Коротко

Новости

Подробно

Рот до ушей

Клоунский костюм и врачебный халат

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Включи мозг

Наш специальный корреспондент АРТЕМ КОСТЮКОВСКИЙ продолжает говорить с людьми младше 45 лет, то есть такого возраста, который позволяет стать донорами костного мозга. Знают ли они о донорском регистре? Готовы ли сами стать донорами? Сегодня на эти вопросы отвечает актриса, координатор спецпроектов благотворительного фонда "Доктор Клоун" ЯНА СЕКСТЕ.


Яна Сексте родилась в Риге. В 2002 году окончила Школу-студию МХАТ (курс О. Табакова и М. Лобанова). В 2002-2005 годах работала в Рижском русском театре им. Михаила Чехова. В 2005 году принята в труппу Московского театра-студии под руководством О. Табакова. Занята в ряде спектаклей в МХТ им. А. П. Чехова. Лауреат премии "Триумф" (2006). Снималась в фильмах "Небесные жены луговых мари", "Небесный суд", "Жить", "Оттепель" и др.

— Как больничная клоунада появилась в вашей жизни?

— Мы с актером Максимом Матвеевым были волонтерами в одном благотворительном фонде. Однажды в час ночи позвонила координатор волонтеров и рассказала, что есть девочка c трахеостомой (отверстие в дыхательном горле, куда помещается специальная трубка.— Русфонд), что она не может говорить, у нее из-за этого жесточайшая депрессия. Она лежит, отвернувшись к стене, круглыми сутками. Никто не знает, что с ней делать. И что мы должны приехать в костюмах клоунов и попытаться ее развеселить. Я начала объяснять, что мы этим никогда не занимались, но координатор сказала: "Значит, завтра в полпервого в НИИ имени Бурденко". И повесила трубку. Помню, утром ехали, я думала: "Господи, что за бред". А через несколько часов я уже понимала, насколько эффективно работает больничная клоунада.

— Девочку удалось развеселить?

— Да, она уже через полчаса ходила с нами за руку и созывала детей из других палат. Бывает, ты только пришел, а дети видят тебя через стеклянную дверь и рвутся с радостными воплями. А бывает так, что ребенок просто посмотрит в твою сторону только во время четвертого или пятого визита.

— Вы часто работаете с тяжелобольными детьми. Как клоуну не выгореть эмоционально?

— Существует такая теория: больничного клоуна, в отличие от тех же волонтеров, защищает костюм. Это не человек, это его роль. Там, с детьми, нахожусь не я, актриса Яна, а доктор Янка, мой образ. Потом смываем грим, переодеваемся, спокойно идем домой.

— И что, работает эта теория?

— Никогда не работает! У каждого клоуна есть "свой" ребенок. И если история этого ребенка заканчивается трагически, не все могут с этим справиться. Когда у меня это произошло, больничный психолог посоветовал не появляться в больнице в течение полугода. Сказал: ты можешь доказать, что ты сильная, но мой опыт говорит о том, что ты придешь еще два-три раза — и уйдешь уже навсегда. И я взяла паузу.

— Вы слышали про Национальный регистр доноров костного мозга, который мы создаем вместе с НИИ им. Р. М. Горбачевой?

— Да, конечно. Помню, я была удивлена, когда узнала, что в России нет такого регистра, что доноров ищут только за рубежом. И обрадовалась, когда узнала, что он создается.

— Вы не задумывались о том, чтобы стать таким донором?

— Я хотела им стать. Но выяснилось, что по медицинским показаниям не могу быть донором ни крови, ни костного мозга. Но я всех призываю сдать кровь на типирование.

Весь сюжет rusfond.ru/mozg

Комментарии
Профиль пользователя