Давосу врать не станут

Игорь Шувалов рассказал миру о положении в экономике РФ

Кризис в экономике России начался в 2008-м, сейчас он лишь стал очевиднее; рост цен на нефть в 2012-м "испортил" структурные реформы в России; падение же цен на нефть и санкции Запада в 2014-2015 годы дали властям России новый мандат на такие реформы и обеспечили президента Владимира Путина ресурсом поддержки населения — таковы основные тезисы выступления в Давосе первого вице-премьера РФ Игоря Шувалова. Он призвал рассматривать ситуацию в России по аналогии с Чили и ЮАР, обеспечивших в конце XX века экономическое процветание проведением нелиберальных реформ.

Фото: Reuters

После достаточно осторожных выступлений на зимней сессии Всемирного экономического форума (ВЭФ) в Давосе вице-премьера Аркадия Дворковича от относительно небольшой российской делегации не ожидалось громких заявлений. Однако вчера в течение дня первый вице-премьер Игорь Шувалов сделал несколько развернутых заявлений, которые можно рассматривать как общую презентацию позиций Белого дома по начавшемуся кризису. Господин Шувалов выступал на традиционном деловом завтраке Сбербанка, пленарных дискуссиях форума, дал интервью Bloomberg и отвечал на вопросы российских СМИ. Основной аудиторией заявлений в Давосе являются политические и экономические аналитические подразделения глобальных инвестиционных структур, поэтому заявления Игоря Шувалова выглядели крайне жесткой оценкой экономической ситуации в РФ — по крайней мере, до сих пор топ-менеджмент правительства России публично оценивал ситуацию в экономике гораздо в более обтекаемых выражениях.

В Давосе же выступления в этом стиле остались бы просто неуслышанными. Игорь Шувалов даже вступил в публичную полемику с главным редактором российского журнала The New Times Евгенией Альбац на чисто политическую тему, предлагая рассматривать вопросы политических и экономических свобод с нелиберальных позиций, причем в данном случае господин Шувалов подчеркивал единство подходов с президентом Владимиром Путиным.

Наиболее важными моментами выступлений Игоря Шувалова стоит считать оценку причин экономического кризиса 2015 года и уточнение обстоятельств, которые, по мнению правительства России, позволяют рассчитывать на продолжение экономических реформ в ближайшие три года. "Внешне мы проявления наблюдаем такие, как будто бы это мягче, чем в 2008-2009 годах. Но это только кажущаяся легкость — на самом деле, по глубине и по сложности мне представляется, что мы уже год находимся в состоянии, когда мы входим в более затяжной и сложный кризис",— заявил первый вице-премьер.

Исходя из слов Игоря Шувалова, речь идет именно о структурном кризисе, первые проявления которого в правительстве России отмечали осенью 2008 года — этот кризис не был преодолен, в 2012 году высокая конъюнктура позволила экономическим агентам предположить, что структурные реформы не нужны, эта повестка была "размыта". Цена на нефть в районе $100 за баррель "испортила нас": население и предприниматели рассчитывали на рост госрасходов, задача роста производительности труда никому не была интересна. "Теперь мы будем это делать, потому что вынуждены",— пояснил Игорь Шувалов.

Падение цен на нефть, по мнению первого вице-премьера, сохранило конкурентоспособность значительной части нашего экспорта, и во многом именно $50 за баррель являются главной надеждой сторонников структурных реформ в правительстве РФ, возврат цен к уровню $100 может повторить сценарий самоуспокоения 2011-2012 годов. Международные санкции, по словам господина Шувалова, в правительстве России не оценивают как запрет на инвестиции и как краткосрочное обострение отношений, которое негативно повлияет на экономику — скорее, аналогией для правительства РФ являются международные санкции против Чили и ЮАР в 70-х годах. При этом санкции, по мнению Игоря Шувалова, также обеспечили президенту РФ новую поддержку общества ("Простые люди не персонифицируют санкции с Путиным, они их воспринимают как атаку на Россию"), и эта поддержка может быть использована как ресурс для структурных реформ. "Если бы не было консолидации, эту повестку реформ было бы проводить в два раза сложнее",— заявил первый вице-премьер.

Среди других позитивных факторов господин Шувалов выделил низкий уровень безработицы в момент вступления в кризис — обычно именно угроза роста безработицы является главным политическим препятствием для любых реформ, а также завершение создания в 2013 году на базе ЦБ мегарегулятора финрынков.

Напомним, на этой неделе Белый дом представил президенту разработанный под руководством Минэкономики антикризисный план из 62 пунктов стоимостью 1,375 трлн руб., предполагающий экономию госрасходов и точечную поддержку отдельных отраслей. Следить за выполнением плана будет антикризисная комиссия правительства, в которую, как сообщил вчера Игорь Шувалов на завтраке Сбербанка в Давосе, войдет и президент Сбербанка Герман Греф, а в качестве эксперта на постоянной основе — экс-министр финансов Алексей Кудрин.

Господин Шувалов вчера также дал понять, что в антикризисном плане Белого дома нет и не будет собственно структурных реформ,— как и предполагал "Ъ", пакеты предполагаемых дерегулятивных реформ и часть протекционистских и стимулирующих пакетов были вынесены из плана Минэкономики, их обсуждение будет вестись отдельно.

Судя по словам Игоря Шувалова, в правительстве России рассчитывают, что присущее бизнесу желание заработать все же вернет капиталы в Россию — как российские, так и иностранные. "Никакому бизнесу не прикажешь не инвестировать, если инвестировать выгодно. Для инвесторов дешевый рубль должен означать значительную выгоду",— отметил первый вице-премьер. Впрочем, тема деофшоризации, как и ключевая нерешенная тема антикризисного плана Минэкономики, создания или отказа от создания "банка плохих активов", в Давосе не обсуждалась. Игорь Шувалов лишь пояснил, что важным элементом нелиберальных структурных реформ в Белом доме считают реализацию крупных инфраструктурных проектов, в том числе ради сохранения занятости.

Отметим, если правительство России считает сохранение санкций залогом возможности структурных реформ, то представители политических и экономических кругов стран, вводивших санкции, в Давосе демонстрировали солидарность с федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель, заявившей, что оснований для отмены санкций нет,— такую поддержку реформаторам в Белом доме Запад готов оказывать неограниченно долго. При этом на деловом завтраке Сбербанка глава McKinsey Доминик Бартон констатировал, что даже выгодность инвестиций в экономику России не позволяет крупным иностранным инвесторам обойти санкции.

Таким образом, в реальности вопрос о том, кто и как за пределами госсектора будет инвестировать в Россию, проводящую под воздействием обстоятельств структурные реформы, находится в поле деофшоризационной кампании: она может при неудаче проекта дополнительно усилить отток капитала и сократить инвестиции или сохранить статус-кво. Минфин, напомним, готовит поправки к крайне жесткому закону о деофшоризации, принятому в конце 2014 года, к марту-апрелю 2015-го.

Дмитрий Бутрин, Вадим Вислогузов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...