Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Евгений Переверзев / Коммерсантъ   |  купить фото

"Каждый станет богаче"

Мэр Владивостока — о том, что даст городу статус свободного порта. Беседовала Марина Галкина

Журнал "Огонёк" от , стр. 14

Последние недели целый российский субъект выбит из привычной колеи и живет ожиданиями "неба в алмазах": федеральная власть, похоже, всерьез готовит Приморью царский подарок — уже летом столица края Владивосток может обрести статус свободного порта


Вообще-то идея предоставить Владивостоку особый статус прозвучала еще в декабре прошлого года, в ежегодном послании президента Федеральному собранию. Приморцам слушать было приятно, но и только: всерьез никто это не воспринял — ситуация непростая, кризис опять же, так что в лучшем случае — далекая перспектива. Оказалось, однако, что перспектива совсем близкая: в марте начались общественные слушания подготовленного в недрах правительства законопроекта, а в начале апреля президент призвал ускорить над ним работу, чтобы принять закон уже в весеннюю сессию Федерального собрания.

Стало понятно: все всерьез. Тут-то и начался в Приморье настоящий "оптимистический ажиотаж". О том, каково это — ждать чуда, "Огонек" поговорил с мэром Владивостока Игорем Пушкаревым.

— Вы когда первый раз услышали фразу "свободный порт Владивосток" — в момент послания президента Федеральному собранию или все-таки что-то знали заранее?

— Если честно, то до послания. Но я не был уверен, что это в итоге прозвучит.

— И что после того, как прозвучало?

— Я сразу отправил SMS помощникам: готовьте информацию о том, что такое свободный порт, более подробно, в том числе с точки зрения исторических прецедентов. Запустили расчеты, которые показали бы экономический эффект от введения данного статуса во Владивостоке. Практически сразу к нам поступил запрос от Минвостокразвития — как бы мы хотели, чтобы выглядел законопроект о свободном порте. Мы направили свои предложения, все они были учтены.

— Какой же эффект вы смогли просчитать?

— Понятно, что введение всех льгот повлечет выпадение части бюджетных доходов. Но эти потери должны вернуться за счет общего роста региональной экономики — прихода новых игроков, развития существующего бизнеса. Мы произвели предварительную, самую скромную оценку. Если законопроект о свободном порте будет принят, мы прогнозируем к 2025 году потери бюджета на уровне 31 млрд рублей, а поступления — на уровне 97 млрд рублей. Основной эффект наступит к 2034 году, когда прекратится действие льготного налогового режима для первых резидентов: потери к этому времени прогнозируются на уровне 35 млрд рублей, а поступления — более 500 млрд рублей.

По нашим прогнозам, режим свободного порта будет способствовать созданию более 50 тысяч новых рабочих мест уже в первые 5 лет. К 2034 году новых рабочих мест будет уже почти 350 тысяч.

— Прямо неминуемый восторг какой-то. А город-то выдержит такой рост экономики? Пробки, транспортные проблемы, экология — не получится ли обратного эффекта?

— Мы понимаем, как решить эти проблемы. У нас есть проекты по объездной дороге вдоль Амурского залива (ВКАД), достаточно проработанные и просчитанные. Есть другие инфраструктурные решения. Режим свободного порта позволит нам более интенсивно привлекать к вложениям в инфраструктуру частных инвесторов, по схеме государственно-частного партнерства.

— Говорят, что в числе прочих поправок в законопроект о свободном порте вы продвигаете обоснование считать искусственно намытые территории частью свободного порта. Это правда? Есть планы по созданию подобного рода искусственных территорий?

— Да, это важно. У нас много планов на строительство на воде, например те же марины для яхтинга. Много желающих построить марины, но все делают это сейчас таким пиратским способом, потому что оформить и получить разрешение практически невозможно, такая процедура. Поэтому, если мы эту поправку внесем, это будет легализация для таких инвестиций. Кроме того, мы понимаем: при строительстве в городе возникает много изъятого грунта. Есть планы по отсыпке новых территорий со стороны Амурского залива, там, где мелководье.

— В соответствии с законопроектом свободный порт будет регулироваться наблюдательным советом. Он получит широкие полномочия, его возглавит, как говорилось на общественных слушаниях, вице-премьер правительства РФ, и все решения будут обязательны для исполнения региональными и муниципальными органами власти. Нет опасений, что свободный порт упрется в чудеса ручного управления?

— Закон вообще-то рамочный. Но должен быть механизм, который сможет гибко и оперативно принимать решения. Именно таким мне представляется наблюдательный совет. При этом без прямого подчинения федеральному правительству такая масштабная идея не будет работать. В идеале, чтобы полпред возглавил эту структуру. Так в проекте закона сейчас и есть.

— Идея с высокими штрафами за нарушения вам импонирует?

— Да.

— А персональная ответственность муниципальных и региональных чиновников за неисполнение решений наблюдательного совета?

— Да, отлично. Только так и надо.

— Переходим к самому интересному. Что свободный порт даст жителям? Он даст работу?

— Если быть точным — повышение уровня жизни. Автоматически каждый станет богаче, у кого есть здесь квадратный метр квартиры, земли, предприятие, бизнес — все это сразу будет стоить дороже. И возможностей у людей, которые здесь будут жить, появится намного больше.

— Разговоры о потенциальной отдаче хороши, но они должны на чем-то строиться. Это наши "хотелки" или есть реальное понимание того, как будет реагировать иностранный бизнес на этот режим?

— Мы проводили во Владивостоке специальное слушание закона для иностранцев. Участвовали генеральные консулы во Владивостоке, представляющие Индию, Вьетнам, Южную Корею, США, Китай и Японию. Более 40 участников конференции представляли бизнес, в том числе международные, корейские, китайские и японские компании. Общее настроение — заинтересованность, коллеги задавали совершенно конкретные вопросы, делали предложения. Например, аудитория очень оживилась, когда говорили о проекте единого налога свободного порта, который резиденты смогут платить в объеме 10 процентов от разницы между доходами и расходами. Не меньший интерес вызвала и мера по введению безвизового режима для иностранцев.

По опыту своего общения с иностранцами знаю, что одним из существенных факторов, тормозящих приход иностранного бизнеса к нам, является наше трудовое законодательство. "У российских граждан каждый третий день в году выходной, если сложить праздники и отпуска,— делился со мной японский консул.— Плюс очень высокие отчисления с фонда заработной платы — налог на доходы физлиц 13 процентов и еще 30 процентов — всевозможные отчисления". Так вот резиденты свободного порта вместо 30 процентов страховых платежей будут платить всего 7,6 процента! Это очень существенный шаг навстречу инвесторам.

— На обсуждениях, кстати, звучала мысль понизить и подоходный налог...

— Есть такая мысль, но тяжело будет ее провести, потому что это основной доход, который нам бюджет формирует. Муниципалитет получает сейчас 21 процент от собранного подоходного налога в 13 процентов. Я думаю, что если снизить его, то можно больше выиграть — население подтянется. Но здесь надо считать. Чтобы принять и отстоять эту позицию, конечно, надо все доказывать серьезно, с цифрами. Мы сейчас считаем, как это сделать.

— Вы выступили с неожиданной идеей: в рамках свободного порта во Владивостоке развернуть на территории... ведущие международные клиники. Какая тут связь: порт и чужие клиники?

— Да, это мы считаем очень важным. Сегодня большой поток людей и денег уходит за границу — по многим сложным случаям наши сограждане предпочитают обращаться в корейские или сингапурские клиники. Только по Приморью количество обратившихся в 2014 году за медицинскими услугами только в одну Южную Корею превысило 7 тысяч человек. Если мы позволим ультрасовременным технологиям прийти во Владивосток на особых условиях, мы не только в два раза снизим стоимость этих услуг для людей (на цену перелета, проживания). Мы сможем дать нашему населению выбор: лечиться по страховому полису по нашим стандартам или за совсем другие деньги, но по южнокорейским или другим стандартам. Поскольку окончательное решение, где получать медицинские услуги, все равно остается за гражданином, мы считаем, что подобным решением не нанесем вреда отечественной медицине. Наоборот, создадим условия для обмена технологиями, для повышения квалификации наших врачей. А людям дадим возможность сэкономить. Не надо будет за границу лететь, клиника будет здесь.

— Ну хорошо, нам это будет полезно. А в чем заинтересованность корейской стороны?

— Такая же, как и у всех остальных иностранных резидентов свободного порта, они будут зарабатывать деньги. Если закон примут, таких условий, как у нас во Владивостоке, больше нигде в России не найти. Да и не только в России...

Беседовала Марина Галкина, Владивосток


"Придется строить стены"

Экспертиза

Александр Лукин, директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО (У) МИД РФ, руководитель департамента международных отношений НИУ ВШЭ


Во-первых, с этим портом еще не все решено. Самое важное: будет ли это абсолютно свободная экономическая зона или только частично свободная — это пока еще обсуждается. И насколько я знаю наше правительство, оно постарается сократить потери для бюджета и какие-то пошлины сохранить.

Во-вторых, давайте разберемся, что такое порто-франко. Это, фактически, перенос таможенной границы на сухопутную часть страны, при котором порт остается как бы вне границ. Но порт — это ведь не только кромка между водой и сушей. В него обязательно попадает какое-то количество жителей, а то и целые города. И вот на этой территории будут свободно складироваться, перевозиться товары, которые не проходят таможню, не облагаются пошлинами, то есть дешевые товары. Предполагается, что внутрь России они просто так не попадут, а только через таможенные пункты, после уплаты пошлин. И здесь у меня вопрос: как это можно реализовать с учетом нашей коррупции? Конечно же, будут и красть, и перепродавать, и протаскивать. Чтобы этому помешать, стену придется строить.

Между прочим, китайцы так и поступали: строили стены. В Шэньчжэне, например, где была специальная экономическая зона, и первые три года не брали налогов даже с производств на этой территории, возвели специальные заграждения. Но там был хотя бы предлог — это приграничная зона с Гонконгом, локальная. Ее можно было как-то формально очертить и ограничить доступ собственных граждан под этим предлогом. А с нашим порто-франко в размерах чуть ли не всего Приморья дело, конечно, сложней.

В-третьих, раз мы поняли, что порто-франко — это особая территория, то и попасть туда просто так не получится. Должен существовать особый режим въезда в эту зону: проверка документов, таможенный досмотр. И здесь, опять же, возникнут вопросы: на каком основании? Что об этом говорит законодательство и права человека? Это же российская территория, ее жители не просили их помещать в какую-то зону, чтобы потом досматривать... Поэтому, кстати, сложно представить себе существование "свободных портов" в современных западных экономиках. Сингапур — другое дело, там целое государство и есть порт. А вот отделять часть страны — для этого нужны серьезные основания.

Я хорошо помню, как у нас еще в 90-е годы хотели создать свободную экономическую зону в Находке, но тогда не договорились власти: местные элиты собирались всем управлять сами, а центр просто не понимал, что с этим делать. Сейчас у центра, конечно, больше полномочий, но все-таки контролировать порто-франко будет очень сложно. Китай специально изымал свои свободные зоны из-под управления местных властей и передавал особым органам, во всяком случае в деле таможенного регулирования. Только так можно было как-то ограничивать злоупотребления на местах, но в нашем случае бюрократизация и выделение особых ведомств тоже не гарантирует решения проблем.

Записала Ольга Филина


Особо режимные территории

Контекст

История зон свободного предпринимательства в России насчитывает уже около 25 лет


В 1990-1991 годах были учреждены первые региональные свободные экономические зоны — "Находка" (Приморский край), "Даурия" (Читинская область), "Янтарь" (Калининградская область), "Садко" (Новгородская область) и другие, всего более десяти. Большинство из проектов СЭЗ в условиях экономического кризиса не получили необходимого финансирования и остались на бумаге.

С 1992 года начала формироваться система особых экономических зон (ОЭЗ) федерального уровня, включавшая внешнеторговые ("Шерризон" у аэропорта Шереметьево) и свободные таможенные зоны ("Московский франко-порт" у аэропорта Внуково). Параллельно в регионах в форме ОЭЗ создавались низконалоговые территории, игравшие роль внутренних офшоров. Самыми известными из них в связи с массовыми злоупотреблениями стали зона экономического благоприятствования "Ингушетия" и зона льготного налогообложения в Калмыкии.

До начала 2000-х годов различные виды ОЭЗ действовали примерно на трети территории РФ. Несовершенство законодательной базы активно использовалось для незаконной налоговой оптимизации и финансовых махинаций. Так, ущерб от предоставления налоговых льгот в действовавшем до 2001 года офшоре в ЗАТО "Байконур" оценивался в 22 млрд рублей (0,2 процента ВВП на тот момент).

22 июля 2005 года был принят закон "Об особых экономических зонах", который упразднил все ранее существовавшие ОЭЗ, за исключением Калининградской (создана в 1996 году) и Магаданской (1999), и упорядочил принципы их создания и функционирования. В частности, закон с последующими поправками определил четыре типа ОЭЗ, а также перечень преференций и требований к резидентам каждой из них. Инициативу создания ОЭЗ передали на местный уровень, решение об удовлетворении заявок на конкурсной основе принимало правительство РФ.

В настоящее время в России действует 30 специализированных ОЭЗ: 8 промышленно-производственных, 5 технико-внедренческих, 3 портовых и 14 туристско-рекреационных. Зоны в Калининградской и Магаданской областях работают на основании отдельных законов, срок их функционирования — до 1 апреля 2031 года и 31 декабря 2025 года соответственно. Созданное в 2006 году государственное ОАО "Особые экономические зоны" управляет 17 ОЭЗ, туристско-рекреационные зоны северокавказского кластера находятся в ведении ОАО "Курорты Северного Кавказа".

