Коротко

Новости

Подробно

8

Фото: PhotoXpress

Сургут: самый удобный город России

Репортаж спецпроекта «Особенный город»

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 13

Сорокоградусные морозы зимой, всепроникающий гнус летом, скудная северная природа. Это Сургут — самый благоприятный для жизни город России по версии санкт-петербургского института "Урбаника". Побывав в городе, корреспондент "Денег" выяснила, что жить здесь действительно удобно. Но при первой возможности отсюда стремятся уехать.


АНАСТАСИЯ ЯКОРЕВА


Зимний Сургут режет глаз белизной. Тротуары, дворы, газоны засыпаны снегом. Из сугробов торчат спинки лавочек и автомобильные зеркала. Застройщики пытаются кое-где оживить пейзаж цветными балконами или яркими полосками на домах, но белый все равно доминирует.

В Сургуте холодно девять месяцев в году: нет ни весны, ни осени, 40-градусные морозы сменяются коротким северным летом, но снег может выпасть и в июне, а в июле тут на всякий случай берут с собой перчатки.

С учетом климата быть пешеходом в Сургуте — сомнительное удовольствие. По уровню обеспеченности жителей машинами город уступает только Владивостоку, а Москву оставляет далеко позади. Из конца в конец Сургут можно проехать за 30 минут, но колесить по городу сургутянину особо не требуется. Стандартная планировка новых районов: дома в кружок, в центре — детский сад, на первых этажах почти каждого дома продуктовый магазин, парикмахерская, детский клуб с дополнительными занятиями.

Уровень жизни города привлекает многих, и Сургут быстро растет: сюда едут из окрестных районов, с Алтая, из депрессивного Омска, Новосибирска и даже из Москвы.

По обеспеченности торговыми площадями Сургут на первом месте в России, но плотность увеличивается еще больше. Высокие зарплаты притягивают: о выходе в Сургут недавно заявили LeroyMerlin и Metro Cash & Carry. Правда, ситуация отчасти парадоксальная: новый ритейл приходит, но работать в нем некому. "Кто у нас в Сургуте пойдет стоять за кассой за 20 тыс. руб., когда у нас средняя зарплата — почти 70 тыс.?" — разводит руками председатель Сургутской торгово-промышленной палаты Владимир Болотов. Сетям приходится завозить персонал из СНГ и Центральной России.

Кризисы всегда обходили нефтяной город стороной. "В 2008 году у нас обвалился бизнес в Екатеринбурге, Челябинске и Кургане, а Сургут жил так, как будто вообще ничего не произошло",— рассказывает Павел Угольков, гендиректор компании "Интеркино". Правда, сейчас ситуация хуже и для бизнеса, и для горожан: поставщики поднимают цены, все дорожает.

Нефть-матушка и газ-батюшка


Основа сургутского благополучия, естественно, нефть. "Нефтяники есть почти в каждой семье,— рассказывает Угольков, сидя в принадлежащем ему "Кофе-хаузе".— Я сам никогда в нефтянке не работал, но мой отец всю жизнь был инженером в "Газпроме"". Угольков — молодой парень в синей толстовке — владеет тремя кинотеатрами, двумя кофейнями и двадцатью кафе быстрого обслуживания в Сургуте. Сейчас он жалуется, что из-за повышения цен поставщиков бизнес работает на грани рентабельности, но закрывать ни один объект не собирается, наоборот, скоро откроет автомойку: деньги у людей есть, значит, и бизнес выплывет.

Упорство в Сургуте ценится. Своим существованием город обязан советскому геологу Фарману Салманову, который в 1957 году, отключив связь и рискуя быть отданным под суд, самовольно перевез сюда свою геологическую партию из Кузбасса. Суда бы он, наверное, не избежал, если бы в 1961-м одна из пробуренных скважин не дала фонтан нефти. Салманов торжествовал и даже написал Никите Хрущеву телеграмму: "Я нашел нефть. Вот так. Салманов".

В 1970-х годах началась добыча нефти, и Сургут стал активно застраиваться, были возведены электростанции ГРЭС-1 и ГРЭС-2 (самая крупная в России, 80% электроэнергии потребляет нефтяная отрасль).

В отличие от ближайших городов, Нефтеюганска и Когалыма, где единственный работодатель соответственно "Роснефть" и ЛУКОЙЛ, Сургут не моногород, здесь есть и нефть, и энергетика, и транспортный узел. Самые крупные работодатели в городе — "Сургутнефтегаз", "Газпром" (включает "Газпром трансгаз" и "Газпром переработку") и энергетика — обе генерирующие компании и крупнейший в регионе владелец сетевого хозяйства "Тюменьэнерго".

