Коротко

Новости

Подробно

Фото: Михаил Маркив / Коммерсантъ   |  купить фото

"Не исключено, что дело идет к большой религиозной войне"

от

Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива объявил о создании объединенных полицейских сил и военно-морского флота. Официально монархии объединяют силовиков под общим командованием для противостояния терроризму. Но политический обозреватель "Коммерсантъ FM" Юрий Мацарский напоминает, что всех их сближает также нелюбовь к соседнему Ирану, обладающему одной из самых мощных армий в регионе.


Предлог для создания своих сил безопасности — железобетонный. Не теряющее сил "Исламское государство" угрожает уже не только Сирии и Ираку, но и не скрывает своих претензий на страны Персидского залива, монархии которого предполагается свергнуть, а территории объединить под знаменем халифата. Царствующий эмир Катара шейх Тамим бен Хамад бен Халифа Ат-Тани на встрече с коллегами-монархами в Дохе прямо провозгласил необходимость совместного противодействия терроризму.

"Благополучие залива зависит от нашего единства. Мы должны преодолеть религиозные разногласия. Феномен современного терроризма и угрозы, которые он несет всем нам, вынуждает арабские страны и все мировое сообщество совместно сопротивляться его распространению. Нам также необходимо работать вместе над решением социальных и экономических проблем, подпитывающих терроризм", — заявил Халифа ат-Тани.

Но шейх, вероятно, не договаривает. Проблема не только и не столько в "Исламском государстве", расширение которого вполне успешно сдерживается ракетно-бомбовыми ударами международной коалиции. В нее, кстати, входят и участники будущего арабского объединения. Есть еще и сильно нервирующий монархов фактор соседнего шиитского Ирана. Антагонизм между суннитскими монархиями и Ираном настолько силен и традиционен, что в официальном названии Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива слово "Персидский" отсутствует. Пишут просто "залив" или "Арабский залив", но никак не "Персидский" — лишь бы не упоминать старое название Ирана.

Угрозу представляет не только иранская армия, достигающая с учетом резервистов численности в 12 млн человек, да еще и имеющая на вооружении баллистические ракеты. В пяти из шести стран, входящих в Совет, — в Саудовской Аравии, Омане, Катаре, Кувейте и Объединенных арабских эмиратах — проживает немало шиитов, в которых власти традиционно видят иранских агентов влияния. А в Бахрейне, при суннитской верхушке, шиитов и вовсе большинство населения и именно они стали движущей силой волнений 2011-2012 годов, провозгласив своей целью свержение монархии и отставку суннитского правительства. Как говорит эксперт Института востоковедения РАН Владимир Сажин, объединенные силы залива, чтобы ни говорили ближневосточные владыки, создаются именно как противовес мощному Ирану.

"Безусловно, у них есть общие проблемы. Главная из них — это шиитские супердержавы региона, супердержавы Персидского залива. Тем более после того, как был свергнут Саддам Хусейн, мощь Ирана после этого значительно возросла", — пояснил в эфире "Коммерсантъ FM" Сажин.

Иранский фактор оказался столь действенен, что ради противодействия ему свои разногласия смогли преодолеть давние соперники — Саудовская Аравия и Катар. Эти государства не только борются за главенствующую роль в исламском мире, но, кроме того, разошлись по египетскому вопросу. Катар активно поддерживал президента-исламиста Моххамеда Мурси, а саудиты называли свергнувшего его маршала Сиси своим главным союзником. Но сейчас разногласия позади. Суннитские монархии после падения цен на нефть и, как следствие, сокращения доходов, которые шли, в том числе, на ублажение шиитов, ждут возможного обострения обстановки в регионе. Заместитель директора Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого арабист Ефим Резван не исключает, что дело идет к большой религиозной войне.

"С одной стороны, это сигнал Ирану, с другой стороны, это достаточно мощный сигнал Соединенным Штатам. Страны Персидского залива опасаются ослабления напряженности между Ираном и США, но, в целом, это находится в струе политики Соединенных Штатов, которые с начала операции против Ирака преследуют одну большую цель, — это большая война на Ближнем Востоке между суннитами и шиитами. К этой войне сегодня сделан большой шаг", — подчеркнул Резван.

На самом деле, игра эмиров и шейхов еще сложнее. Ведь те же "Братья-мусульмане", да и другие исламистские организации уверяют, что принцы Саудовской Аравии, формально исповедующие радикальное направление ислама — салафию — погрязли в роскоши и вообще пляшут под дудку атеистического Запада. Так что совместные полицейские силы и флот могут пригодиться монархам и для противодействия радикальным суннитским организациям.


Комментарии
Профиль пользователя