Коротко

Новости

Подробно

Фото: Илья Питалев / Коммерсантъ   |  купить фото

Минфин надеется на неподсудность

Почему Россия не хочет платить по делу ЮКОСа

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

Минфин объяснил, на чем основаны надежды России на отмену решения третейского суда Гааги, обязавшего ее выплатить экс-акционерам ЮКОСа $50 млрд. РФ ссылается одновременно на неподсудность дела третейскому суду, противоречивые обоснования решения и ошибки калькуляции. Юристы говорят, что шансы у России есть, но процесс затянется на годы. Тем временем Group Menatep, представляющая интересы экс-акционеров ЮКОСа, добивается заморозки активов РФ в США и Европе.


В пятницу Минфин раскрыл детали российских ходатайств в Окружной суд Гааги об отмене решений третейского суда Гааги, взыскавшего в июле 2014 года свыше $50 млрд в пользу бывших акционеров ЮКОСа. В эту сумму арбитраж оценил нарушение РФ Энергетической хартии (международный документ, принятый в 1991 году; договор в его составе определяет правовые нормы инвестиций в ТЭК), признав действия государства по отношению к бывшим владельцам ЮКОСа экспроприацией. С 16 января за неисполнение решений арбитража РФ начисляют штрафы (около $1,7 млрд в год). Ходатайства РФ в Окружной суд Гааги вручили истцам (Veteran Petroleum, Yukos Universal и Hulley Enterprises — их представляла компания Group Menatep Ltd, GML) в ноябре 2014 года — это позволило начать процедуру обжалования. Основные доводы РФ сводятся к тому, что Гаагский арбитраж не уполномочен рассматривать спор, выводы арбитров обоснованы противоречиво, а в калькуляции убытков есть ошибки.

Окружной суд Гааги рассматривает жалобы на решение Гаагского арбитража — это определено в соглашении о его создании, объясняет управляющий партнер адвокатского бюро "Плешаков, Ушкалов и партнеры" Владимир Плешаков. Отказаться Окружной суд Гааги может только по процессуальным основаниям — если, например, не приложены необходимые документы. Но господин Плешаков полагает, что рассмотрение ходатайств будет долгим: "Суд должен истребовать все материалы дела из арбитража, изучить их и потом перейти к непосредственному рассмотрению. Это займет не один месяц".

Один из основных аргументов РФ состоит в том, что она не ратифицировала договор к Энергохартии — он применяется, только когда не противоречит национальному законодательству, а оно не допускает передачу в арбитраж споров по налогам и экспроприации собственности. К тому же договор не допускает рассмотрения в третейском суде исков, связанных с "налоговыми мерами", а экс-владельцы ЮКОСа ссылались на неправомерность доначисления и взыскания с компании налогов. "Можно попытаться оспорить выводы арбитража",— соглашается господин Плешаков.

Также РФ ссылается на то, что договор защищает только иностранные инвестиции в ТЭК, а спор инициирован гражданами РФ, "контролирующими три офшорные "компании-пустышки"" с Кипра и острова Мэн, которые владели акциями нефтекомпании, но не осуществляли иностранных инвестиций в ЮКОС. "Сейчас распространена доктрина снятия корпоративной вуали. Раньше сам факт регистрации юрлица в другом государстве относил его инвестиции к иностранным — теперь суды исходят из того, кто контролирует компанию. Но РФ нужно было отстаивать эту позицию и не соглашаться на рассмотрение дела Гаагским арбитражем. А если приняли участие в рассмотрении, значит, сторона согласилась с компетенцией третейского суда. И оспаривать юрисдикцию трибунала сложно",— подчеркнул Владимир Плешаков.

Критикует Россия и методику расчета убытков, указывая, что она разработана арбитрами по собственной инициативе и с ошибками. Так, из-за неучета выплаченных дивидендов убытки истцов подсчитаны дважды, что увеличило их более чем на $20 млрд. В ходатайствах РФ также говорится, что третейский суд неправомерно делегировал помощнику арбитров ряд личных обязанностей судей. К ходатайствам прилагаются два экспертных заключения — профессоров Антона Асоскова и Джеймса Доу.

Россия также обращает внимание на то, что позиция арбитража противоречит решению ЕСПЧ, который в сентябре 2011 года не нашел ни политической мотивации, ни нарушений в налоговых претензиях к ЮКОСу, признав факт уклонения от уплаты налогов. ЕСПЧ счел незаконным лишь удвоение штрафов и нашел, что взысканный с компании приставами исполнительский сбор в 7% чрезмерно высок. По мнению Владимира Плешакова, Окружной суд Гааги должен будет учесть позицию ЕСПЧ.

В Минфине не ответили на вопросы "Ъ". Тим Осборн из GML заявил "Ъ", что Москва, по его мнению, "просто отсрочивает неизбежное: ей придется выплатить штраф плюс проценты". "Обращение РФ в суд никак не отражается на нашем праве пытаться привести в исполнение решение суда, мы продолжаем предпринимать попытки в этом направлении",— добавил он. GML уже подала заявление о регистрации решения арбитража в США и намерена зарегистрировать его в странах Европы с целью заморозки активов, принадлежащих РФ.

Анна Занина, Кирилл Сарханянц, Кирилл Мельников


Комментарии
Профиль пользователя