Основной, конечно, "Сургутнефтегаз" — больше 100 тыс. работников. Сейчас это единственная нефтяная компания, головной офис которой находится по месту добычи, а значит, и налоги идут в ХМАО.

"Богданов (Владимир Богданов, гендиректор "Сургутнефтегаза".— "Деньги") — производственник, это отражается на всем,— говорит Вероника Чубенко, главный редактор "СургутинформТВ".— Большая часть процессов у компании замкнута внутри, они даже электроэнергию сами вырабатывают. Естественно, во все кризисы он пытался сохранить коллектив, никого не сокращать".

Кроме преданности малой родине "Сургутнефтегаз" славится еще и закрытостью: ни на один запрос "Денег" компания не ответила. Чтобы узнать хоть какие-то подробности о работе в "Сургутнефтегазе", пришлось идти в независимый профсоюз "Профсвобода". Маленький кабинет, в котором он помещается, заставлен транспарантами с надписями "Голодный паек машиниста — метод фашиста" и увешан фотографиями с митингов.

Председателя профсоюза, смешливого усатого Александра Захаркина в 2006 году уволили из "Сургутнефтегаза" за нарушение правил эксплуатации крана, после чего он и создал независимый профсоюз, в который сейчас входят 256 сотрудников нефтяной компании. "С трудовыми правами в "Сургутнефтегазе" получше, чем у остальных, намного получше,— хвалит бывшего работодателя Захаркин.— Трудовые договоры подписываются, соцобязательства исполняются. Но до идеала далеко. Сейчас, например, мы собираемся подавать в суд по делу инженера Владимира Крылова".

Захаркин показывает мне 30-секундное видео с буровой: мерзлая земля, какие-то шланги, шум от работающих механизмов.

"По документам Крылов трудится в райских условиях! — тычет в бумаги Захаркин.— В кабинете с температурой 25 градусов! Вредности — никакой! Это же ложь! Для чего? Для экономии. Как говорил Генри Форд, сэкономленный миллион — это заработанный миллион".

Через суд профсоюз собирается добиться прибавки к зарплате Крылова. Сейчас он получает около 80 тыс. руб., но за условия труда хочет получать как минимум на 8% больше. Примеру Крылова собираются последовать и остальные инженеры. По опыту "Профсвобода" обычно добивается своего в суде: "Сургутнефтегаз" восстанавливает незаконно, по мнению профсоюза, уволенных работников, выплачивает задержанные премии.

"Сейчас у них все-таки получше, намного получше,— повторяет Захаркин.— Раньше у них оклад был процентов двадцать зарплаты, остальное — премия. Чуть что, премии лишат — и кранты. Мы несколько лет митинговали, сейчас оклад, как правило, 50% зарплаты".

Несмотря на авторитет Богданова, "Сургутнефтегаз" как работодатель за последнее время опустился в глазах сургутян. "Там теперь семейное предприятие,— жалуется инженер Евгений.— Привели кучу родственников. Бывает так, что в отделе три человека, но работаешь ты один за троих. Многие мечтают оттуда попасть в "Газпром". Там действуют те же северные льготы, что и в "Сургутнефтегазе": например, всем членам семьи рабочего раз в два года оплачивают проезд к месту отпуска, но, насколько я знаю, можно ездить не только по России, но и за границу". Сам Евгений из "Сургутнефтегаза" ушел в "Тюменьэнерго".

Захаркин знает, что массовых сокращений на предприятиях Сургута не предвидится. Нефтяники не получили годовых бонусов, зарплаты не проиндексировали, как обычно, но в остальном все спокойно.

По статистике Сургутского центра занятости, напряженность на сургутском рынке труда составляет 0,2 человека на место. На конец февраля в городе было 275 безработных. Открытых вакансий — больше 3,5 тыс. Правда, почти все они по рабочим специальностям. "Работа есть, работать некому",— любимая присказка сургутских работодателей.

Город детей


В прошлом году в Сургуте построили рекордный объем жилья — около 350 тыс. кв. м. Правда, у новых домов есть непривычные "северные" особенности: в некоторых нет центрального отопления и горячей воды — чтобы сократить расходы на коммуналку. Жильцы пользуются электронагревателями и бойлерами. Но фасады утеплены хорошо, так что почти никто не жалуется.

Сейчас квартиру в городе можно купить в среднем по 55 тыс. за 1 кв. м, но в 2013 году цены были самыми высокими во всем УрФО и почти достигали московские — 80-100 тыс. руб. за 1 кв. м. Впрочем, город предлагает такие льготы, что покупка дорогой недвижимости для определенных категорий граждан и тогда не составляла трудности.

