Коротко


Подробно

28

Фото: Григорий Тамбулов / Коммерсантъ   |  купить фото

Что ждет мир в этом году

Члены международной экспертной группы ПИР-центра о событиях минувшего года и о прогнозах на наступивший год

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 36

Члены международной экспертной группы ПИР-центра рассказали "Власти" о ключевых событиях минувшего года и о прогнозах на наступивший год в сфере международной безопасности.


Андрей Кортунов (Россия), генеральный директор Российского совета по международным делам:

Состояние безопасности России в 2014 году зависело от развития украинского кризиса. Результатом этого кризиса стало не только военное противостояние в Донбассе, но и резкое обострение отношений России и Запада.

В 2015 году главными проблемами станут Украина и влияние антироссийских санкций на российско-американские отношения. Способность или неспособность вовлеченных сторон начать деэскалацию украинского конфликта и определить статус регионов на юго-востоке страны окажет определяющее влияние на региональную и глобальную безопасность. Оснований для оптимизма в двусторонних российско-американских отношениях я также не вижу. Главным вопросом 2015 года станет даже не то, плохими или нейтральными будут отношения между Москвой и Вашингтоном, а то, насколько плохими они будут. Важно не допустить углубления кризиса и стараться поддерживать диалог. Тем более что он возможен по таким вопросам, как противодействие терроризму, предотвращение распространения ОМУ, переговоры по ядерной программе Ирана, ситуация в Сирии. Вопросы экологии и изменения климата также могут стать точками острожного соприкосновения России и Запада в новом году. Но ожидать, что при нынешней администрации Барака Обамы российско-американские отношения могут стабилизироваться, не стоит.

Евгений Бужинский (Россия), старший вице-президент ПИР-Центра, генерал-лейтенант (запаса):

Государственный переворот на Украине и последовавшие события: воссоединение Крыма и гражданская война в Донбассе — главные события 2014 года. Политику безопасности России в 2015 году будет определять ход событий на юго-востоке Украины. Пессимистичный сценарий не исключает начала войны между Россией и Украиной, а в дальнейшем — столкновений России и НАТО. Такой поворот возможен, если украинская "партия войны" вознамерится силой решить проблему самопровозглашенных ДНР и ЛНР или ополченцы возобновят военные действия, пытаясь прорвать экономическую блокаду. России при любом из этих сценариев будет трудно сохранить позиции нейтрального наблюдателя, особенно если встанет вопрос о военном поражении самопровозглашенных республик.

Успех или неудача международной коалиции в борьбе с "Исламским государством" будет определять положение в мире и на Ближнем Востоке. Не исключена наземная операция США против исламистов, что, соответственно, приведет к мобилизации всех радикальных исламистских группировок в борьбе с ненавистными им американцами.

Николай Злобин (США), президент Центра глобальных интересов:

Для США главным событием уходящего года стало появление новой серьезной угрозы — "Исламского государства". В американских экспертных кругах признается, что США, поддерживая различные повстанческие группировки на Ближнем Востоке с начала "арабской весны", сами способствовали возникновению ИГ. То есть тактически правильные решения привели к стратегическим просчетам, за которые теперь Вашингтон вынужден нести ответственность.

В 2015 году главной задачей американской внешней политики станет сохранение единства западного мира по всем международным вопросам, включая санкции против России, продолжение функционирования "большой двадцатки" и "большой семерки", борьбу с Эболой, совместное реагирование на вызовы Юго-Восточной Азии. Если это единство удастся поддержать в течение всего нового года, то это можно будет расценивать как внешнеполитический успех США.

Глобальной тенденцией в сфере безопасности в 2015 году станет способность мирового сообщества решать региональные конфликты, аналогичные украинскому. В мире научились решать глобальные проблемы: поддерживать ядерную безопасность, противостоять изменениям климата, но урегулировать региональные конфликты по-прежнему не могут. Кризис на Украине показал, что глобальная система безопасности все это время существовала в рамках холодной войны. Подобный региональный кризис может произойти в любой другой точке мира, что чревато разрастанием его в затяжную войну с вовлечением мировых ядерных держав.

Константин фон Эггерт (Россия), член Королевского института международных отношений, журналист:

Украинская революция и разразившийся вслед за ней конфликт между Россией и Украиной стали главными событиями 2014 года для России и Европы. Не исключаю, что в новом году может произойти прямое военное столкновение между Москвой и Киевом. Также не исключено новое обострение отношений России с Молдавией и Грузией.

