Коротко

Новости

Подробно

Нас стало меньше

Демография кризисных лет

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Евгений Гонтмахер, экономист

Мы привыкли считать, что кризис проявляется в негативных изменениях показателей ВВП, объемов промышленного производства, уровня инфляции, заработной платы и т. п. Но и такая консервативная сфера, как демография, рано или поздно реагирует на эти изменения. Это мы видели в 1990-е годы: если в начале того десятилетия в расчете на 1 тыс. человек населения приходилось 15,5 рождения и 13,2 смерти, то в 2000-м эти параметры составили 9,8 и 17,1 соответственно.


В 2000-х и 2010-х вслед за экономикой демография начала выправляться: в 2013-м рождаемость на 19 тыс. обошла смертность, а в прошлом году — почти на 34 тыс. человек. Сказались вложения в здравоохранение, повышение уровня жизни в целом и, конечно, оптимистический взгляд в будущее большинства семей.

Сейчас мы вступили, как уверяют эксперты, в длительный (возможно, не менее пяти лет) период рецессии, который будет сопровождаться сжатием экономики и снижением уровня благосостояния большинства. Собственно говоря, начало этого процесса мы уже наблюдаем: по итогам первого квартала нынешнего года практически все экономические показатели демонстрируют негативную динамику, а реальная заработная плата в марте почти на 10% меньше по сравнению с ней же в марте 2014 года.

В январе-феврале статистика отметила и естественную убыль населения. Число рождений в расчете на 1 тыс. человек уменьшилось на 4,6% по сравнению с теми же месяцами прошлого года, а число смертей на 1 тыс. человек увеличилось на 2,2%.

Для беспокойства есть и другие поводы. Прежде всего неудачная попытка создания в России эффективной системы здравоохранения. На днях Счетная палата, возглавляемая, кстати, недавним министром здравоохранения, представила публике свой анализ ситуации в социальной сфере. Проверка показала, что "основные цели оптимизации сети медицинских организаций государственной и муниципальной систем здравоохранения не достигнуты — ожидаемого роста эффективности и доступности медицинской помощи не произошло". Оказывается, в России 17,5 тыс. населенных пунктов вообще не имеют медицинской инфраструктуры, из них более 11 тыс. расположены на расстоянии свыше 20 км от ближайшего медпункта, где есть врач. Причем 35% населенных пунктов не охвачены общественным транспортом. 879 малых населенных пунктов не прикреплены ни к одному фельдшерско-акушерскому пункту или офису врачей общей практики.

Уменьшается и численность медперсонала: в 2014 году врачей стало меньше почти на 13 тыс., среднего медперсонала — более чем на 40 тыс. и младшего персонала — почти на 37 тыс. человек.

В 2014 году вырос объем платных медицинских услуг — на 24,2% по сравнению с 2013 годом. "В условиях снижения доступности медпомощи для населения рост платных медуслуг может свидетельствовать о замещении бесплатной медицинской помощи платной",— подчеркнул аудитор Александр Филипенко. А с деньгами у большинства семей, как упоминалось выше, становится все хуже и хуже. Если так будет продолжаться, то показатели смертности будут и впредь ползти вверх, а рождаемости — снижаться.

Переход к одноканальному финансированию — через обязательное медицинское страхование (ОМС) — мог бы иметь смысл, если бы экономика быстро развивалась, росли зарплаты и соответственно отчисления в ОМС. Но этого в ближайшие годы не ожидается. Одноканальное финансирование станет невозможным без массированных вливаний из бюджета либо будет функционировать — "по одежке протягивая ножки".

Остается сказать лишь одно: несмотря на заявления правительственных чиновников о том, что с медициной у нас все в порядке, ситуация в этой сфере вошла в зону перелома тенденций с позитивных на негативные. Однако реализация этого перелома, к счастью,— лишь возможность, но не совершенная неизбежность. Пока в наших силах сделать осуществление этой возможности менее вероятным.

Комментарии
Профиль пользователя