"В 2005 году был запущен локомотив нашего рынка жилья — льготная ипотека: сейчас округ компенсирует 5% ставки по ипотечному кредиту молодым семьям и бюджетникам. Ею воспользовались около 50 тыс. семей,— рассказывает Денис Цуканов, региональный директор Ипотечного агентства Югры.— Кроме того, бюджет дает жилищную субсидию на каждого ребенка на оплату 12 кв м (в нынешних ценах это примерно 624 тыс. руб. на одного ребенка — "Деньги")".

Льготами на покупку жилья в Сургуте часто пользовались приезжие из других регионов. Сургутяне были недовольны, мол, самим не хватает. С 2015 года правительство Югры ввело ценз оседлости: пользоваться льготами сможет тот, кто прожил в Сургуте не меньше 15 лет.

Детские сады и клубы в каждом дворе строятся неспроста: за последние десять лет рождаемость увеличилась почти в 1,5 раза. Татьяна Коваленко, заведующая недавно открытого муниципального детсада "Золотая рыбка" на 380 мест, проводит для меня экскурсию, показывает новенькую столовую, два спортивных зала с маленькими разноцветными тренажерами, класс-лабораторию, класс для робототехники, зимний сад — огромную комнату, в которой психолог разговаривает с детьми по душам. В отдельном кабинете еще один психолог ведет горячую линию с родителями, которые воспитывают детей дома и нуждаются в консультации. Этажом выше — бассейн. Бассейны есть почти во всех новых детских садах. "Вы же понимаете, север, перепады давления, детям надо развивать грудную клетку, это необходимо",— поясняет она.

Для детей школьного возраста много бесплатных кружков и спортивных секций. У города даже есть собственное МУП "Наше время", куда входят кафе, ателье, цех шелкографии и другие подразделения, где работают только подростки, чтобы получить первый опыт работы. По словам главы департамента культуры, молодежной политики и спорта Галины Грищенковой, в год Сургут тратит на культуру и спорт около 2 млрд руб. (включая зарплаты).

Вахтовая психология


Как и в других нефтяных сибирских городах, здесь ревниво высчитывают собственный вклад города в бюджет ХМАО. Любимая тема — поворчать, что этот вклад недостаточно ценят. "Мы зарабатываем больше всех, но даже ледовый дворец в Сургуте появился самым последним в округе",— обижается депутат окружной думы ХМАО Анатолий Вац. "Ханты-Мансийск — это же Сахара, там жителей почти нет, а Сургут — Калифорния, вот куда вкладывать надо деньги",— доказывает Вац.

У кого первого ледовый дворец, у кого богаче парк ледовых скульптур, выше башенки на домах — с середины 1990-х, когда цены на нефть пошли вверх, нефтяные города начали это бесконечное соревнование. В рейтинге "Урбаники" самых благоприятных для жизни городов они так и выстроились: Сургут, Нижневартовск, Тюмень. Но в том, что города благоприятны не столько для жизни, сколько для заработка, можно убедиться в самом центре Сургута. На берегу реки Саймы — микрорайон для топ-менеджеров местных компаний. Его остроумно называют "долина нищих", но неожиданно оказывается, что здесь действительно нет роскошных особняков, коттеджи добротные, но скромные. Говорят, что глава "Сургутнефтегаза" Владимир Богданов живет не в этом поселке, а в обычном многоэтажном доме и как раз слывет патриотом Сургута. Но большинство состоятельных сургутян все-таки носители вахтовой психологии. У них есть дом или квартира на "большой земле", а то и за границей, и оставаться в Сургуте до старости они не намерены. В городе можно заметить много рекламных щитов, предлагающих купить участок или квартиру в Москве.

Родители Татьяны Коваленко, отработавшие почти всю жизнь в "Сургутнефтегазе", переехали в дом под Волгоградом. "В таком возрасте здешние перепады давления терпеть сложно,— делится Коваленко.— Но раз в полгода-год родители приезжают сюда на медицинские обследования: медицина тут все же хорошая".

"Самый главный вопрос для города в том, должны ли люди вообще тут жить? — рассуждает Вац.— Ведь на самом деле тут жить тяжело. Дело даже не в температуре, а в продолжительности дня, недостатке солнечного света. Да, так получилось, что здесь больше денег. Но это не значит, что город должен расти бесконечно. Должно быть примерно как на Аляске, где все жилье одноэтажное и население не увеличивается. Я уверен, что, если другие регионы России начнут развиваться, большинство здесь жить не останется, пойдет отток".

Комментарии
Профиль пользователя