Коротко


Подробно

Фото: Александр Щербак / Коммерсантъ   |  купить фото

«Школьного стрелка» предлагают направить на принудительное лечение

Потерпевшие настаивают на реальном лишении свободы и компенсациях

от

В Бутырском райсуде Москвы прошли прения сторон по делу о бойне в 263-й московской школе, которую устроил 15-летний ученик. Застрелив из карабина учителя географии и полицейского, он захватил целый класс школьников. С учетом того что судебно-психиатрическая экспертиза признала его невменяемым, прокурор попросила направить школьника на принудительное лечение. Потерпевшие настаивают на реальном наказании для убийцы и выплате его родителями компенсации морального и материального ущерба.


Заседание суда, проходившее в закрытом режиме, началось с выступления прокурора. Она напомнила, что события, ставшие причиной судебного разбирательства, произошли 3 февраля 2014 года. Тогда 15-летний Сергей Гордеев явился в школу №263 с двумя отцовскими ружьями, которые тот хранил дома. Сергей Гордеев проследовал в 10а класс, где застрелил учителя географии Андрея Кирилова. Затем убил сотрудника полиции Сергея Бушуева, прибывшего с напарником по тревожному сигналу. Чуть позже подросток ранил еще одного полицейского Владимира Крохина. А поскольку Сергей Гордеев все это время удерживал учащихся 10-го класса, его помимо убийства и посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов (ст. 105 и ст. 317 УК РФ) обвинили еще и по ст. 206 УК РФ (захват заложников). На допросе вскоре после инцидента обвиняемый сообщил следователю СКР, что убивать он никого не собирался, а, напротив, рассчитывал прилюдно покончить с собой, но обстоятельства вынудили его действовать по-другому.

С учетом того что судебно-психиатрическая экспертиза, проведенная специалистом ФГБУ «ГНЦССП им. В. П. Сербского» признала Сергея Гордеева страдающим параноидальной шизофренией, прокурор попросила суд признать его недееспособным. И вместо приговора вынести постановление о направлении подсудимого на принудительное лечение. Кроме того, прокурор просила суд переквалифицировать обвинение со ст. 206 УК РФ на менее тяжкую ст. 127 УК РФ (незаконное лишение свободы).

Адвокат подсудимого Владимир Левин согласился с этим. «Если экспертиза признала моего подзащитного невменяемым, я просто не мог требовать иного, чем направления Сергея на лечение,— пояснил “Ъ” господин Левин.— Ну а на квалификации действий подзащитного, как незаконное лишение свободы, я настаивал с начала следствия».

В свою очередь потерпевшие и их представители Игорь Трунов и Людмила Айвар настаивали на реальном наказании для подсудимого (по закону несовершеннолетнему не может быть назначено больше десяти лет заключения). При этом они требовали признать экспертизу недопустимым доказательством, поскольку она была проведена ненадлежащим образом. По словам адвоката Трунова, эксперт перед началом исследования должен был дать подписку об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. А этого, считает адвокат, не было сделано.

«В суде выяснилось, что такая подписка была оформлена после окончания исследования в институте имени Сербского, что является нарушением,— заявил господин Трунов.— А ссылки эксперта на то, что подобную подписку все эксперты дают при назначении в должность, мы считаем неубедительными, поскольку по закону она должна отбираться перед каждым исследованием». Кроме того, адвокат заявил, что о его проведении не были надлежащим образом уведомлены и потерпевшие. «Если бы они знали об экспертизе, то могли бы, например, поставить перед специалистом свои вопросы,— уточнил Игорь Трунов.— А поскольку моих доверителей этого лишили, мы и настаиваем на недействительности заключения судмедэксперта».

Также адвокаты требовали удовлетворения исков потерпевших: выплате семьям каждого из погибших по 4 млн руб., а также компенсации материального ущерба — содержания их несовершеннолетних детей из расчета ежемесячной зарплаты погибших кормильцев.

Против этого выступил адвокат Владимир Левин. «С недееспособного в уголовном процессе взыскивать нельзя по закону,— пояснил он.— А с родителей можно в порядке гражданского производства. Но лишь в том случае, если суд признает, что родители умышленно скрывали болезнь сына. Но они это категорически отрицают».

Отец обвиняемого Виктор Гордеев, работающий в НИИ «Эфир» (по некоторым данным, ранее он служил в правоохранительных органах), уверял суд, что не догадывался о тяжелом психическом состоянии сына. Поэтому ни он, ни его супруга Ирина не могут нести ответственность за действия сына.

Кстати, расследование возбужденного в феврале 2014 года в отношении Виктора Гордеева уголовного дела по ст. 224 УК РФ (небрежное хранение огнестрельного оружия) было приостановлено до вынесения решения по основному делу. Оглашение приговора назначено на 3 марта.

Алексей Соковнин



Как стрелявшему в московской школе предъявили обвинение


12 февраля прошлого года Главное следственное управление СКР предъявило обвинение 15-летнему ученику десятого класса, который застрелил полицейского и учителя и ранил еще одного стража порядка в московской школе №263. Его обвинили в убийстве, покушении на убийство и захвате заложников. Ученику была назначена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Читайте подробнее

Комментарии