Подготовил информационный центр "Коммерсанта"


Льготы в ассортименте

Детали

Заложенные в проект закона о свободном порте Владивосток преференции бизнесу беспрецедентны. Закрадывается сомнение: сможет ли такая красивая сказка стать былью?


На прошедших в Приморье общественных слушаниях правительственного проекта было обещано невиданное прежде:

- предусмотрены льготные налоговые режимы, в том числе единый налог свободного порта Владивосток, который исчисляется в размере 10 процентов с разницы между доходами и расходами;

- для инвесторов — особые налоговые преференции. Это прежде всего льготы по федеральным и региональным налогам при реализации инвестиционных проектов в сфере производства, транспорта, логистики и иных услуг. Например, социальные отчисления — 7,6 процента (вместо 30 процентов на остальной территории РФ);

- в зоне свободного порта вводятся процедуры свободной таможенной зоны. Эта мера позволит беспошлинно завозить, хранить и перерабатывать иностранные товары, что, в свою очередь, будет способствовать развитию в том числе и производства в регионе; 

- особый режим открытости решено распространить не только на порт Владивостока, но и еще на 12 муниципальных образований на юге Приморья;

- обещан принцип "открытого неба", снимающий ряд ограничений для иностранных авиакомпаний, что создает условия для развития аэропорта Владивостока как авиационного транспортного хаба;

- гарантируется безвизовый въезд и пребывание до 7 суток на территории свободного порта иностранных граждан;

- резидентами новой зоны смогут стать не только порты, но и аэропорт, предприятия и компании, работающие в отраслях производства, переработки, транспорта и логистики, туризма и в других отраслях. Среди прочего законопроект предлагает возможности открывать филиалы в зоне свободного порта даже крупным международным медицинским центрам.

Есть вопросы

Мнение

При всей привлекательности начинания, у идеи вернуть Владивостоку статус свободного порта немало оппонентов. И вопросы с их стороны звучат вполне логичные


Юрий Авдеев, ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН

"Режим порто-франко действовал во Владивостоке около 40 лет — дал толчок торговле, позволил насытить регион товарами, способствовал появлению первых промышленных предприятий. Но сегодня ситуация иная, как бы мы ни пытались довести ее до "первозданного" состояния. Хорошо, "свободный порт": придут импортные товары, "облегченные" на сумму таможенной пошлины. Обеспечит ли нам этот шаг высокий уровень конкурентоспособности, станет ли стимулом для активизации экономической деятельности в регионе? Насколько это согласуется с нашим устремлением в Азиатско-Тихоокеанский регион, является ли это элементом нашей восточной политики? И таких вопросов гораздо больше, чем ответов"

Источник: "Новая газета — Владивосток".

* * *

Александр Латкин, директор Института международного бизнеса и экономики Владивостокского университета экономики и сервиса:

"Если предположить, что под свободным портом понимается прибрежная территория Владивостока со всеми портовыми мощностями, на которой будет установлен льготный налоговый режим, то воплотить замысел будет проблематично по ряду причин. К тому же сначала Владивостоку надо придать статус субъекта Федерации и изменить под него налоговое и таможенное законодательство, но готово ли пойти на это правительство? (...) Распространять режим свободного порта логичнее на все порты юга края. Но, памятуя неудачный опыт создания свободных и особых экономических зон в крае, начинаешь сомневаться и в реализации очередной заявленной экономической свободы"

Источник: "Независимая газета".

* * *

Тацухико Касаи, генконсул Японии во Владивостоке:

"Я приветствую и поддерживаю такую инициативу. Но, как она будет реализована, мне не ясно. Порто-франко приносит большую пользу экономике того региона, где вводится, но одновременно имеет свои проблемные аспекты. Например, угроза контрабанды. Судя по сообщениям в российской прессе, в границы свободной зоны планируют включить довольно большую территорию. Нынешние условия отличаются от тех, которые были в конце девятнадцатого века, когда здесь действовал режим порто-франко. Сейчас существуют сети железных, автомобильных дорог и прочее. В таких условиях, если подходить серьезно, вся зона свободной торговли должна быть огорожена забором и по внешней границе дорог должны быть установлены таможенные пункты. Насколько это реально? Другой вопрос — налоговый режим. Будут ли отменены не только пошлины, но и сборы, налоги вообще? Какие? На какие виды товаров будут распространяться? Для меня все это пока звучит загадочно"

Источник: Portnews.ru.

Комментарии
Профиль пользователя