Коротко

Новости

Подробно

Фото: Сергей Бобылев / Коммерсантъ   |  купить фото

Офицеры песчаных карьеров

Фигурантам дела о поборах оставили меру пресечения

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Как стало известно "Ъ", Бабушкинский суд Москвы продлил сроки ареста экс-руководителям ОМВД по Рузскому району Подмосковья Алексею Боброву, Василию Кобелеву и Андрею Базину. Первые двое обвиняются в получении особо крупных взяток, а Андрей Базин — в незаконном хранении оружия. Обвиняемые, считает следствие, обложили непосильной данью поставщиков песка и щебня с крупнейшего в Мособласти Орешкинского месторождения и едва не заморозили таким образом ряд столичных и подмосковных строек. Только вмешательство главного управления собственной безопасности (ГУСБ) МВД и СКР исправило ситуацию.


Как рассказал источник "Ъ", в начале прошлого года рузские полицейские во главе с начальником ОМВД полковником Бобровым инициировали проведение на дорогах района антитеррористической операции "Анаконда" — комплексных проверок с целью выявления потенциально опасных граждан и грузов. Однако сотрудников и техники у рузской полиции хватило лишь на проверку участка автодороги, вдоль которого расположены крупнейшие в регионе карьеры Орешкинского песчано-гравийного месторождения, снабжающего сыпучими материалами многие столичные и подмосковные стройки. Водители грузовиков с песком и щебнем и стали первыми жертвами "Анаконды". По словам одного из перевозчиков, в январе прошлого года дорогу с двух сторон перекрыли автомобили ДПС с инспекторами и оперативниками в штатском. Сначала полицейские проверяли документы, а затем идущие с карьеров автомобили стали взвешивать на компактных автогрузовых весах. За каждый перегруженный самосвал его владельцам, согласно ч. 3 ст. 12-21-1 КоАП, пришлось выкладывать 250-400 тыс. руб. штрафа, еще в 90 тыс. руб. обходилось пятидневное нахождение грузовика на штрафстоянке. Попытки транспортников решить проблему с руководством ОМВД успеха не имели.

Впрочем, вскоре к представителям администраций карьеров приехали посредники из числа отставных полицейских. Они сообщили, что выезд из зоны "Анаконды" впредь будет осуществляться по "проездным", каждый из которых на один грузовик обойдется в 10 тыс. руб. в месяц. Деньги и списки машин должны были передаваться через посредников. В итоге, по словам сотрудника одного из крупных Орешкинских карьеров, полицейские хотели получать только с его фирмы около 3 млн руб. в месяц. В итоге карьерщики оказались на грани разорения и обратились с заявлениями в ГУСБ МВД России и ГСУ СКР по Мособласти.

Взять с поличным организаторов поборов долгое время не удавалось. Опытные полицейские начальники, например, никогда не брали в руки собранные на карьерах купюры — посредникам предписывалось обязательно предварительно обменять деньги в банке. В телефонных разговорах тоже соблюдались меры предосторожности: договариваясь о встрече с посредником, один из обвиняемых, например, интересовался, купил ли тот корм для собак. "Псы совсем голодные",— жаловался офицер.

Ситуация изменилась в августе прошлого года благодаря служебной проверке заявления одного из задержанных рузскими полицейскими — он пожаловался, что был избит на допросе. Осматривая служебный кабинет начальника отдела угрозыска Василия Кобелева, сотрудники ГУСБ обнаружили в его сейфе 3 млн руб., причем денежные упаковки были завернуты в список оплаченных грузовиков. Впрочем, хозяин кабинета заявил, что эти деньги оставил на хранении в ОМВД его брат-бизнесмен. Основные же мероприятия по ликвидации полицейской крыши были проведены 17 ноября, когда оперативники и следователи одновременно обыскали кабинеты руководителей рузской полиции, их квартиры, частные дома и гаражи. У Алексея Боброва при обыске изъяли 140 тыс. помеченных рублей, отправленных по цепочке посредников в рамках оперативного эксперимента, а у Василия Кобелева — 30 тыс. руб., попавших к нему таким же образом. До главы местного отдела ГИБДД Андрея Базина меченые деньги не дошли, хотя участники расследования и убеждены, что он был связан с предполагаемыми взяточниками, ведь без команды Андрея Базина участники "Анаконды" никак не могли блокировать выезды с карьеров, взвешивать самосвалы и выписывать штрафы их владельцам. Зато во время обыска усадьбы полицейского, расположенной в поселке Ченцово Можайского района, удалось обнаружить сумку с автоматом Калашникова АКС-74, двумя пистолетами ПСМ и десятком упаковок патронов калибра 5,45 мм. Глава ОГИБДД, правда, заявил, что оружие ему не принадлежит, однако вместе с автоматом в сумке находились два мобильных телефона, которыми пользовался офицер, и зарядное устройство для автогрузовых весов, купленное, как выяснилось, одним из подчиненных Андрея Базина по его просьбе.

По итогам спецоперации Алексей Бобров, Василий Кобелев и Андрей Базин были задержаны; их обвинили, соответственно, в получении взяток и незаконном обороте оружия (ст. 290 и 222 УК РФ), отстранили от должностей и арестовали. Первых двух суд определил в СИЗО, а Андрея Базина — под домашний арест. Все подследственные не признают своей вины и от дачи показаний до сих пор отказывались. Как пояснил "Ъ" адвокат Алексея Боброва Андрей Мелков, защита не согласна как с избранной клиенту мерой пресечения, так и с предъявленными обвинениями. "Изъятые у моего клиента 140 тыс. руб. он действительно взял у своего старого приятеля, даже не подозревая, что эти деньги будут заявлены в дальнейшем как часть взятки",— отметил защитник. Все же остальные фигурирующие в уголовном деле цифры, по словам господина Мелкова, ничем не подтверждены и никак не задокументированы. Защитник заявил, что будет добиваться полного оправдания своего клиента.

Между тем в СКР и департамент собственной безопасности продолжают поступать заявления от бизнесменов, сообщающих о причиненном им ущербе. Например, представители ЗАО "Строительный транспортный сервис", по их словам, выплатили полицейским 1,2 млн руб., ООО "Савата" — 2 млн руб., ООО "Орешкинский комбинат нерудных стройматериалов" — 2,2 млн руб. Эти заявления дали основания следствию квалифицировать размер предполагаемых взяток как особо крупный и вменить полицейским ч. 6 ст. 290 УК РФ, а Бабушкинскому райсуду Москвы — в очередной раз продлить обвиняемым избранные им ранее меры пресечения.

Сергей Машкин


Комментарии
Профиль пользователя