Коротко


Подробно

Фото: Валерий Мельников / Коммерсантъ   |  купить фото

"Сейчас компания, производящая бытовую технику, зарабатывает больше, чем многие оборонно-промышленные гиганты"

Глава Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов в интервью "Ъ FM"

Что, с точки зрения военного эксперта, происходит на востоке Украины? Чем грозит России размещение ПРО на территории бывшей братской республики? И может ли в руках у ополченца оказаться автомат "Вал"? На эти и другие вопросы ведущему "Коммерсантъ FM" Анатолию Кузичеву ответил директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов в рамках программы "Действующие лица".


"Термин "гибридная война" — это какая-то несуразица"

Руслан Пухов о гибридной войне и ситуации на Украине: "Если говорить о гибридной войне, то я настолько разозлен сейчас слышать этот термин, который вроде все и ничего. На мой взгляд, термин "гибридная война" — это просто какая-то несуразица, которой пытаются объяснить, когда нет возможности что-то объяснить. Люди говорят "гибридная война" и дальше держат мхатовскую паузу.

Если посмотреть в историю, то есть как минимум две войны, два исторических периода, которые очень похожи на то, что сейчас происходит на востоке Украины, в Донецке и Луганске. Первое — это война за независимость Техаса. Техас некоторое время не был частью США, был независимым государством, которое откололось от Мексики. На протяжении нескольких лет Штаты оказывали помощь техасским ополченцам, но эту помощь отрицали. Тогда, конечно, все выглядело по-другому. Итог мы знаем.

Вторая история — история с присоединением той части Италии, которая находилась под австрийским владычеством, к королевству Пьемонт, известный поход Джузеппе Гарибальди. Вообще отношения между Гарибальди, Виктором Эммануилом и премьер-министром тогдашнего Пьемонта Кавуром в каком-то смысле напоминают отношения год назад между Игорем Стрелковым, российским руководством и украинским руководством. Пьемонт тоже долгое время отрицал и тайно поддерживал. По поводу XXI века можно тоже привести примеры. Самый яркий пример — образование Косово".


"Рано или поздно французы расплатятся с нами за "Мистрали" по полной"

Руслан Пухов о прагматичном взгляде американцев на вертолеты в России: "Может быть, будет найдено какое-то решение, что экспортные вертолеты будут комплектоваться украинскими двигателями, а наши — нашими двигателями, одно я знаю точно: в случае возникновения какой-либо сложной ситуации, Министерство обороны и другие силовые ведомства будут получать двигатели в первую очередь. Поэтому двигатели будут идти на нужды армии, пострадают, в первую очередь, гражданские потребители. Как мы знаем, те же европейские санкции касаются военных тем Евросоюза, сотрудничество области космоса и гражданской авиации продолжается, и, например, 21 мая на выставке HeliRussia будет подписываться соглашение с американской компанией Bell о лицензионной сборке вертолетов Bell на российской территории. То есть американцы — прагматики, европейцы — полупрогматики, а украинцы — просто дураки".

О дальновидном решении маршала Сергеева: "То количество ракет, которое у нас оставалось с советских времен, незначительно, сроки их уже, несколько раз назначенные, продлялись. И как мы помним, покойный маршал Сергеев еще в конце 90-х годов, по согласованию с Борисом Ельциным, когда он стал министром обороны, принял решение, что все перспективные российские ракеты будут делаться без украинского участия. Как мы видим, это решение было провидческим: и "Тополь-М", и "Ярс", и "Булава", и "Рубеж", и, наверное, все перспективные ракеты, как и оперативно-тактический комплекс "Искандер", не имеют никаких украинских комплектующих".

О поддержке, которую Россия может найти вне ЕС: "Если мы прервем свои связи с Украиной, если нам что-то откажется поставлять Франция, есть целый ряд стран, которые не откажутся это сделать, например, Китай. Я знаю, существуют перспективные проекты с Израилем. Я не знаю, как они будут развиваться в контексте принятия решения поставлять С-300 в Иран, Израиль очень сильно протестовал, но есть и другие технологически развитые страны, не входящие в Евросоюз и в НАТО, например, Сингапур, в какой-то степени Южная Корея, поэтому я думаю, мы найдем себе партнеров для перспективных проектов. Советский Союз развалился на пике своей технологической мощи, мы достигли полной независимости, а то, что мы не делали самостоятельно, делали в кооперации наши сателлиты по Варшавскому договору: чехи, поляки, но страна развалилась, поэтому нельзя, как Чаушеску — на следующий день после того, как он выплатил долг, произошла революция. Северокорейский путь Чучхе — это все-таки тупиковая ветвь развития человечества, Чучхе — это попытка сделать все самостоятельно, начиная от кастрюли и заканчивая межконтинентальной баллистической ракетой".

