Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

"Никакой общественно-политической деятельности европейские правозащитники не вели"

от

Из России выдворяют европейских правозащитников. По решению Нижегородского суда будет депортирован немецкий ученый. Сотрудник Датского института приехал в Россию на тренинг некоммерческой организации "Комитет против пыток". По версии ФМС, он нарушил правила въезда в Россию. Координатор образовательных проектов Комитета против пыток Юлия Фролова обсудила тему с ведущим "Коммерсантъ FM" Маратом Кашиным.


Сейчас продолжается суд еще над двумя европейскими правозащитниками. Им также грозят депортация и административный штраф размером в 2 тыс. руб. Главная тема тренинга, в котором они участвовали, — условия содержания людей в тюрьмах и колониях.

— Расскажите, при каких обстоятельствах произошло задержание европейских правозащитников? Это прямо во время тренинга случилось?

— Нет, ровно в 9.00 часов, когда второй день тренинга должен был начаться, к ним в номер вошли десять человек сотрудников Федеральной миграционной службы.

— Какие основные претензии предъявляются?

— Основная претензия в том, что виза, по которой въехали наши коллеги, является деловой, так как они по сути приехали с деловым визитом к нам, но сотрудники Федеральной миграционной службы утверждают, что они принимали участие в общественно-политическом мероприятии, хотя ни наше мероприятие не является общественно-политическим, ни данных лиц нельзя назвать участниками нашего мероприятия, потому как они осуществляли своего рода консультации. Поэтому мы считаем, что эти обвинения совершенно безосновательны и не может быть основано на них это решение.

— Как вы думаете, то, что Комитет против пыток внесен Минюстом в список иностранных агентов, как-то влияет на это дело?

— Не исключено, конечно, это может быть и по этой причине, действия по ограничению нашей деятельности.

— Как выглядел этот тренинг? Это было закрытое мероприятие в помещении? Почему этих людей обвиняют в участии в общественно-политических мероприятиях?

— Мы этого и пытаемся добиться от суда, чтобы нам объяснили, в чем заключается общественно-политическая направленность этого мероприятия, так как его можно назвать каким угодно: консультационным, в рамках обмена опыта, деловой встречей, но никак не общественно-политическим мероприятием. Мы не затрагивали ни одного вопроса, связанного с политикой, поэтому мы считаем, что это просто надуманный фактор.

— С какими докладами приехали иностранные коллеги? Что они рассказывали?

— Ильвия делилась опытом относительно общественно-наблюдательных комиссий, как они существуют в Европе, содержание под стражей заключенных. А Уве — психиатр, гражданин Германии, давал консультации с точки зрения реабилитации жертв пыток, это чисто медицинская тема.

— Кто попадает на ваши семинары? Там могли оказаться в первый день сотрудники правоохранительных органов, и на основании услышанного ко второму дню они такое решение приняли?

— Нет, это исключено, потому что это было наше внутреннее мероприятие, были приглашены исключительно сотрудники Комитета против пыток, это невозможно, я присутствовала все это время.

— А как тогда эта информация могла просочиться, как вы думаете?

— Мы никогда не скрываем своей деятельности, мы занимаемся ею открыто, но, тем не менее, не было никаких пресс-релизов, мы никого не приглашали извне на это мероприятие, так как оно наше внутреннее. Не знаю, какими источниками они пользовались и на основании чего они сделали такие выводы.

— Юля, вы проходите свидетелем по этому делу?

— Да, так как я организатор.

— А вас допрашивали уже?

— Да, меня допрашивали.

— Вызывали на беседу, наверное, так корректнее сформулировать?

— Я была допрошена в суде в рамках одного из дел, потому что на первом заседании, которое состоялось 20 мая, суд, к сожалению, отклонил все 14 ходатайств о привлечении свидетелей, которые были заявлены, и у нас не было возможности сказать что-то суду о характере того мероприятия, которое проводилось.

— Вам какие-то вопросы задавались, о которых вы сейчас можете рассказать?

— Задавались обычные вопросы, считаю ли я, что они занимались общественно-политической деятельностью, но так как я организатор и сопровождала этих лиц от начала самого мероприятия до сегодняшнего момента, за исключением перерыва на сон, то я могу с точностью утверждать, что никакой общественно-политической деятельности они не вели.

— А к российским участникам из Комитета против пыток претензии предъявлялись?

— Нет, ни к кому не предъявлялись.

— К вам раньше уже приезжали иностранцы с подобными лекциями, докладами?

— Я, к сожалению, не так давно работаю, поэтому не могу утверждать, возможно, приезжали, не могу точно сказать.

Комментарии
Профиль пользователя