Проблемы в российской экономике будут оказывать сильное влияние на внутреннюю и внешнюю политику Москвы. Внутренняя политика предпримет попытки создания новой легитимности для нынешней системы власти. Будут предприниматься действия по дальнейшей нейтрализации гражданского активизма, интернет-активизма и оппозиционной партийной деятельности. Внешняя политика будет подчинена внутренней, а именно сохранению нынешней политической системы в России.

В новом году в мире обострится угроза терроризма, радикального экстремизма, а также резко возрастет конкуренция на глобальных энергетических рынках.

Пал Дунай (Венгрия), директор Академии ОБСЕ в Бишкеке:

Кризис на Украине стал главной угрозой европейской безопасности в 2014 году. Он не только пошатнул миропорядок, сложившийся после Второй мировой войны, но и продемонстрировал, что европейское единство — понятие по-прежнему весьма неустойчивое. Есть группа стран, которая стремится разделять единые европейские ценности, а есть те, кто придерживается ценностей, указываемых основными игроками в регионе. Казалось, что уроки Первой и Второй мировых войн научили евроатлантический мир реинтегрировать проигравшие страны в экономический, политический порядок. Но, когда после окончания холодной войны Россия попыталась интегрироваться в демократический миропорядок, это было воспринято Западом как угроза. Россия вскоре осознала это и начала на собственный манер выстраивать порядок вокруг своих границ. Строительство Евразийского союза обозначило черту, когда Москва от слов перешла к действиям. Кризис вокруг Украины стал скорее конфликтом между Россией и Западом — кто вправе формировать ценностные ориентиры для переходных постсоветских стран. Чем дольше продлится этот кризис, тем жестче будет мировоззренческий конфликт между Россией и Европой.

В 2015 году внешнюю политику и политику безопасности ЕС будет по-прежнему определять ситуация на Украине. Но, думаю, даже если конфликт на юго-востоке страны не будет разрешен, Брюссель начнет снимать санкции с Москвы в силу собственного неустойчивого экономического положения. Первыми будут сняты санкции, затрагивающие сельское хозяйство, которые сильно бьют по европейским экспортерам в Россию фруктов и овощей.

Значимой проблемой нового года станет то, кто возьмется субсидировать экономику Украины. Очевидно, что не Москва. Зато неочевидно — Вашингтон или Брюссель? Украинская экономика весьма неустойчива, что может спровоцировать финансовые трудности в самом ЕС. Для Вашингтона экономика Киева, как и сам кризис на Украине,— вопрос не первой значимости, а потому вряд ли внимание Белого дома будет сосредоточено на этом.

Фарход Толипов (Узбекистан), директор негосударственного научно-образовательного учреждения "Билим карвони" ("Караван знаний"):

Для Центральной Азии 2014 год прошел достаточно безрадостно. В Узбекистане шли приготовления к парламентским и президентским выборам. После них в стране развернется новый политический процесс, что повлияет на безопасность всей Центральной Азии.

После вывода основного воинского контингента МССБ из Афганистана и избрания нового президента Ашрафа Гани в стране складывается новая, пока не до конца ясная, военная и политическая ситуация, что настораживает страны Центральной Азии. Внутрирегиональную повестку в 2015 году будет определять форсирование институционализации Евразийского союза, которое уже привело к заморозке дискуссий о необходимости центральноазиатской интеграции для решения накопившихся острых региональных проблем.

Евгений Сатановский (Россия), президент Института Ближнего Востока:

Для Ближнего Востока главным событием уходящего года стал захват боевиками "Исламского государства в Ираке и Леванте" значительной части Ирака и формирование на территории Ирака и Сирии "Исламского государства". В 2015 году важной проблемой, формирующей региональную внешнюю политику и политику безопасности, станет противостояние шиитов и суннитов в целом и радикальных салафитов со всеми остальными жителями региона в частности. "Исламское государство" продолжит расширяться, в том числе и на Аравийском полуострове. Иностранные джихадисты, воюющие за ИГ, объявятся в странах происхождения, в том числе на Западе.

Не следует исключать обострения в новом году ситуации в Афганистане и начала "центральноазиатской весны" с возможным обрушением ряда постсоветских режимов региона.

Абдулазиз Сагер (Саудовская Аравия), председатель Исследовательского центра Залива:

Неспособность международного сообщества согласовать единую политику по отношению к конфликту в Сирии оставалась главной угрозой безопасности для государств Залива в 2014 году. Появление "Исламского государства" и новая волна радикализации Ближнего Востока, которая вернула американских военных в регион, напрямую связаны с неспособностью сдвинуть с мертвой точки сирийскую проблему. Усиление "Исламского государства" нельзя рассматривать как сугубо ближневосточную проблему. Сегодня тысячи иностранных боевиков, в том числе из западных стран, стремятся попасть на региональный театр военных действий, движимые различными целями.

В 2015 году радикализация Ближнего Востока, особенно молодежи региона, усилится. Это станет самым опасным трендом предстоящего периода.

Халил Каравели (Турция--Швеция), руководитель проекта по Турции института по изучению Центральной Азии и Кавказа при Университете Джона Хопкинса:

Осада города Кобани на севере Сирии боевиками "Исламского государства" стала в 2014 году серьезной проверкой истинной мощи этой группировки. Бои за Кобани также показали, насколько глубоко Турция связана с исламистами. Отказ Эрдогана позволить США использовать турецкие авиабазы для нанесения ударов по силам "халифата" подтверждает, что косвенно Анкара всегда поддерживала исламистов. Если бы Кобани не удалось отстоять, то последствия обернулись бы катастрофой прежде всего для самой Турции. Курды на Ближнем Востоке устроили бы мятеж против Эрдогана в Турции за его бездеятельность. Это привело бы к новому витку обострения в Сирии, Ираке, Турции и других государствах региона.

В 2015 году от способности Ирана и "шестерки" международных посредников принять всеобъемлющее соглашение по ядерной программе Тегерана будет зависеть успех или неуспех военной операции международной коалиции против "Исламского государства". Иран мог бы помочь мировому сообществу стабилизировать ситуацию в Сирии и Ираке и внести существенный вклад в борьбу с ИГ. Запад, особенно США, уже немало сделали для того, чтобы сделка с Ираном состоялась, но остается решить много недоработанных моментов. Вашингтону следует понять главное: не следует давить на Тегеран и заставлять отказываться от союзнических отношений с Дамаском. Безопасность Ближнего Востока невозможно обеспечить без взаимодействия США и Ирана на условиях "реалполитик".

Мустафа Фетоури (Ливия), независимый аналитик, журналист:

В Ливии наиболее значимым событием 2014 года стала борьба исламистов с боевиками других радикальных группировок. Боевики из ливийского города Мисрата в период между июлем и сентябрем захватили власть, вытеснили демократически избранный парламент в восточный город Тобрук. В стране установилось двоевластие. После вторжения НАТО в Ливию в 2011 году захват радикалами власти стал самой серьезной угрозой переходным процессам в стране.

Для Ближнего Востока и Северной Африки главным событием периода стали президентские выборы в Египте и возвращение власти военным. Избрание генерала Абдель-Фаттаха Халиля ас-Сиси президентом означало, что в арабском мире был брошен первый вызов политическому исламу после событий так называемой арабской весны, когда казалось, что ислам в состоянии стать главной политической идеологией региона. Это событие более значимо, чем появление в регионе "Исламского государства". Угроза исламизма существовала здесь давно, но в 2014 году стала очевидной.

Главной угрозой безопасности для Ближнего Востока и Северной Африки в новом году станет отсутствие сильной государственности в Ливии, Сирии, Ираке, Тунисе. Это приведет к новому витку экспансии терроризма. Терроризм заполнит собой политический вакуум в регионе в пределах южных стран Сахеля.

Израиль продолжит захват палестинских земель. Это означает, что надежды Палестинской автономии создать признанное международным сообществом государство в 2015 году также не оправдаются.

Сехларе Макгетланенг (Южно-Африканская Республика), глава исследовательской программы управления и демократии Института южноафриканских исследований Африки:

Для Южной Африки главным событием уходящего года стало формирование и усиление оппозиционных политических партий, противостоящих Африканскому национальному конгрессу. Примечательно, что многие из этих оппозиционно настроенных сил сами ранее были членами конгресса. Формирование оппозиции свидетельствует, что политика правительства ЮАР не соответствует ожиданиям избирателей и неэффективно воплощает политические и экономические реформы.

В 2015 году следует ожидать снижение роли Африканского союза в решении проблем африканского континента. Неэффективность деятельности этого союза связана с отсутствием государственности или ее нелегитимностью в большинстве стран, составляющих этот союз. Большинство африканских режимов нацелены лишь на обогащение верхушки власти, но не на улучшение ситуации в стране. Особенно плачевно положение дел в странах Западной Африки, которые погрязли в череде гражданских войн и эпидемий.

