Коротко


Подробно

Фото: Сергей Киселев / Коммерсантъ   |  купить фото

Верховный суд отказался рассекречивать материалы НКВД

Приказ о «деле харбинцев» 1937 года остается секретным

В среду Верховный суд (ВС) признал законным отказ ФСБ в снятии грифа «секретно» с датированного 1937 годом письма главы НКВД Николая Ежова. Оно касалось так называемого дела харбинцев, в рамках которого были репрессированы тысячи русских эмигрантов из Китая. Истец, историк Сергей Прудовский, считает это решение незаконным и противоречащим закону «О гостайне», а также указу президента Бориса Ельцина от 1992 года, который обязывал ФСБ рассекречивать все материалы, касающиеся массовых репрессий в советские годы.


«Делом харбинцев» историк Сергей Прудовский заинтересовался давно. Его дед в 1930-е годы прошлого века служил на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД) и сам был репрессирован. «Ему удалось выжить, и он много чего рассказывал впоследствии. Я стал собирать всю информацию об этом деле, работать с бумагами, пока не столкнулся с главной проблемой»,— рассказал господин Прудовский «Ъ».

В 2013 году он попросил ФСБ дать ему ознакомиться с оперативным приказом главы НКВД Николая Ежова №00593, который и послужил поводом для массовых репрессий среди экс-сотрудников КВЖД. Однако в ведомстве сообщили, что документ имеет гриф «секретно», поэтому разглашать его сотрудники не имеют права. «И тогда я обратился в Мосгорсуд, но и там мне отказали. В итоге дошел до Верховного суда»,— сказал господин Прудовский. По его словам, заседание было коротким: представители ФСБ в своем выступлении сослались на решение рабочей группы по государственной тайне, согласно которому документ за подписью Николая Ежова по-прежнему содержит чувствительную для России информацию, а судьи с этими доводами согласились.

По словам господина Прудовского, главная нестыковка этого решения заключается в том, что письмо главы НКВД было рассекречено еще в 2011 году властями Украины и находится в открытом доступе. «Но рассекретить его в России я считаю делом принципа»,— сказал он.

В оперативном приказе говорилось, что органами НКВД взяты на учет 25 тыс. бывших сотрудников КВЖД, которые уехали жить в Харбин, а затем вернулись в СССР. Как сообщалось в документе, преимущественно это были «бывшие белые офицеры, полицейские, жандармы, участники различных эмигрантских шпионо-фашистских организаций и т. п.». Все они якобы являлись агентурой японской разведки. В этом же приказе оговаривалось, кто из поставленных на учет подлежит аресту и ликвидации. Когда начались массовые аресты, «изобличенные в диверсионно-шпионской террористической деятельности» были расстреляны, а остальные получили сроки от восьми до десяти лет. Сообщается, что в общей сложности репрессиям подверглось более 30 тыс. человек, из которых около 20 тыс. были расстреляны.

«Если изучать оперативный приказ более детально, то можно понять, что из важной информации там только данные о японской разведке и о характере ее работы. Что касается работы НКВД, то о ней там ни слова»,— говорит господин Прудовский. По его мнению, среди прочего, решение Верховного суда противоречит не только закону «О гостайне», но и указу президента Бориса Ельцина от 1992 года, в котором тот требовал рассекретить все материалы, касающиеся «репрессий и нарушения прав человека» органами НКВД и КГБ. По словам историка, в ближайшее время он намерен обжаловать решение Верховного суда.

Как заявил «Ъ» адвокат Иван Павлов, возглавляющий Институт развития свободы информации, де-юре ФСБ может привлечь к уголовной ответственности любого, кто опубликует документ, который в РФ носит гриф «секретно», но рассекречен в других странах. «С точки зрения российского закона документ засекречен, пусть и находится в открытом доступе. Поэтому они, гипотетически, могут и возбудить уголовное дело»,— считает он. По словам господина Павлова, при этом засекречивание документов, имеющихся в открытом доступе, как приказ главы НКВД, противоречит закону «О гостайне». «Закон прямо определяет, что должны соблюдаться принципы своевременности отнесения тех или иных сведений к гостайне. В данном случае говорить об их соблюдении сложновато: все этот документ читали еще в 2011 году»,— сказал он.

Григорий Туманов



Как Британия рассекретила историю КГБ


В июле прошлого года Черчиллевский архивный центр при Колледже имени Черчилля Кембриджского университета впервые открыл частичный доступ к так называемому архиву Митрохина — документам, которые тайно копировал сотрудник КГБ Василий Митрохин и затем передал британским и американским спецслужбам, когда бежал из России в Великобританию в 1992 году. Читайте подробнее

Тэги:

Обсудить: (0)

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение