Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

"Причудливая схема"

Депутат Госдумы Оксана Дмитриева — о сокращении госбюджета. Беседовала Светлана Сухова

Журнал "Огонёк" от , стр. 9

На минувшей неделе давно ожидаемое случилось: бюджет попал под сокращение: Госдума одобрила в трех чтениях поправки, урезающие целый ряд социальных расходов на 2015 год,— от индексации зарплат до денег на больницы и школы


Правительство говорит о секвестре как о вынужденной мере в кризис, но не все эксперты согласны с такой оценкой. Был ли неизбежен секвестр, "Огонек" выяснял у первого зампреда комитета Госдумы по бюджету и налогам Оксаны Дмитриевой.

— Оксана Генриховна, существен ли нынешний секвестр бюджета?

— Сокращение значительное, а в таких сферах, как образование, здравоохранение, что называется, "резали по живому". Причем по здравоохранению — это уже третий секвестр. Ассигнования в 2014 году были ниже, чем в 2013 году, а бюджет на 2015 год предусматривал абсолютное сокращение по сравнению с 2014 годом. Расходы на здравоохранение по ранее утвержденному бюджету составят 87,6 процента к уровню прошлого года, а по расходам на стационарные медицинские учреждения (федеральные клиники) — до 60 процентов от уровня прошлого года. И вот новое урезание, существенное даже в номинальном выражении, а уж в реальном выражении к концу года с учетом инфляции мы рискуем получить крайне опасную ситуацию в здравоохранении. В образовании и культуре положение не столь трагично, но и здесь будут испытывать двойной секвестр: бюджетный и инфляционный.

— Без сокращений было не обойтись?

— На мой взгляд, в секвестре не было необходимости. Бюджет прошлого года был бы исполнен с профицитом в 0,5 трлн рублей, если бы не была осуществлена докапитализация банков на 1 трлн рублей. Так вот, если бы этот триллион направили на покрытие бюджетного дефицита-2015, то можно было бы обойтись и без секвестра, и без заимствований (нынешний секвестр — "всего" 298 млрд рублей). Кроме того, этот триллион был предоставлен банкам по замысловатой, непрозрачной схеме: на эту сумму были выпущены облигации федерального займа, что, понятно, повлекло за собой обязательство обслуживать проценты по этим ОФЗ — еще 111 млрд рублей каждый год, и государственный долг увеличился на 1 трлн рублей. Причудливая схема, если не сказать жестче. А если бы эти деньги пошли на покрытие дефицита этого года (о том, что он будет, все знали с лета.— "О"), то хватило бы больницам, школам, военным и на индексацию зарплат.

— Выходит, что бюджетники расплачиваются за некомпетентное решение правительства?

— Не только бюджетники, но и военные, и ученые. Пока сложно сказать, насколько секвестр подкосит стройки и другие проекты, но и тут картина ожидается не радужная. Как можно давать деньги банкам, чтобы они стимулировали развитие экономики, но при этом сокращать расходы, которые напрямую стимулируют этот процесс?

— Серьезно ли меняют ситуацию 400 поправок, поступивших ко второму чтению?

— Нет, так как в основном речь идет о детализации расходов и всевозможных уточнениях, а также о переносах расходов со статьи на статью.

— Но Крыму денег добавили...

— Не только Крыму, но и Дальнему Востоку. 21 млрд рублей на Крым, на мой взгляд, оправданные траты — энергоснабжение полуострова надо наладить, однако эффективность вложений будет зависеть от правильности выбора инженерно-технического решения.

— В ходе первого чтения поправок говорилось, что все социальные обязательства будут выполнены...

— Это лукавство. Не будет индексации зарплат военнослужащих и бюджетников. Пенсии проиндексируют на 11,4 процента, а вот пособия — только на 5,5. На реализацию майских указов президента основные усилия направлялись в 2012 и в 2013 годах. Уже в прошлом году опережающего роста зарплаты в социальных отраслях не было. Параметры бюджета 2015 года не предполагают рост заработной платы.

— Получается, бюджет порезали, как смогли. А на ваш взгляд, какие поправки были бы нужны, но не случились?

— Следовало бы изъять средства, переданные в 2014 году на докапитализацию банков, отказаться от этого решения и направить деньги на покрытие бюджетного дефицита. Следовало бы изъять средства Агентства кредитных организаций (50 млрд рублей), которые лежат на депозитах в банках. Для выдачи гарантий они не нужны. Надо пересмотреть инвестиции в уставные фонды акционерных обществ там, где нет проектно-сметной документации, опять же изъять деньги и перенаправить их на те стройки и объекты, где документация есть, а значит, средства могут быть максимально быстро освоены. Вообще, механизм госинвестиций в уставные фонды нуждается, на мой взгляд, в серьезной корректировке. Деньги из бюджета должны идти напрямую в проект, а уже потом оформляться как имущественный взнос, а сейчас все наоборот — миллионы лежат в "уставниках" и прокручиваются годами, находясь на депозитах в банках. Часть взносов можно было бы вообще отменить за ненадобностью, как, например, в уставные фонды свободных экономических зон. Есть отчет Счетной палаты, доказывающий неэффективность этих вложений. Полагаю, нужно отказаться от налогового маневра — вреда от него в кризис значительно больше, чем пользы. И еще следовало бы забыть хотя бы на время о переносе судов в Санкт-Петербург — в столь сложной экономической ситуации от этого шага нет никакого мультипликативного эффекта, а затраты колоссальные. Антикризис — это создание рабочих мест и запуск производства, инвестиций и расширение госзаказа. Все остальное — перегонка финансов по кругу.

— Нынешний секвестр — итоговый? Или, на ваш взгляд, правительству вновь потребуется вмешаться в бюджет?

— Думаю, что следующая корректировка будет уже осенью.

Беседовала Светлана Сухова


Секвестр на 298 млрд рублей

Детали

Где убыло


Расходы сокращены за счет:

отказа от индексации зарплат врачам (646,8 млн рублей), учителям (2,666 млрд), работникам культуры (180 млн), транспортникам (196 млн) и военнослужащим

уменьшения величины индексации материнского капитала и других пособий (до 5,5%)

сокращения средств на исполнение майских указов 2012 года (до 20%)

сокращения (в среднем на 10%) расходов целого ряда министерств, ведомств и объемов федеральных целевых программ

Поправки по прибавке

Где прибыло


Расходы увеличены:

на развитие сельского хозяйства (20 млрд рублей)

на субсидии социально ориентированным некоммерческим организациям (860,4 млн)

на финансирование реабилитационных центров для инвалидов (76,6 млн)

на беженцев (590 млн)

ФЦП по развитию Дальнего Востока (до 3,175 млрд рублей плюс дополнительно 2,2 млрд на поддержку лесопереработки)

помощь Абхазии (1 млрд)

на развитие Крыма (21 млрд)

компании "Сухой" (до 600 млн долларов госгарантий

на программу импортозамещения в сфере авиационного двигателестроения (21 млрд рублей)

на реконструкцию аэропортов в Норильске, Хабаровске, Кызыле и Нижнем Новгороде (5 млрд)

борьбу с последствием паводка в Алтайском крае и Республике Алтай (2,5 млрд)

агентству ТАСС (дополнительно 1,626 млрд)

телеканалу Russia Today (дополнительно 5,467 млрд рублей)

Комментарии
Профиль пользователя