Эпидемия Эболы, ставшая серьезной угрозой международной безопасности в 2014 году, продолжит убивать людей в различных странах и континентах и в 2015 году. Мировое сообщество не сможет справиться с эпидемией до тех пор, пока не придет понимание, что болезнь имеет четкое политическое измерение. Эбола свирепствует в Сьерра-Леоне, Либерии, Гвинеи — в странах, где давно и безнадежно идут гражданские войны. Все эти войны сопровождаются гуманитарными катастрофами и бедствиями миллионов людей. Отсутствие гигиены, медицины, адекватных экономических и социальных условий ведет к возникновению опасных вирусов, и Эбола — лишь небольшая их часть.

Нандан Унникришнан (Индия), директор по евразийским исследованиям, старший научный сотрудник Исследовательского фонда Obsever:

Для Индии главным событием 2014 года стал приход к власти лидера правой националистической "Бхаратия джаната парти" Нарендры Моди. От нового правительства ожидается улучшение социально-экономической ситуации в стране и обновление курса во внешней политике. Спустя полгода деятельности нового правительства сложно оценивать его эффективность, но можно говорить о появлении новой конструктивной энергии, нацеленной на улучшение всех сфер жизнедеятельности индийского общества. Активизировалось сотрудничество с соседними по региону Южной Азии странами. Моди начал активно развивать отношения с США, Китаем, Россией, стремясь привлечь в страну новые инвестиционные проекты. В 2015 году Барак Обама посетит Индию в День республики. Американских лидеров не приглашали на празднование этой знаменательной для Индии даты с 1947 года. Это свидетельствует о серьезном намерении Дели усилить вовлечение США в южноазиатский контекст развития. Несмотря на территориальные проблемы с Китаем Индия надеется, что экономическое сотрудничество двух стран удастся усилить в новом году. Предпосылки для развития отношений Индии и России есть, но они не всегда воплощаются в реальность. Сотрудничество с Москвой реализуется пока только в военно-технической области. Экономические связи развиваются не особенно активно в силу отсутствия у двух стран общей границы. Развивать торговые отношения с Москвой в отсутствие необходимых транспортных коммуникаций по-прежнему сложно. Пакистан не идет навстречу и не пытается развивать региональную логистику через свою территорию.

Большие надежды Индия в новом году связывает с деятельностью ШОС. Организация могла бы стать в некотором смысле правопреемником США для стабилизации ситуации в зоне Афганистан--Пакистан. Речь идет не о военной поддержке этих двух стран, а скорее экономической. Поствоенная стабилизация Афганистана немыслима без развития экономики. Страны ШОС могли бы начать инвестировать в экономику Кабула и Исламабада. Индия готова поддержать ШОС в этом направлении, особенно, если в 2015 году мы станем полноправным членом этой организации.

Дайан Джаятеллека (Шри-Ланка), бывший посол Шри-Ланки во Франции, постоянный представитель Шри-Ланки при ЮНЕСКО:

Для Южной Азии важным событием 2014 года стало избрание премьер-министром Индии Надендры Моди, обозначившее новую важную тенденцию — возрождение Индии в качестве важного центра мирового порядка.

В 2015 году усилится соперничество между США, Китаем и Индией в азиатском регионе и в целом в Индийском океане. Россия и Китай укрепят свои позиции новых экономических, геополитических и геостратегических центров, противостоящих Западу. Вашингтон продолжит политику давления на Москву и военную операцию против боевиков "Исламского государства", но оба плана окажутся нежизнеспособными.

Сержио Дуарте (Бразилия), бывший посол Бразилии в ряде стран, включая Австрию, Китай, Канаду и Никарагуа, бывший высокий представитель ООН по вопросам разоружения:

Президентские выборы в Бразилии, состоявшиеся в октябре 2014 года, стали значимым событием для Южной Америки. Победа на них Дилмы Русефф означала, что тенденция конструктивного сотрудничества между странами Латинской Америки и карибского региона будет продолжена.

Обострение взаимоотношений между двумя самыми крупными ядерными державами — США и Россией — из-за кризиса на Украине будет главной угрожающей тенденцией 2015 года для мира и опосредованно для Южной Америки. Негосударственные акторы в лице террористических и исламистских группировок на фоне глобальной волатильности могут заполучить опасные технологии ОМУ, что усилит нестабильность в мире. Поэтому важно создавать новые верифицируемые и юридически обязательные соглашения, которые бы способствовали сокращению ядерного оружия и технологий у России и США, Индии и Пакистана, КНДР, Южной Кореи и Японии.

Позитивно на глобальную безопасность 2015 года могло бы повлиять принятие нового и реально работающего международного соглашения по изменению климата.

Подготовила Галия Ибрагимова, ПИР-Центр


Комментарии