Коротко


Подробно

 Расцвет химии в условиях демократии


Как уже писал Ъ-Daily (см. ##2, 4, 1992), председатель Комитета по делам

конверсии при президенте России Михаил Бажанов в беседе с корреспондентами Ъ
       обвинил ряд лиц, состоящих в верхах российской власти, в косвенной (в лучшем
       случае) причастности к мошенническим операциям вокруг несуществующего
       продукта. В конце прошлой недели г-н Бажанов намеревался завершить подготовку
       доклада по делу о "красной ртути" и, возможно, направить его президенту.
       Однако этого, по сведениям Ъ, пока не произошло.
       Группа экспертов Ъ, длительное время расследовавшая это дело, видит в нем
запутанный клубок научных гипотез, мошенничества и политических интриг.
       
Согласно версии, изложенной Ъ Михаилом Бажановым, суть аферы заключается в
       конвертации рублей: несуществующий товар, естественно, не может быть
       поставлен; поэтому на счет зарубежного покупателя переводится неустойка в
       сотни миллиардов рублей, а на счет местного поставщика поступает, по
       договоренности, адекватная сумма в долларах. По утверждению Бажанова, ряд
       высокопоставленных лиц скомпрометировали себя визированием лицензий на
экспорт заведомо несуществующего товара.
       
Главный вопрос состоит в следующем: существует "красная ртуть" или нет? Для
       ответа на него следует уяснить, что, собственно, подразумевается под "красной
       ртутью"? Есть несколько вариантов: продукт с общепринятым названием "красная
       ртуть", под которым чаще всего подразумевают ртутную соль сурьмяной кислоты,
       и некое гипотетическое соединение, в отношении которого мы располагаем лишь
       предположениями о его существовании. Условия задачи просты: необходимо
       доказать факт существования продукта, соответствия его свойств и применений
       описаниям "красной ртути", а также факт его масштабного производства и вывоза
       из СНГ.
       От рассмотрения продукта под названием "Ртуть II окись красная" (HgO, ТУ
       6-09-3927-75) мы отказываемся, поскольку это давно и хорошо известное
       вещество, используемое в источниках тока.
       Словосочетание "красная ртуть" не является точным химическим термином, не
       принадлежит к профессиональному жаргону, не упоминается в известных каталогах
       Aldrich и Atomergic Chemicals, а также химических энциклопедиях, например
       McCraw — Hill Encyclopedia of Chemistry. Такого вещества нет в списках
       Международного агентства по ядерной энергии (МАГАТЭ), оно не встречается в
       литературе по распространению военных технологий. Ряд осведомленных лиц, с
       которыми встречались сотрудники Ъ, утверждают, что несмотря на обилие
       запросов из-за рубежа, не известно ни одного случая выхода на фирму,
       объявившую себя конечным потребителем такого вещества. Между тем найти такую
       фирму, как известно Ъ, пытались МВЭС, Минатом, Минобороны, академические
       круги и коммерческие структуры. Эксперты Ъ полагают, что этот след можно
       считать отработанным.
       Что касается ртутной соли сурьмяной кислоты, или перантимоната ртути
       Hg2Sb2O7, это соединение впервые было синтезировано в 60-х
       годах. Поскольку оно долгие годы не находило практического применения и о нем
       знали лишь узкие специалисты, оно не включалось в популярные справочники.
       Синтез этого вещества описан в специальной литературе, например в широко
       известном международном журнале Inorganic Chemistry в 1968 году. Получить
       перантимонат ртути в хорошо оборудованной специальной лаборатории не
       представляет особой сложности; по оценкам экспертов, в Москве имеется более
       десяти подходящих лабораторий. Это вещество в небольших количествах
       (несколько десятков грамм) получали в одной из лабораторий Института общей и
       неорганической химии РАН, а также в Российском научном центре "Курчатовский
       институт" в рамках плановых исследований по высокотемпературным
       сверхпроводникам. При комнатных условиях — это твердое кристаллическое
       вещество (порошок) с плотностью 9,0 г/см3. Цвет зависит от исходного
       оксида ртути: желтый оксид приводит к получению светло-коричневого порошка, а
       красный оксид ртути дает красно-коричневатое вещество.
       Основные свойства этого вещества соответствуют фундаментальным химическим
       представлениям и находятся в границах закономерностей. Но некоторые
       специалисты допускают, что Hg2Sb2O7 может быть базисным
       соединением для синтеза новых веществ — возможно, типа амальгам (ртутных
       растворов). Это соединение может представлять интерес для специалиста (на
       уровне члена-корреспондента РАН), занимающегося исследованиями в области
       создания сверхплотных веществ (более 20 грамм на кубический сантиметр),
       синтез которых, возможно, дал бы целую гамму применений, в том числе и в
       военной технике.
       Это важное обстоятельство, позволяющее выйти на парадоксальную, но
       многообещающую версию: главным в западных запросах на ртуть является самая
       вопиющая (с формальной точки зрения) бессмыслица в них, а именно упоминание
       плотности 20,20 грамм на кубический сантиметр (Hg2Sb2O7
       имеет гораздо меньшую плотность). Некоторые эксперты Ъ не исключают, что
       происходит зондирование возможности контакта с разработчиками или создателями
       сверхплотного вещества на основе ртути, а все остальное просто не имеет
       значения.
       Другая версия интереса к Hg2Sb2O7 западных кругов менее
       экзотична, но, пожалуй, более убедительна. Суть ее в том, что (по достаточно
       надежным данным) в США ведутся работы по использованию состава, полученного
       на основе этой соли, в технологиях "Стелс" (покрытие, делающее самолет
       невидимым для радаров). Разумеется, эта соль может производиться и в США, и
       во многих других странах, но используемые реагенты токсичны, а технология
       взрывоопасна, в связи с чем процесс производства не соответствует
       существующим на Западе стандартам безопасности. Но, как уже говорилось, у нас
это вещество пока производится только в лабораторных количествах.
       
В России, как и других странах, ведутся весьма обширные работы по химии и
       физике ртутных соединений. Перспективные направления — сверхпроводниковые
       устройства, инфракрасные детекторы, компоненты для вычислительной техники,
       источники ультрафиолетового излучения, лазерная техника. В принципе,
       невозможно исключить ни существование, ни производство в очень небольших
количествах, ни вывоз неких ртутных продуктов с особыми свойствами.
       
Одним из моментов, расследовавшихся Ъ, было объявление о покупке "ртути
       красной, ТУ-ВТ-6-09-3327 82". Как нам разъяснил сотрудник Госстандарта, в
       каталогах этого учреждения нет и не может быть указанного технического
       условия, но ему известно, что в оборонных ведомствах есть свои списки
       технических условий, а литера "В" означает "военное".
       Ъ располагает ответом сотрудника Министерства энергетики США на запрос одной
       московской организации относительно подлинности текста, опубликованного г-ном
       Бажановым в газете "24". "Разговоры о ядерных материалах, подобных 'красной
       ртути', только вводят в заблуждение людей, — заявляет этот сотрудник. —
       Проекта 'красная ртуть' не существует... Вместе с тем ядерные материалы, о
       которых идет речь в документе (то есть именно 'якобы существующая красная
       ртуть'. — Ъ), могут иметь весьма незначительные применения, преимущественно
       в лабораторных работах".
       Действительно, принципиальное значение здесь имеет, по мнению экспертов Ъ,
       масштаб деятельности. Речь может идти о тех или иных разработках, но не о
       массовом производстве и вывозе соединений с особыми свойствами, ибо в таком
       случае эта деятельность была бы непременно зафиксирована международными и
       национальными организациями.
       Но, согласно тому, что сообщил Ъ председатель Комитета по делам конверсии
       Михаил Бажанов, целый ряд организаций заявляет о том, что они располагают
       "красной ртутью" (в основном имеется в виду ртутная соль сурьмяной кислоты) в
       промышленных объемах, сотрудничают с ее традиционными производителями в
       России и готовы обеспечить ее широкий вывоз за рубеж. Таким образом, мы все
       же имеем дело с мистификацией.
       Тем не менее эксперты Ъ полагают, что идея мистификации имеет
       "внеэкономическое" происхождение. Если к ее рождению и причастны
       представители деловых кругов, они преследовали вовсе не коммерческие
       интересы. Во-первых, выбор — точнее, специальный поиск — для любой
       (действительной или фиктивной) коммерческой операции с неким экзотическим
       веществом, о существовании которого известно далеко не всякому химику, и даже
       далеко не всякому специалисту, работающему в области ртути, практически
       несовместим с менталитетом реального предпринимателя. Во-вторых, есть масса
       гораздо более безопасных способов осуществить, не напрягая столь чудовищным
       образом свою фантазию, все те виды мошеннических операций, о которых
       говорилось в связи с "красной ртутью". Можно осуществлять действительные или
       фиктивные сделки с реально существующими продуктами, имеющими те же атрибуты
       — колоссальную цену, стратегический характер, флер таинственности. Это
       редкие и редкоземельные металлы, высокообогащенный уран, плутоний. Все они
       есть в наличии, в принципе разрешены к продаже — нужна лишь более или менее
       высокая подпись на лицензии.
       Если говорить конкретно о версии Михаила Бажанова, в ней есть еще одно
       сомнительное звено: запросы на получение лицензий и квот на вывоз "красной
       ртути" совершенно излишни, поскольку ни термина "красная ртуть", ни ртутной
       соли сурьмяной кислоты в списках на лицензирование и квотирование нет. Эти
       запросы лишь "засвечивают" липовую операцию, что позволяет предполагать, что
       целью деловой переписки является вовсе не получение лицензии. Кстати,
       заметим, что Бажанов не смог, несмотря на всю свою информированность и
       огромные усилия, установить ни одного факта операции трансфера через выплату
       неустойки за непоставку "красной ртути".
       Что касается другой имеющей хождение версии мошенничества — растворение в
       ртути драгоценных или радиоактивных металлов и провоз их в таком виде через
       границу — то для этой операции вполне подошла бы и обычная ртуть, являющаяся
       сильнейшим растворителем.
       Из всего этого следует, что надо искать некоммерческие мотивы возникновения
       мифа о "красной ртути", а также организацию, располагающую опытом и
       технологией целенаправленной дезинформации, а кроме того, кадрами и
       подразделениями, способными держать в поле зрения достаточно специальные
       сферы общественной, в том числе научной жизни, и генерировать на этой основе
       нетривиальные идеи. Кроме того, эта организация должна иметь опыт
       использования коммерческой деятельности как крыши, располагать в СНГ и за
       рубежом сетью подставных или зависимых фирм.
       В качестве одной из предполагаемых целей мистификации в прессе называлось
       подогревание опасений западных стран насчет расползания ядерных и других
       военных технологий за пределы бывшего СССР. Специалисты Ъ рассматривают этот
       сюжет как маловероятный, поскольку если кто-то и имел намерение попугать
       Запад "ядерным распадом", в его распоряжении была вся номенклатура МАГАТЭ, а
       также списки, прилагаемые к соглашению о нераспространении ракетных
       технологий. Привлекать еще какую-то "красную ртуть" не было нужды.
       Ряд экспертов Ъ считает более вероятной идею использования "красной ртути" в
       качестве мины замедленного действия, которую определенные круги не прочь
       заложить под действующее ныне правительство в целом или его отдельных
       представителей. Иными словами, речь идет о создании взрывного механизма,
       который в нужный момент мог бы быть задействован. Кстати, есть основания
       полагать, что именно такой механизм был уже опробован в так называемом "деле
       о 140 миллиардах".
       В данном контексте принципиальная схема действий могла бы быть таковой:
       проводится кампания по убеждению ряда высокопоставленных лиц в существовании
       некоего, ранее сугубо засекреченного продукта, который ныне без ущерба для
       безопасности можно и нужно коммерциализировать. Будучи людьми не то чтобы
       легковерными, но уважающими представителей почтовых ящиков и институтов,
       несколько теряющимися при упоминании химических формул и, самое главное,
       катастрофически занятыми, чтобы во всем этом разобраться, эти лица вполне
       могут быть вовлечены в самую серьезную "деятельность" по изысканию резервов и
       обеспечению вывоза таинственного товара. По ходу этой деятельности неизбежно
       возникают визы на разных документах, и их ксерокопии будут собираться
       заинтересованными структурами. В нужный момент этому компромату может быть
       дан ход. Эта гипотеза совершенно не исключает, что мошенники, что-то
       прослышавшие о делах с "красной ртутью", эксплуатируют ситуацию в своих
       частных интересах, продавая и перепродавая вполне тривиальные ртутные
       продукты и тем самым еще более запутывая всю историю.
       В целом эксперты Ъ склонны полагать, что история с "красной ртутью" скорее
       всего представляет собой сложное сочетание реальной или гипотетической
       научной основы (и, возможно, научного шпионажа) с мошенничеством и
       политическими интригами, и потому столь трудно поддается расшифровке.
       
       СЕРГЕЙ Ъ-МОРГАЧЕВ
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 12.10.1992
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение