Коротко

Новости

Подробно

Драмы в письмах

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Не наш профиль

Александр Гранкин, координатор информационного отдела Русфонда

Русфонд открывает новую рубрику "Драмы в письмах". В ней я буду рассказывать о своей работе с обращениями тяжелобольных и их родственников за помощью. В 2014 году в Русфонд поступило почти 2500 таких обращений, в работу было взято 1893 просьбы. Остальные — так называемые непрофильные.


Я работаю на почте Русфонда. Можно сказать, я почтальон. Почта электронная, а письма я получаю с просьбами о медицинской помощи, солидную их часть отправляю на адрес help@rozminzdrav.ru. Это горячая линия Минздрава РФ для благотворительных организаций.

В Русфонде я занимаюсь почтой давно. И понял, что у писем, как у людей, у каждого своя судьба. Судьбу большой части писем и их авторов решаю не я, ее решают в Минздраве. Переслать их туда — вот и все, что я могу. У Русфонда определенный профиль: мы помогаем тяжелобольным детям. Но пишут нам и о взрослых больных... Мои возможности позволяют помочь им лишь советом.

Вот, например, Людмиле Александровне из Челябинска нужно дорогое лекарство, а врач не выдает бесплатный рецепт. Что я могу? Дать телефоны фондов для взрослых? Или челябинской прокуратуры. Пусть дальше как-то сама... Профиль не наш, у нас детей больных сотни в очередях... Все, забыли.

Что будет потом? Людмила Александровна позвонит в фонд для взрослых, а ей скажут, что прием обращений закрыт — слишком много просьб. И в прокуратуре все линии будут заняты. А куда еще звонить, она не знает. И поэтому я делаю то, что могу: отправляю письмо Людмилы Александровны в Минздрав.

Хотя пожилые больные — это не наш профиль.

Горячая линия Минздрава открыта весной 2013 года для улучшения взаимодействия с благотворительными фондами. Все поступающие сюда письма должны быть рассмотрены, на все должны быть даны ответы, срок — десять дней. Таковы правила Минздрава. И вот ответ на письмо Людмилы Александровны: правительству Челябинской области поручено обеспечить ее лекарством за счет госсредств, так как лекарство входит в список жизненно необходимых. Адрес Русфонда стоял в копии ответа.

Потом Людмиле Александровне позвонил главврач поликлиники и пригласил зайти за рецептом, заодно пообещав строгий выговор врачу. И Людмила Александровна получает лекарство бесплатно.

У этого письма счастливая судьба.

А Светлана из Краснодарского края обратилась в Русфонд за помощью для своей сорокалетней сестры Сабиры, у той онкология. Светлана просила оплатить лечение сестры за рубежом, потому что краснодарские врачи так и не установили диагноз. Это письмо вместе с медвыписками я переслал, вопреки нашей специализации, в Минздрав РФ. И Светлане ответили: по медвыпискам Сабиру невозможно отправить за границу за счет бюджета. Согласно административному регламенту Минздрава, нужно еще с десяток документов, чтобы попасть на консилиум, который все решит.

Этот ответ Светлана и Русфонд получили через две недели. Тем временем родственники рассылали эпикризы в зарубежные клиники, из одной ответили: приезжайте, но времени мало. Родня бросилась собирать деньги на поездку, занимать, продавать имущество... А я отправил еще одно обращение в Минздрав, поменяв формулу "оплатить лечение за рубежом" на "подобрать клинику и оплатить лечение". Пришел новый ответ Минздрава: краевому департаменту здравоохранения "разобраться с ситуацией".

Никто с родственниками Сабиры не связался. Они собирали деньги, но было понятно: несколько миллионов рублей точно не найти. Болезнь прогрессировала... И Сабиру из больницы отправили домой: сделали все, что могли.

Тогда Светлана позвонила в Минздрав РФ чиновнику, чья подпись стояла под последним письмом. Чиновник выслушал, связался с врачом Сабиры в Краснодаре. Звонок из Москвы, в отличие от письма, сработал — все засуетились. Сделали заново анализы, на скорой помощи отвезли в краевую больницу. Впрочем, за это взяли 9 тыс. руб. Сабира умерла через два дня.

У писем, как и у людей, разные судьбы.

За прошлый год я отправил в Минздрав РФ 451 просьбу о помощи, из них 94 — обращения от взрослых людей. Минздрав ответил на 210 просьб, в том числе на 42 просьбы о помощи взрослым.

Комментарии
Профиль пользователя