О дальнейшей судьбе "Мистралей" и репутации Франции: "У французов сейчас не очень сбалансированный флот, и если власть французская всучит военно-морскому флоту Франции еще один "Мистраль", когда изначально они хотели четыре этих корабля — их надо охранять, нужны фрегаты, корветы, они сейчас один свой фрегат продают египтянам, еще один продали Марокко, потому что денег нет, — флот будет несбалансированным. Главком флота уже заявил: нам этих кораблей не надо, мы их не хотим. Можно продать их, например, в Индии сейчас есть тендер, но там корабли сконфигурированы немножко по-другому, а главное — индийцы хотят их строить, это превращается в некий чемодан без ручки. Наверное, их как-то можно законсервировать, но есть ли у французов такой опыт, какой есть у американцев, которые консервируют корабли, некоторые у них по 40 лет консервируются, потом расконсервируются. Скажем, если это платформа транспортная, если это какое-то судно радиотехнической разведки, типа "Пуэбло", который северные корейцы перехватили, это сложная тема, на самом деле.

Французы выглядят очень неприглядно не только в наших глазах, но и в глазах любых покупателей их вооружений. А если что-то поменяется, например, Индия объявит войну Пакистану, или Пакистан объявит войну Индии, французы возьмут и скажут: "Вы знаете, война — это нехорошо, поэтому мы обслуживать ваши самолеты "Рафаль" не будем". Или кому-то скажут: "У вас тут на выборах победил какой-то неправильный кандидат, нам не кажется, что он хороший, хоть он и демократически избранный, как наш президент, поэтому мы вам поставлять не будем". Все сейчас примеряют ситуацию с "Мистралями" на себя, поэтому французы и финансово за это расплатятся в перспективе с нами, и люди при всех прочих равных дважды подумают, покупать ли им французские системы вооружений. Потому что до недавнего времени французы играли в "мы и не Америка, мы и не Россия, мы — мощная держава технологическая, покупая у нас, вы не зависите от сверхдержав".


"Заявление Турчинова по системе ПРО безответственное"

Руслан Пухов об установке системы ПРО на Украине: "Я не очень большой специалист по системе ПРО, но у заявления Турчинова есть три аспекта. Аспект чисто технический: как мы знаем, американцы свою ПРО делают не на земле, а на кораблях. Корабли могут подплыть куда нужно. Есть радарные станции. Как известно, на данный момент выбрана Румыния и отчасти Польша, поэтому американцы не нуждаются в какой-либо новой площадке.

Второй момент связан с тем, что, конечно, страна, в которой пылает гражданская война, находится на стадии полураспада или трансформации, безусловно, американцам совсем не улыбается что-либо там размещать, чтобы это могло быть, как минимум, каким-то образом разрушено. Третий аспект: очень часто украинские политики и целый ряд прибалтийских политиков делают заявления, такое впечатление, что основная цель — сделать заявление в пику России без последствий. К России можно относиться по-разному. Но Россия — ваш сосед, очень большой сосед. И если сравнить его с медведем, то медведь, может быть, где-то не прав, грозное животное, не поддающееся дрессировке, но если вы будете себя плохо вести, он просто вам вспорет кишки. С медведем надо жить в мире. Точно так же, как и с Китаем, например. Заявление Турчинова достаточно безответственное".

О военно-техническом сотрудничестве России и Украины: "Украина отсчитывает свою государственность с конца 1991 года. Это был единый организм. Нет никакой оборонной промышленности Украины, за исключением небольших венчурных фирм. Есть сколок советского ВПК, который был связан мириадами нитей с нашими оборонно-промышленными предприятиями. Если нити разорвать, то нам будет, конечно, очень плохо, и мы уже видим, с каким скрипом идет импортозамещение. Для украинцев это будет означать, как минимум, три последствия. Это уменьшение поступления денежных средств, деиндустриализация страны. Кроме того, за исключением Литвы и еще пары горячих голов, никто не горит желанием поставлять им вооружение. Для Украины опираться на собственный оборонно-промышленный комплекс крайне странно, очень странная логика со всех точек зрения".


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение