Копай-продай

Ольга Брилева — об уникальном международном расследовании деятельности «черных археологов»

Россия впервые добилась экстрадиции торговца антиквариатом, которого считает виновным в контрабанде культурных ценностей, найденных на ее территории. В обвинении фигурирует сумма ущерба — 27 млн, процесс близок к финалу. "Огонек" выяснял подробности

Ольга Брилева, кандидат исторических наук

Как объяснили "Огоньку" в российском бюро Интерпола, юридических премьер в этой истории много больше, чем собственно экстрадиция главного "героя" из Швейцарии. Премьерами смело можно считать и то, по какому обвинению был начат международный розыск, и то, как было налажено взаимодействие экспертов и следователей в РФ. А для группы экспертов по борьбе с незаконным оборотом культурных ценностей, существующей под эгидой ООН, "русский кейс" стал и вовсе эталонным.

Впрочем, обо всем по порядку.

Археологический детектив

Уникальная работа по расследованию деятельности законспирированной сети черных археологов и поиску ее координатора и одновременно главного заказчика началась в 2007-м и объединила усилия археологов, МВД, таможенников и ФСБ. Лазарь Голубев, кандидат исторических наук, эксперт по культурным ценностям управления Минкультуры России по Южному и Северо-Кавказскому федеральным округам, принимал участие в операциях этой группы.

По словам господина Голубева, результатом совместной работы стало задержание в октябре 2009 года на международном автомобильном пункте пропуска Торфяновка Выборгской таможни микроавтобуса Mercedes, битком набитого ценными археологическими предметами. Все находки были с юга России и вывозились за рубеж для продажи. В качестве адресата груза фигурировал некий Михаил Гольдельман. Именно после этого в Санкт-Петербурге прокуратура РФ возбудила уголовное дело по диковинной в нашей правоприменительной практике статье — 188-й части 4 УК РФ: контрабанда культурных ценностей в особо крупных размерах, организованная группой лиц. По этому составу осужденных в России никогда прежде не было.

Дело возбудили год спустя после находки в Торфяновке, в сентябре 2010-го, когда стало понятно, что пойманный с артефактами Mercedes не просто таможенная улика, а ниточка, потянув которую можно выйти на сеть контрабандистов. Целый год эту сеть и собирали кропотливыми усилиями сотрудники нескольких ведомств, выявляли ключевые звенья. Когда картинка сложилась, началась оперативная фаза: задержали исполнителей, а в октябре 2010-го объявили главного обвиняемого — обладателя двойного гражданства (РФ и Израиля) Михаила Богачека — в розыск по линии Интерпола.

На начало розыска он был в Англии, с которой у российского бюро Интерпола договора о сотрудничестве нет. Поэтому задержать контрабандиста удалось лишь после его въезда в Швейцарию: в сентябре 2013-го по запросу НЦБ Интерпола МВД России это сделал местный Минюст. 15 апреля 2014-го власти Швейцарии передали контрабандиста в Россию.

Следствие установило: организованная Михаилом Богачеком группа лиц состояла из 7 человек. Как сообщил "Огоньку" заместитель начальника отдела международного розыска лиц НЦБ Интерпола МВД России Павел Зайкин, статья 188, по которой заведено уголовное дело на М. Богачека, "сводная". Во время судебного разбирательства наверняка будут разбираться отдельные эпизоды, у каждого из которых возможна своя уголовная квалификация. Поэтому сегодня сказать точно, с каким "букетом" уголовных статей контрабандист встретит приговор, невозможно. По российским законам, объяснили "Огоньку" компетентные лица, заключение может стать как условным, так и тюремным, сроком от 7 до 12 лет. Вердикт ожидается в ближайшее время.

Who is Михаил Богачек?

Герой этой истории родился в СССР в 1973-м. После развала СССР уехал в Израиль, став "израильтянином российского происхождения". При этом по российскому паспорту оставался Михаилом Богачеком (под этим же именем его знали и в археологических кругах), а вот по израильским документам стал Менаше Гольдельманом. Впрочем, у черных копателей юга России "оба" персонажа проходили под прозвищем Миша Еврей.

Еще пара важных деталей. Высшее образование будущий археолог получать начал в России в Московском педагогическом. А вот до бакалавра и магистра дорос уже в Еврейском университете Иерусалима. Там же поступил и в докторантуру по теме, связанной с историей Хазарского каганата (но докторскую степень так и не получил).

Интерес в Израиле к этому древнему государству не случаен. Считается, что Хазария, официальной религией которой был иудаизм, существовала с 650 по 969 год, распространив влияние на Предкавказье, Нижнее и Среднее Поволжье, Северо-Западный Казахстан, Приазовье, Восточный Крым, а также на степи и лесостепи Восточной Европы вплоть до Днепра. Центр каганата был в приморской части современного Дагестана, позже переместился в низовья Волги. А выбор иудаизма в качестве религии историки связывают со стремлением к независимости от сильных соседей — христианской Византии и мусульманского Халифата.

Во второй половине 1990-х молодой исследователь внес свою лепту в изучение истории хазар и евреев, опубликовав три статьи: "Евреи в этнической истории Хазарии"; "О диархии в Древней Руси" и "Хазария" в Еврейской энциклопедии. В научных кругах Михаил представлялся специалистом по хазарским и ближневосточным древностям, но настоящим специалистом так и не стал. Вот мнение профессора департамента Ближнего Востока Университета Бар-Илан Дана Шапиро: "Потенциала у него не было, он не знает языков, не способен сконцентрироваться на предмете, ищет легкие сенсации, но обладает апломбом и силой убеждения".

Вряд ли для кого-то секрет, что в академической среде легкие деньги не водятся, а научная карьера дает результат далеко не сразу. Но Михаил хотел быстрого результата. Путь к нему он нашел, как объяснили "Огоньку" его израильские знакомые, начав сотрудничество с Музеем Израиля, стал своего рода связным по приобретению артефактов с юга России. В этом качестве он завязал нужные связи и вскоре отстроил свой бизнес.

Итог нам известен: из амбициозного ученого Менаше Гольдельман превратился в Мишу Еврея, организатора группы, энергично трудившейся на ниве контрабанды культурных ценностей на юге России. Поначалу его интересовали лишь хазарские находки, но позже интерес распространился на любую древнюю культуру, исследование которой давало шанс найти артефакты, имеющие высокую стоимость на мировом рынке древностей. Для легализации все более масштабной деятельности в ноябре 2004-го в Лондоне он зарегистрировал фирму Eurasian Art Limited, занимающуюся розничной торговлей в коммерческих художественных галереях. Яркой вехой этого нового этапа жизни Богачека-Гольдельмана стал выход в 2008-м каталога со звучным названием "Masterpieces of Ancient Eurasian Art" — "Шедевры древнего Евразийского искусства".

Рынок древностей

Полное название каталога звучит, впрочем, намного солиднее: "Шедевры древнего Евразийского искусства". Том 1. Некоторые золотые и серебряные предметы из частных коллекций Восточной Европы и Северной Америки. VI в. до н.э. — II в. н.э. Идея и редакция Менаше (Михаеля) Гольдельмана. Научные консультации Михаила Трейстера (Берлин), Джека Огдена (Лондон). Под редакцией Ноеля Адамса. Лондон — Бонн, 2008".

Озаглавлено столь пышно оно не случайно. Неспроста подчеркивается и соавторство: отсыл к известным именам важен, так как цель составителя — попытаться дать научное обоснование и культурную атрибуцию грубо выдернутым из археологического контекста предметам, потерявшим в силу этого большую часть своей исторической ценности. А это напрямую затрагивает археологические интересы России, поскольку в каталоге представлены предметы, найденные на ее территории,— в Краснодарском крае, Карачаево-Черкесии, Адыгее и других регионах Кавказа и юга РФ. Любопытно, что каталог можно было приобрести на Измайловском рынке в Москве — общеизвестном месте торговли антиквариатом.

По мнению доктора исторических наук Владимира Эрлиха, в каталог были включены не только предметы, добытые черными копателями и контрабандистами, но и просто подделки. К ним относятся, подчеркивает этот известный российский специалист, к примеру, скифские меч и горит (колчан для стрел) с оленями. Подделки изготавливались исходя из знания современной научной литературы: их создатель хорошо знал опубликованные коллекции, раскопанные в эталонных памятниках скифской культуры,— курганах Келермес, Аржан, Ульских, расположенных на обширной территории от Сибири до Кавказа. Это момент очень существенный: он проливает свет на то, как устроен рынок.

Еще один пример мошенничества связан с использованием переведенного на многие языки альбома Н.В. Анфимова "Древнее золото Кубани", впервые изданного в Краснодаре в 1987 году. В книге Анфимова представлены произведения древнего искусства от 3-го тысячелетия до н.э. до 3-го века н.э. — эталонные шедевры культур различных эпох древнего Кавказа, каждый из которых уникален. А люди, изготовившие подделки для каталога Гольдельмана, скомпилировали разные элементы известных шедевров в один "артефакт".

Однако специалистов не обманешь. Хорошо известно, что двух одинаковых вещей одной культуры встретить невозможно. Тем более нереально объединение разных мотивов, изображенных на нескольких известных шедеврах. Владимир Эрлих указал "Огоньку", что подделки, изготовленные по мотивам подлинников из каталога Н.В. Анфимова, созданы в той же проекции, в которой они опубликованы в альбоме, и объяснил: такие копии у державшего в руках подлинники специалиста вызывают улыбку. Зато не слишком подкованные в тонкостях коллекционеры готовы выкладывать за эти "шедевры" большие суммы.

Что касается происхождения предметов, то эксперты называют два варианта. Либо Богачек-Гольдельман сам был обманут искусными подделками, которые приобретал наравне с подлинниками из грабительских раскопок, либо он выдавал их за подлинники, зная о сомнительном происхождении. Первый вариант (он не знал о подделках) вполне вероятен и говорит о том, что он не является специалистом в той области археологии, к которой находки относятся. Ведь "подержать в руках" подлинные вещи можно только в фондах музеев или на археологических раскопках. В то время как найденные в кургане вещи еще надо атрибутировать (отнести к какой-то конкретной культуре, эпохе), а для этого знания литературы мало, важно знать и тот материал, который хранится в фондах музеев. Дальше — больше. Чтобы попасть в фонды музеев, нужно быть либо хранителем фонда, либо специалистом, занимающимся конкретной тематикой и имеющим спецразрешение от директора музея. Поэтому не удивительно, что человек, изучавший Хазарский каганат, не смог отличить подделки скифского периода от подлинника. Тем более что подделки выполнены на высоком уровне кем-то, кто не только умеет работать с драгоценными металлами в древней манере, но и знает обширную археологическую литературу.

Вывод напрашивается, причем еще до того, как процесс над экстрадированным в РФ торговцем прольет свет на эти загадки. Получается, что помимо рынка торговли древностями действует еще и рынок подделок, причем они тесно взаимодействуют. Об этом говорит уже сам факт того, что подлинники и подделки могут оказаться в рамках одной коллекции в руках одного торговца древностями.

Вот как, по мнению экспертов, это чаще всего бывает. Разграбив курган и не найдя там достаточного количества "интересных" предметов, коллекцию "украшают" парой искусных подделок, что ощутимо повышает всю ее стоимость. Велика вероятность, что в таком случае заказчиком грабительских раскопок и подделок выступает одно лицо — тот, кто занимается дальнейшей продажей "коллекции" на черном рынке и знает, как создать "прибавочную археологическую стоимость". Ну а поскольку для создания подделок такого уровня требуются серьезные знания, резонно предположить, что и на самом рынке подделок существует специализация. Например, есть те, кто подделывает только вещи скифской эпохи. Лишь при таком уровне специализации отличить подделки сможет только специалист высокого класса, посвятивший жизнь изучению того же скифского звериного стиля.

— Древности должны принадлежать государству,— говорит "Огоньку" научный сотрудник Института археологии им. С. и М. Надлер при Университете Тель-Авива Марк Изерлис.— Это значит, что должны быть охранная организация (государственная) и правовая база. Насколько мне известно, в странах Запада (США не в счет — там все другое), торговля древностями законна только в Великобритании и в Израиле. И ничего хорошего из этого не получается: как грабили, так и грабят. Почему? Да потому что возможность законно купить-продать археологические предметы вкупе с легальным существованием торговцев древностями не позволяет бороться с ограблениями и подпитывает рынок (работает механизм спрос-предложение). Древние артефакты прячутся в земле. И извлекать их оттуда могут либо уполномоченные на то исследователи, либо представители государства.

Урок впрок

Вероятно, государство должно заботиться о том, как научить уважать общее культурное достояние и как регламентировать ситуацию с частными коллекциями так, чтобы исключить их пополнение из сомнительных источников. В этом смысле первая в отечественной истории экстрадиция контрабандиста культурных ценностей и наказание его по суду — важный шаг не только для совершенствования законодательной базы по охране культурного наследия, но и для того, чтобы назвать вещи своими именами.

Остается добавить, что после задержания в Торфяновке на границе изъятые предметы старины поступили для атрибуции их культурной ценности сначала в Эрмитаж, а позже на основное хранение в Краснодарский государственный историко-археологический музей-заповедник им. Фелицына.

Как сообщил внештатный сотрудник музея и ведущий научный сотрудник ООО "Западно-Кавказская археологическая экспедиция" археолог Алексей Пьянков, всего в 2011-м было передано около 6 тысяч предметов, относящихся ко времени от 2-го тысячелетия до н.э. до начала XIX века и происходящих с территории Краснодарского края (большей частью из Мостовского района) и Карачаево-Черкесии. Среди них есть несколько фальшивых и "улучшенных" изделий, на которые современный умелец нанес орнамент (особенно впечатляет чаша, явно изготовленная в наши дни и украшенная грубым псевдоантичным изображением). На основании полученных предметов в 2014 году издан подарочный альбом "Возвращенные сокровища", содержащий изображения и описания около двух сотен предметов. Есть среди них и те, что подпольная сеть Миши Еврея пыталась переправить за рубеж...

Копатели курганов

Контекст

Ажиотажный спрос на предметы старины порождает ажиотажное предложение. Со всеми вытекающими в виде рынка черной археологии

Нынешний археологический ажиотаж на Руси не первый: раскапывать курганы у нас начали еще при Петре Великом, который подарил стране Кунсткамеру и, как следствие, необходимость пополнять фонды первого музея диковинными экспонатами, в том числе и предметами старины. Возник спрос, появились старатели — крестьян, раскапывающих курганы, звали бугровщиками. В годы СССР потребность в этой профессии отпала, но она возродилась в постсоветское время, чему способствовала доступность металлоискателей.

Со временем металлоискатели дешевели, научная археологическая литература оставалась доступной, а законы не шибко ограничивали отечественных последователей Индианы Джонса и Лары Крофт. В январе 2012-го они даже провели свой съезд в Санкт-Петербурге, посетовав прямо в анонсе мероприятия, что "деятельных любителей истории" сотни тысяч в мире, а в России "всего" десятки тысяч. На взгляд многих профессионалов, поскромничали: увлечение металлопоиском у нас сегодня сродни сбору грибов в лесу. Появился и новый вид отдыха — выезд с металлодетектором на археологические объекты. На Сенном рынке Краснодара мне даже встретилось объявление: "Аренда металлоискателя на час". Романтический ореол профессии, в которой люди ищут воплощения детских иллюзий, не должен обманывать: эти "деятельные историки" пробивают невосполнимые бреши в нашем наследии.

Сегодня в России профессиональные археологи выступают за запрет свободной продажи металлоискателей, сравнивают копателей с браконьерами. По новому федеральному закону от 23 июля 2013 года N 245-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части пресечения незаконной деятельности в области археологии" черного копателя с металлоискателем могут лишить свободы на 6 лет. Правда, после принятия закона "деятельные любители" металлопоиска стали превращаться в ассоциацию поиска метеоритов, а это законом у нас не преследуется. И как, скажите, отличать одних от других?

Ольга Брилева

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...