Коротко

Новости

Подробно

Фото: Из личного архива

Сын и друг

"В телефоне я записан как папа"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Свои чужие дети


В рубрике "Свои чужие дети" мы рассказываем о жизни детей и взрослых в приемных семьях. Как правило, ребенок оказывается либо в полной семье, либо его забирает одинокая женщина. Приемных отцов или опекунов-одиночек можно встретить довольно редко. В марте 2013 года председатель псковской общественной организации "Помогай-ка" ДАНИИЛ НОВИКОВ оформил опеку над 12-летним Игорем. В интервью Русфонду Даниил рассказывает историю их отношений.

Пять лет назад я создал организацию "Помогай-ка", занимающуюся социальной адаптацией сирот. Позже начал сотрудничать с московским фондом "Измени одну жизнь", создавал видеоанкеты воспитанников детских домов Псковской области. Это ролики, в которых дети рассказывают о себе, о своих мечтах. На съемках такого ролика я и познакомился с Игорем. Он мне сразу понравился своей независимостью, самостоятельностью мышления. Я вызвался стать его опекуном, он согласился. С моей стороны это был прагматичный выбор: я видел в Игоре целеустремленность, понял, что не будет больших проблем с дисциплиной.

Игорь из неблагополучной семьи. В интернате был лет с девяти, до того жил с матерью и сестрами. Потом в семье наступили сложные времена, Игорь оказался в детдоме. При этом с мамой у него сохранились теплые отношения, они общались все это время. И сейчас общаются.

Бывают моменты, когда тяжеловато, но мне кажется, последние полгода я лучше с этим справляюсь. Если раньше я старался во что бы то ни стало настоять на своем, сейчас могу признать свою неправоту, пойти на уступки. И это принесло плоды: раньше Игорь, случалось, огрызался, а теперь тоже может уступить.

Родные меня тогда поддержали и сейчас поддерживают. Когда забирал Игоря, спросил свою маму, будет ли она нам помогать. Она сказала: "А разве у меня есть выбор? Конечно, буду". Сейчас Игорь ей как внук, она души в нем не чает.

Раньше мне казалось, что нужно поскорее наладить свою личную жизнь, чтобы у Игоря был перед глазами пример хороших, уважительных отношений мужчины и женщины. Но пока я еще в поиске. Немного устал от разочарований, в последнее время, наверное, стал более осторожным в отношениях с противоположным полом.

Через четыре года Игорю будет 18 лет, мои опекунские обязанности прекратятся. Жилье от государства ему не светит, потому что есть положенные квадратные метры в квартире матери. Естественно, прогонять его я не стану. Как все сложится потом, не знаю. Может, у него будет спортивная или армейская карьера, он уедет куда-нибудь. Но если он сам не захочет уйти, я ни в коем случае эту тему не подниму.

У нас разница в возрасте 19 лет, и наши отношения похожи скорее не на детско-родительские, а на отношения дяди и осиротевшего племянника. Или на дружеские. Меня это не беспокоит. Главное, чтобы он чувствовал мою поддержку.

Я далеко не сразу смог назвать его сыном. Обращались друг к другу по именам. Только спустя год, когда почувствовал, что созрел, спросил его разрешения. Оказалось, что он не против, даже наоборот. Меня он все еще называет по имени, но в телефоне я у него записан как папа.

Артем Костюковский,


специальный корреспондент Русфонда


Весь сюжет rusfond.ru/svoi-chuzhie-deti

Комментарии
Профиль пользователя