Цена вопроса

Сергей Зеленов,

Фото: Из личного архива

глава комитета по налогам московского отделения "Опоры России"

Объединение Верховного (ВС) и Высшего арбитражного судов (ВАС) — а точнее говоря, ликвидация последнего — уже вызвало и еще породит много опасений со стороны представителей делового сообщества. Прежде всего, они связаны с тем, что профессиональная ориентация судей в арбитраже позволяла детальнее и корректнее разбираться в сложных экономических вопросах. Часто от того, насколько судья способен оценить все стороны финансово-хозяйственной деятельности оппонентов, зависит исход дела. Нельзя сказать, что арбитражный суд работал безупречно, но все познается в сравнении.

Арбитражных судов чуть более сотни, а судов общей юрисдикции — свыше 3 тыс., и опасения, что арбитражные специалисты растворятся в массе судей общей юрисдикции, не так уж необоснованны. Тем более что тенденция к пренебрежению специализацией и претензии на "универсальность" прослеживаются не только в судебной реформе. В арбитражном суде организация процесса была (и пока остается) на высоте. Благодаря полномасштабному внедрению ВАС системы "Картотека арбитражных дел" (КАД) стороны судебного спора получили возможность оперативно получать информацию о ходе процесса, удаленно подавать документы. Для сравнения: несмотря на внедрение ГАС "Правосудие" в судах общей юрисдикции, найти там актуальную информацию практически невозможно. В связи с этим логичнее было бы сначала бросить усилия на то, чтобы дотянуть организационный уровень и удобство в судах общей юрисдикции до уровня арбитражных судов. Состояние многих юристов при появлении информации об отказе от КАД в пользу ГАС можно было назвать близким к истерике. К счастью, этого пока не произошло и, надеюсь, не произойдет.

Основной целью реформы по слиянию судов заявлена унификация подходов к вопросам, по которым у арбитражных судов и судов общей юрисдикции имелись разночтения. Так, до 2010 года можно было выиграть арбитражный спор с налоговым органом, при этом получив в суде общей юрисдикции обвинительный приговор по тем же действиям. Затем были внесены поправки в ст. 90 УПК "Преюдиция" — решения судов (в том числе арбитражных) стали приниматься в уголовном производстве как установленные факты, не требующие проверки. Объединение судов, вероятно, синхронизирует подходы к экономическим вопросам в гражданском и уголовном производстве. Кроме того, одним из важнейших столпов арбитражной системы являлось единообразное толкование норм материального права, нарушение которого могло служить основанием для отмены решения суда нижестоящей инстанции. Позиция же ВС в этом плане отличается от позиции ВАС: единообразию трактования не придается такого значения, что ведет к потере ориентиров в вопросе "кто прав, кто виноват" для участников процесса.

Одно из главных опасений связано с решениями и разъяснениями пленума ВАС, которые зачастую становились единственным вменяемым регулирующим документом (вспомним, к примеру, постановление пленума ВАС N53, которое ввело в оборот понятие "необоснованная налоговая выгода"). Бизнес боится, что ВС начнет ломать сложившуюся практику, отменяя эти документы. Также у него есть предчувствие возможного перекоса в разрешении споров с органами власти, когда суды будут жестче отстаивать государственные интересы, отодвинув предпринимателей и рядовых граждан на второй план.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...