннадий Есаков, пояснив, что нормы УК РФ, касающиеся военных преступлений, не детализированы и содержат пробелы (например, не предусматривают ответственности командира за военные преступления его подчиненных), отсутствуют также нормы о подстрекательстве к геноциду и преступлениям против человечности. «Это какая-то другая школа права»,— не согласился с оценкой экспертов экс-уполномоченный РФ при ЕСПЧ Павел Лаптев. «Я лично входил в состав делегации по разработке Римского статута, проблем с нашим УК не возникало, и поводов утверждать о его плачевном состоянии я не усматриваю»,— возмутился замдиректора правового департамента МИД Александр Дронов. «Дискуссия провоцирует мыслительный процесс»,— сохранил нейтралитет в споре судья Апелляционной палаты Международных уголовных трибуналов по Руанде и бывшей Югославии Бахтияр Тузмухамедов.

Анна Пушкарская, Андрей Райский, Санкт-Петербург

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...